Епископ Арсений: Христос подъемлет грех всего мира, чтобы сделать нас причастниками своего Воскресения

20 января 2018 года епископ Арсений в сослужении духовенства совершил всенощное бдение в Покровском соборе.

По окончании богослужения владыка обратился к молящимся с архипастырским словом. Он отметил, что по своему смыслу праздник Крещения является продолжением праздника Рождества. Эти праздники объединяет одна общая тема - явление Бога в человеческом мире «нас ради человек и нашего ради спасения». В песнопениях Рождества Христова поётся о том свете, который был явлен для нас в пришествии Христа: «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума». В песнопениях праздника Крещения Господня объясняется, что этим светом является Сам Христос: «Явился еси днесь вселенней, и свет Твой, Господи, знаменася на нас, в разуме поющих Тя: пришел еси и явился еси, Свет Неприступный».

В этом песнопении праздника Бог называется Светом Неприступным, к Которому никто не может приступить, к Которому никто не может самостоятельно найти дорогу, но Который Сам явился в этом мире, чтобы сделать Себя нашим достоянием. Древнее название праздника - Богоявление - включало целую гамму смыслов. Изначально в III веке 6 января отмечался праздник Богоявления, в который были включены и праздник Рождества Христова, и событие на Иордане, которое мы вспоминаем, и первое чудо на браке в Кане Галилейской, и начало проповеди Христа. Но позднее произошло обособление праздника Рождества в самостоятельный, а в день святого Богоявления больший акцент стал делаться на событии Крещения Господа на Иордане. Об этом моменте говорят все четыре евангелиста. С него началось общественное служение Господа нашего Иисуса Христа.

Если в Рождестве Христовом мы вспоминаем то, как Бог явился в мире беспомощным младенцем в вертепе Вифлеема, а потом, познав злобу этого мира, оставил даже пределы святой земли и вместе с семейством переселился в Египет, то что же мы вспоминаем в праздник Крещения? Что такое Крещение? Конечно, это не то Крещение, которое мы с вами знаем в церковной жизни, отметил владыка. Это крещение, которое проповедовал Иоанн предтеча и оно было прообразом нашего новозаветного крещения. Это был очень символичный обряд. Через этот обряд крещения, погружения в воду, язычники в Ветхозаветной Церкви могли присоединится к вере в истинного Бога, которая тогда сохранялась только в народе иудейском. Для самих иудеев был поразителен тот факт, что Иоанн Креститель и к ним обращался проповедью о покаянии, как будто бы они были чужды Бога, как будто им самим нужно было открыть на что-то глаза. Но это было Крещение покаянием, и они исповедовали свои грехи.

Что же мог исповедовать безгрешный Господь, пришедший на Крещение к Иордану? Ничего. «Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» (Мф. 3:15), - сказал Иисусу Христу Предтеча, когда Тот пришёл к нему креститься. «Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду» (Мф. 3:15). А что такое «всякая правда»? Это тайна, в которую пытались проникнуть богословы и святые отцы., отметил владыка. Скорее всего Сам Господь Иисус Христос воспринимает это событие как важный этап начала своей общественной деятельности. Можно представить, что Он ожидал, будучи уже тридцати лет отроду, какого-то знака свыше, знака от Отца, Который стал бы символом начала Его спасительной миссии среди людей. И вот в момент крещения от Иоанна знак был подан: сошествие Духа Святого в виде голубя и голос Бога Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф. 3:17).

Как подчеркнул владыка, важный смысл праздника заключается в том, что с этого момента Христос сознательно соглашается с началом Своей миссии, с началом спасения мира и, пройдя перед этим сорокодневный пост, вступает на Свой тернистый путь, на котором будет много чудес, много уверовавших, много искренних и притворных последователей, много злобы человеческой, много зависти и в конце концов - Голгофский крест. Момент крещения на Иордане - это согласие человеческой воли Христа с тем, что ему предстоит пройти. «Он Агнец Божий, берущий на себя грехи мира» (Ин. 1:29), - так сказал о Нём Предтеча. Как будто с этого момента Он, образно говоря, подъемлет грех всего мира, чтобы в конце Своего пути, начавшегося на Иордане, вознести этот грех на кресте в теле своём на Голгофу, убить его, для того, чтобы нас всех, верующих в Него, следующих за Ним, любящих Его, сделать причастниками своего Воскресения.

«Это, пожалуй, самый главный смысл сегодняшнего праздника и урок для нас. Мы так же должны вслед за Христом соотносить свою человеческую волю с волей Божьей, избрать её раз и навсегда в качестве верного смысла, сделать главной целью нашей жизни. Тогда мы проследуем по этому пути с Господом, пребывая в Церкви, причащаясь Тела и Крови Христовых, молясь и совершая добрые дела, чтобы свет, явившийся и воссиявший миру две тысячи лет назад, стал содержанием нашей вечной жизни», - закончил владыка своё слово.