Святитель Никита, епископ Новгородский

Святой епископ
Никита
на кафедре с 1096 по 1107 (1108) гг.
† 1108 г.


Святой Никита святительствовал в Новгороде в счастливое княжение здесь Мстислава Владимировича Храброго – сына Мономахова. Он в сонме иерархов Новгородских более известен как строгий подвижник, по выражению составителя службы, он был «делатель винограда Христова, ум божественный, орган духовный, светильник света и струя любви неистощимая». Жизнеописатели исключительно занимаются описанием его подвигов. С этой стороны жизнь святителя весьма поучительна, потому что Господь и ему, как некогда апостолу Петру, попустил пасть, но, внимая его покаянию, восставил его, чтобы сам он, быв искушен, мог оказать помощь и искушаемым.

Святитель Никита был родом киевлянин и один из первых пострижеников Печерской обители, в памяти которых еще живо сохранились духовные подвиги первых основателей лавры. Желая стать наряду со многими, сиявшими тогда святостью жизни подвижниками Печерскими, Никита пожелал затвора. Опытный игумен долго уговаривал его остаться в обители для услужения братии, указывал на его молодость, неопытность и опасность сего подвига, указывал на поучительный пример Исаакия, который в то время еще был в живых, но юный подвижник ни о чем, кроме затвора, не хотел и слышать. Наконец пламенное его желание было исполнено.

Никита, напутствуемый благословением и молитвами старцев, удалился в уединенную келью и завалил в нее вход. Но в уединенной пещере недолго продолжались его мирные подвиги. Искушение, некогда постигшее Исаакия, постигло теперь и юношу Никиту. Однажды, когда он стоял на молитве, вдруг ему послышался голос некоего, невидимо молящегося с ним, и в то же время пещера наполнилась необыкновенным благоуханием. Неопытный Никита эту прелесть духа принял за посещение ангела Божия и начал умолять невидимого гостя, чтобы тот явился ему чувственным образом. Но таинственный голос отвечал: «Не явлюсь тебе ради твоей юности, чтобы ты не превознесся», – утверждая еще более этими хитрыми словами затворника в его прелести. Когда же он начал умолять со слезами и дал обещание во всем исполнять его волю, тогда искуситель явился ему чувственно, и обольщенный поклонился ему. «Теперь тебе уже не для чего молиться, – сказал ему враг Бога и людей, – ибо я за тебя стану воссылать мольбы, ты же читай только книги и подавай полезные советы приходящим к тебе». Послушался и этой прелести духа злобы неопытный затворник, ибо искуситель показывал вид, что он непрестанно молится за него.

Никита, успокоенный тем, что за него молится ангел, сам оставил молитвенный подвиг и начал читать книги и беседовать с приходящими о пользе душевной. Иногда даже предсказывал будущее, ибо тот же искуситель, чтобы укрепить обольщенного, предварял о некоторых событиях. Однажды он послал к великому князю Изяславу сказать: «Сегодня убит в Заволочье племянник твой Глеб Святославич, поспеши послать на княжение в Новгород своего сына Святополка». Вскоре полученная весть оправдала слова прозорливца, и с этого времени народ начал собираться к нему во множестве для пользы душевной. Но вот что обличило пророка: Никита знал наизусть все книги Ветхого Завета, но ничего не мог сказать из Нового Завета и даже не хотел о нем слышать. Смутилась братия Печерская, узнав об опасности, в какой находился неопытный затворник. Тогда еще находились в живых преподобные Никон игумен и преемник его – Иоанн, Пимен постник, Исаия – епископ Ростовский, Матфей и Онисифор прозорливые, Агапит врач, Никола, епископ Тмутораканский, Феоктист, епископ Черниговский, Григорий чудо­творец и Григорий, творец канонов, Нестор летописец и Исаакий затворник – тот самый, который сам незадолго пред тем временем тоже подвергся тяжкому искушению от духа злобы и едва был спасен молитвами святых отцов Печерских. Этот живой сонм праведников, еще подвизавшихся тогда в пещерах, явившись к обольщенному, силой своей молитвы отогнали от него искусителя. И что же? Когда вывели его из затвора и стали спрашивать его о Ветхом Завете, тогда Никита искренно признался, что никогда не читал тех книг, которые доселе знал наизусть, и это подтвердил клятвой. «К сим же, – прибавляет списатель его жития, – и ни едино слово знаяше, яко едва научиша его грамоте».

Освободившись таким образом молитвами святых отцов от козней искусителя, затворник Никита исповедал пред всеми свой грех и долго и горько оплакивал свое глубокое падение. К этому он присовокупил великое воздержание и послушание и проводил столь смиренное и чистое житие, «яко превзыти ему всех добродетелию». Спасенный братской молитвой, Никита вскоре и сам был избран орудием спасения других.

В 1096 г. скончался в Новгороде епископ Герман, и на его место святителем за свои высокие добродетели был избран святой Никита, рукоположен киевским митрополитом Ефремом и в том же году прибыл на свой престол. С этого времени труды и заботы святителя Никиты умножились, но подвиги, которыми он украшался в Печерской обители, и теперь не уменьшились. Железные вериги, снятые с мощей святителя, весом в 14 фунтов, – верный тому свидетель, что святитель до самой кончины своей ревностно подвизался против плоти. За то и Господь вскоре прославил его даром чудотворений, который был так благотворен для паствы. На другой год его святительства в Новгороде сделался ужасный пожар. Святитель помолился, его слезная молитва потушила страшный пламень. В другой раз в Новгороде и его окрестностях была страшная засуха, грозившая всем ужасной гибелью. Святитель опять помолился, и Господь послал обильный дождь на пажити. Силой своей молитвы он ограждал свою паству даже за пределами Новгорода. Летописец, сказав о походе Мстислава – князя Новгородского, против Олега и о двух победах первого над последним, заключает свой рассказ тем, что Мстислав возвратился в Новгород «во свой град молитвами преподобного Никиты, епископа новгородского».

Примером святой своей жизни святитель Никита немало содействовал к распространению и поддержанию благочестия в своей пастве. При нем Новгород украсился святыми храмами. Из церквей тогдашнего времени замечательна Благовещенская на Городище, построенная Мстиславом, сыном Мономаха, в 1103 г., которая существует доныне. При нем же в Новгороде положено начало иноческой жизни преподобным Антонием Римлянином, который приплыл сюда чудесно на камне за год с небольшим до кончины святителя.

Достойно замечания первое дружеское свидание этих двух угодников Божиих. Здесь вполне открылась святая душа архипастыря. «Как скоро дошел слух до епископа Никиты о чудесном пришельце, – сказано в житии преподобного, – святитель тотчас пожелал видеть его. Движимый радостью и страхом, с глубоким смирением пошел к нему преподобный. Святитель ввел его в свою келью. Входя, преподобный сотворил обычную молитву и, когда святитель сказал «аминь», со страхом и любовью принял от него благословение, как от руки Божией. Провидя уже, по научению Божию, все чудесное в жизни преподобного, святитель, несмотря на то, начал расспрашивать его об отечестве, откуда и как он прибыл в Великий Новгород. Преподобный не хотел было открывать святителю таинственно-чудесного события в своей жизни, славы ради человеческой. «Мне ли, брате, – сказал тогда святитель, – не поведаешь своей тайны. Или не знаешь, что Бог откроет нашему смирению все, яже о тебе, а ты тогда заслужишь осуждение преслушника воли Божией?» И потом настоятельно, еще и с заклинанием, попросил у него ответа. Преподобный пал после сего ниц пред святителем и горько плакал, умоляя никому не открывать его тайны, пока он жив, и потом откровенно рассказал ему о месте своего рождения и воспитания и о том, как прибыл в Новгород. Слушая эту чудную повесть, святитель подумал, что видит пред собой не человека, но ангела Божия, встал со своего места, положил в сторону пастырский жезл и от умиления и радости долго молился Господу, дивному и славному в истинных и верных рабах своих. После молитвы, на которую преподобный сказал «аминь», смиренный святитель Божий пал пред ним на землю и сам начал просить его молитв, то же сделал и преподобный, умоляя святителя благословить его и молиться за него, а себя называя грешным и недостойным. «Ты удостоен чрезвычайных даров от Господа, – говорил преподобному святитель Никита, – ты уподобился древним чудотворцам – Илии Фесвитянину или апостолам, которые из различных мест Божественною силою принесены были к успению Пресвятые Богородицы. Тобою, своим угодником, осенил и благословил Господь наш город, людей новопросвещенных святою верою». «Ты – архиерей Бога Вышнего, – говорил ему преподобный, – ты – помазанник Божий, тебе должно молиться за нас». И долго находились они преклоненными на землю, проливая обильные слезы и прося один у другого молитв и благословения, как бы соревнуя друг другу в смирении, которое так естественно душе с правильно развитым сознанием и христианской совестью. Наконец святитель, встав, воздвигнул и преподобного, благословил его, братски облобызал и долго с любовью беседовал с ним. После этого он стал уговаривать преподобного остаться жить с ним до смерти, но Антоний отвечал: «Господа ради, святче Божий, не нуди мене. Я должен подвизаться в терпении на том самом месте, где повелел мне Господь». Не настаивая более на своем желании, святитель еще раз благословил его, отпустил с миром на указанное ему Богом место. Таково было первое свидание святителя с преподобным Антонием».

Святая и самая тесная дружба связывала обоих святых мужей и после – до самой кончины святителя. Сразу после чудесного прибытия преподобного Антония в Новгород положено основание и его будущей обители. Искренно полюбя Римлянина, святитель Никита приказал близ камня его построить малую деревянную церковь, которую сам и освятил, и «тогда же едину келейцу постави» на прибежище инокам. На следующий год приготовлено было место для основания и каменной, доныне существующей церкви Рождества Богородицы. Незадолго до кончины святитель вместе с преподобным размерял место для храма и сам начал копать ров для основания, но церковь построена уже при его преемнике, епископе Иоанне.

Желая оставить по себе память в храме Святой Софии, Никита хотел было украсить его настенным писанием, но смерть помешала исполниться его усердному желанию. А потому собор был расписан уже после его кончины стяжанием, как замечено в летописи, святого Никиты епископа, согласно завещанию его. Поныне еще цел каменный корпус, построенный святителем Никитой для Новгородского владыки, он и в памятниках, и в народном предании известен под именем Никитского, как построенный святителем Никитой. В летописях ничего не говорится о том, принимал ли какое-нибудь участие святитель Никита в делах внешней новгородской политики. Вероятно, при тогдашней неурядице во всех краях России, он много заботился о соблюдении миролюбивого духа в своей пастве. Этим отчасти и объясняется то, почему новгородцы мало участвовали в тогдашней междоусобной войне князей, и если поднимали оружие против Олега Святославича Черниговского, то единственно за свою личную безопасность.

Одиннадцать лет правил паствой святитель Никита. Он преставился в 31 день января 1107 или 1108 г. и был погребен в приделе Богоотец Иоакима и Анны. Мощи его скрывались в земле 450 лет и были открыты в самую тяжкую годину для Новгорода, когда собирались над ним все ужасы гнева Иоанна IV. Почивший святитель опять явился, как бы живой, посреди скорбной своей паствы. За семь лет до открытия мощей его, именно в 1551 г., один благочестивый царедворец, которому поручено было строение дел церковных в Новгороде, внимая в пасхальную ночь чтению деяний апостольских в Софийском храме, поскорбел духом о небрежении, в каком находилась гробница древнего великого святителя Никиты. Движимый тогда непостижимым тайным чувством, он возымел пламенное желание дознать, хранились ли внутри гроба мощи святителя. Провертев отверстие в верхней доске каменной раки и опустив туда свечу, он поражен был изумлением. Он увидел, что тело угодника не было подвержено тлению ни в одном из членов. Тогда же он поусердствовал сделать на раку богатый покров, и в таком положении оставалась она при архиепископах Феодосии и Серапионе. Между тем православные, движимые верой, приходили ежедневно посмотреть сквозь отверстие на нетленные останки их древнего пастыря, и все пламенно желали их открытия. Наконец в 1558 г. архиепископ Пимен донес о чудном явлении мощей святителя Никиты царю Иоанну и митрополиту Макарию. Получив благословение первосвятителя и согласие царя на открытие мощей, архиепископ Пимен увидел во сне мужа с едва заметной бородой и услышал слова: «Мир тебе, возлюбленный брат! Не бойся, я предместник твой, шестой епископ Новгорода, Никита. Приспело время, и Господь повелевает мощи мои явить народу». Проснувшись, Пимен услышал звон к заутрене и поспешил в собор. На пути встретился ему благочестивый новгородец по имени Исаакий, который в эту ночь также видел во сне святителя Никиту, повелевавшего ему передать владыке, чтобы не медлил с открытием мощей и молился о победе царя над врагами и об изобилии плодов земных. Услышав от Исаакия о бывшем ему видении, архиепископ немедленно приступил к открытию святых мощей святителя Никиты. Прежде приготовил Пимен новое полное облачение на нетленное тело угодника и, подняв крышку, в присутствии всего духовного собора обрел усопшего совершенно целым. В нетленных чертах лица сохранился даже отпечаток того духовного подвига и небесного мира, с каким заснул он на земле. Правая рука лежала на персях, и персты ее были сложены для благословения, а левая была простерта. Самая одежда на святителе, состоящая из простой священнической фелони, коришневого штофа с зелеными окраинами, и поверх нее был омофор, не только не истлела, находясь 450 лет под землей, но и могла служить для священнодействия преемников усопшего. Современный повествователь об открытии и прославлении мощей святителя справедливо заметил, что этим прославлением святителя посрамлена «безбожная ересь Башкина», отвергавшего все сверхъестественное, и благодать Божию, и все чудеса христианства. Святитель с молитвой облечен был в новые ризы, и нетленное тело его было поставлено посреди храма. Народ, обрадованный явлением своего древнего архипастыря, еще при жизни засвидетельствованного чудесами, теперь во множестве притекал к нему с молитвой о своих нуждах, и тогда же, по словам очевидца торжественного открытия, многие слепые, сухие, расслабленные и другие недужные мужи и жены получили исцеление от прикосновения к нетленным останкам. И не только в Новгороде, но и вдали от него: в рядах русских воинов, осаждавших ливонский город Нарву, святитель Никита являл свою чудесную силу и помощь в день открытия мощей его. Многие ливонцы видели тогда между русскими полками ездившего по берегу реки Наровы мужа безбородого, в ризах святительских, с жезлом и крестом. Это был не иной кто, как святитель Христов Никита. В это же время в Нарве один немец пивовар бросил в огонь, разведенный под котлом, две иконы, похищенные из Ивангорода. На одной из них изображена была Богоматерь с Предвечным Младенцем, а на другой – угодники Божии: Николай чудотворец, Власий, Козьма и Дамиан. Внезапно поднялся сильный ветер, и пламя, разливаясь из-под котла, охватило весь город. Не только дома, но и стены, и ворота сгорели, а войска русские, вместе с жителями Ивангорода, воспользовавшись смятением немцев, быстро переправились через реку и овладели Нарвой (Ругодивым) без приступа и стенобитных орудий. К довершению чудного события обе иконы, брошенные в огонь злочестивыми последователями Лютера, были найдены невредимыми на месте пивоварения. Таковы чудесные знамения на помощь и славу правоверных и на посрамление неверия совершались при открытии мощей святителя Никиты и вне Новгорода, в стране чужой. Архиепископ поставил их сначала с правой стороны алтаря Софийского, а потом перенес их на то место, где они почивали прежде.

Ныне мощи святителя почивают открыто в богатой серебряной раке, в которую были переложены с великим торжеством 30 апреля 1846 г.
 
«Много высокого видел я, – говорит очевидец – описатель сего торжества, – на священных торжествах православной Родины, но ничего подобного не видел». Рака поставлена в арке стены, отделяющей придел Рождества Богородицы от придела Богоотец Иоакима и Анны, где святитель был погребен. Память его совершается 31 января – в день преставления, и 30 апреля – в память обретения мощей.


От составителя:


«После 1917 г., когда началось открытое гонение на Русскую Православную Церковь, мощи святителя Никиты, как и многих святых Русской Церкви, подверглись поруганию. Святая София была превращена в музей, а мощи святителя, упакованные в бумажный мешок, валялись в хранилище музея. И только в 1957 году по благословению архиепископа Сергия (Голубцова) темным вечером на грузовике мощи святителя Никиты были благоговейно переправлены в Николо-Дворищенский собор на Ярославовом дворище. Но недолго пребывали они там. В годы хрущевских гонений на Православную Церковь этот собор был закрыт, как и многие другие храмы, и мощи святителя перенесены в церковь святого апостола Филиппа, где и пребывали до 1993 г.

13 мая 1993 г. по благословению Преосвященнейшего Льва, епископа Новгородского и Старорусского (ныне архиепископа), мощи святителя крестным ходом при стечении тысяч граждан были торжественно перенесены из церкви апостола Филиппа в Софийский кафедральный собор и с честью положены на то самое место, где столетиями прежде они покоились.

Ныне мощи святителя Никиты открыто почивают на том же месте, где были обретены, под аркою между пределами Богоотец Иоакима и Анны и Рождества Пресвятой Богородицы в Софийском кафедральном соборе. И ныне у раки с мощами святителя Никиты получают благодатную помощь и исцеления все, с верою и любовью притекающие».