Епископ Арсений в день Торжества Православия: Отрицать иконы - значит отрицать саму суть христианства

25 февраля 2018 года, в Неделю 1-ю Великого поста, епископ Арсений совершил Божественную литургию и в Софийском соборе.

По окончании Литургии было совершено последование Недели Торжества Православия, перед началом которого владыка обратился к молящимся с архипастырским словом. Он отметил, что сегодня Православная Церковь совершает особое празднество, которое называется Торжеством Православия. Впервые этот праздник был торжественно отпразднован 11 марта 843 года. Тогда это была первая неделя, то есть воскресенье Великого поста. Что праздновала тогда и что празднует сейчас Православная Церковь? Непосредственным поводом для установления этого празднования было торжество православной веры над иконоборчеством.

Уже в VIII веке, а потом и в IX-ом Византия столкнулась с очень большей богословской угрозой - ересью иконоборчества. Эта ересь была поддержана императорами Византийской Империи и усиленно насаждалась так, что для православных почитателей святых икон словно вернулись времена древних римских гонений на христиан. Люди, почитающие иконы были преследуемы, храмы и монастыри разграблялись, появились новые мученики, исповедники Православия.

Иконоборчество отрицало возможность чествования святых икон, формальным образом ссылаясь на Священное Писание, где во второй заповеди Моисея было сказано: «Не сотвори себе кумира» (Исх. 20:4). Также для подтверждения своей теории иконоборцы приводили слова из Евангелия: «Бога не видел никто никогда» (Ин. 1:18), а значит иконы, как считали они, это идолы и от них нужно избавиться. Не все верующие в те времена понимали, в чём заключалась опасность этого нового учения. Многие соблазнялись, многие были растеряны, многие просто предпочитали плыть по течению и находиться в русле новой политики, не выступая и не исповедуя православную веру.

Те, кто находил в себе силы высказываться против этой ереси, а такими были Патриарх Константинопольский Герман, преподобный Иоанн Дамаскин, преподобный Феодор Студит, видели её опасность не только для литургической традиции, уже освящённой веками, но для всего христианства. Иконоборчество, как отметил владыка, было опасно не только тем, что устроило новые гонения, не только тем, что многие монастыри были подвергнуты разграблению, не только тем, что была заложена мина замедленного действия под единство Церкви, потому что Римская Православная Церковь тогда не соглашалась с этой политикой и очень жёстко за это поплатилась. Самой большой угрозой иконоборчества было скрытое отрицание Боговоплощения.

Таким образом, это уже было покушение на саму суть христианства, на то, без чего оно перестает быть спасительным провозвестием, вечно радостным для этого мира, суть которого заключается в том, что Бог ради нашего спасения стал человеком. То же самое пишет евангелист Иоанн, хотя в своем Евангелие и приводит слова: «Бога не видел никто никогда» (Ин. 1:18), но он этим не ограничивается, потому что это было бы Ветхим Заветом, но продолжает новозаветное благовестие: «Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин. 1:18). То есть в самом факте воплощения Сына Божьего происходит не только наше спасение, не только наша встреча с Богом, но и возможность эту встречу как-то изобразить.

Как подчеркнул владыка, Священное Писание, Евангелие - это изображение этой радостной тайны христианства, это икона в словах, показывающая, что Бог стал человеком ради нашего спасения, а значит, видимым, не призрачным, не кажущимся человеком, а реальным, а значит, изобразимым. Евангелист Иоанн также говорит в своём соборном послании: «О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, - ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам» (1 Ин. 1:1-2). Вот об этой жизни и продолжается благовестие и в церковном искусстве в частности, благовестие в красках, икона.

Потому, по слову владыки, для отцов-защитников Православия того времени, для Седьмого Вселенского Собора, для Торжества Православия 843 года, почитать святые иконы означает почитать само вочеловечение Слова Божия ради нашего спасения, а отрицать это, значит отрицать и саму суть христианства. Со временем праздник Торжества Православия приобрёл уже всеобъемлющее значение, настолько важной была для Православной Церкви эта победа над иконоборчеством: он начал восприниматься как победа Православия над всеми ересями, как торжество веры Христовой.

«Сегодня, подражая святым отцам, мы совершаем молебный чин в Неделю Торжества Православия, в котором мы благодарим Бога за то, что Он призвал нас, просветил светом Своей истины, сделал нас чадами Православной Церкви, наследниками вечной жизни. Мы благодарим и просим Бога, чтобы Он просветил светом Православия и всех людей, чтобы укрепил Церковь Свою в этом мире и благословил всех нас, чтобы и мы грешные, по мере наших скромных сил, свидетельствовали о неземной красоте и истине нашей веры, прежде всего, делами милосердия, сострадания и любви», - закончил владыка своё слово.


Фото Александра Кочевника