Замужем за батюшкой: каково это?

«Семья – это моя опора, поддержка и утешение. Для священника есть два столпа – литургия и семья».

В нашем представлении супруга иерея – это образец православной женщины. Она должна быть скромной, многодетной, послушной, прилежно вести домашнее хозяйство, петь и читать на клиросе, во всем помогать супругу. Как же живут жены священников, могут ли они быть самостоятельными личностями, или их жизнь принадлежит только семье и полна самых разных ограничений и лишений? Об этом мы и попытались узнать, побывав в семье священника Артемия Добрынина и его супруги Кристины.


Добрынины

                                          Добрынины

Силы даёт Господь

Четвертый год многодетная семья сельского батюшки живет в небольшом старинном селе Приволжское Ровенского района, построенным в XVIII веке немцами-переселенцами. После депортации немцев во время Великой Отечественной войны в село приехали люди со всей России, но православной культуре советская власть не дала здесь укорениться. В селе никогда не было храма, и пока служит батюшка в приспособленном помещении, бывшем магазине. Стараниями отца Артемия, его супруги и прихожан храм – хоть и небольшой, но уютный, ухоженный, а вокруг много цветов и зелени.

В селе никогда не было храма, и служит батюшка в бывшем магазине

На вопрос – не обидно ли ей, филологу по образованию, быть просто женой сельского священника, – Кристина с улыбкой ответила:

– У меня нет ощущения, что я чего-то «недобрала» в своей жизни. На мне дом, дети, воскресная школа, и в храме я много помогаю – мне этого достаточно.

Священник Артемий Добрынин:

– Когда я собирался поступать в семинарию, протоиерей Валерий Генсицкий, мой духовный наставник, сказал: «Если тебя назначат на сельский приход, надо обязательно ехать и жить в селе. Если будешь появляться наездами – прихода не будет».

На своем, пусть и небольшом, опыте могу сказать, что священник должен быть погружен в жизнь села, пить ту же воду, есть тот же хлеб, его дети должны ходить в ту же школу, что и все остальные. Жизнь моей семьи не отличается от жизни других семей, живем открыто, люди всегда могут прийти за советом и помощью.

Кристина Добрынина:

– Первое время батюшка просто приезжал в село на службу, а люди в храм не спешили, ссылаясь на то, что у них огороды, и городскому священнику их нужды не понять. А когда мы стали здесь жить, завели хозяйство – тут уж отговорки кончились. Люди видят, что батюшка постоянно в работе – то в храме что-то мастерит, то дома строгает, пилит, огород тоже на нем. Отношение стало совсем другое.

Когда мы здесь только поселились, нам очень помогали налаживать наш быт соседи, прихожане. С их помощью приобрели дом, вместе мы его отремонтировали, а на новоселье столько людей пришло, что пришлось накрывать большие столы прямо во дворе.

Священник Артемий и Кристина Добрынины

Священник Артемий и Кристина Добрынины

– Скажите, хочется вам иногда вырваться в город, походить по магазинам, принарядиться?

– Когда мы собрались ехать в деревню, я свои модные туфельки и другие вещи раздала. Но время прошло, захотелось и туфельки, и сумочки. Батюшка меня балует, недавно подарил красивую сумочку. А я подумала: куда мне с ней? К курам в загон? Но, главное, она у меня есть! В город нам нередко приходится ездить, но не ради магазинов, а за медицинской помощью. С врачами здесь плохо: нет педиатра, стоматолога. Но Господь милостив, Его помощь в такие периоды бывает буквально видимой.

– Каждая ли женщина способна стать женой священника и нести свой крест?

– Никогда не считала, что жизнь жены священника – это какой-то особый крест. Мы живем, как живут обычные христиане. Положение жены священника, на мой взгляд, ничем не отличается от жизни любой православной женщины. Думаю, что это не труднее, чем быть женой военного.

Я всегда любила приезжать на новое место, и страха, что будет тяжело, что с чем-то не справлюсь, почему-то никогда не было. Многие говорят, что многодетность – это тяжкое бремя, подвиг. Никогда так не думала. Одна многодетная мама сказала мне, что она живет на непонятно откуда берущемся оптимизме. Похоже, что у нас так же, только нам понятно, откуда берется этот оптимизм: силы даёт Господь.

Когда я была ещё подростком, то просила Господа, чтобы моя жизнь была непременно связана с Церковью. Так оно и сложилась. Я и с будущим мужем познакомилась в храме, правда, в то время не думала, что стану женой сельского батюшки. Замуж выходила за известного спортсмена.

«А шо здесь такого?»

Отец Артемий родился и вырос в Марксе, профессионально занимался баскетболом, играл за клуб «Автодор». Спортивная карьера у перспективного спортсмена стремительно шла в гору, но к 20 годам появились у молодого человека серьезные вопросы о смысле жизни. Вроде всё в его жизни было, а чего-то главного не хватало.

Вроде всё в его жизни было, а чего-то главного не хватало

– Тогда я начал интересоваться Церковью, Богом, а когда открыл Евангелие, слова Спасителя меня поразили, встревожили сердце, это была буря эмоций, – рассказывает отец Артемий. – Я решился на первую Исповедь, пришел в храм в спортивном костюме, стою, мнусь, ничего не понимаю. Отец Валерий Генсицкий, настоятель Свято-Андреевского храма, сказал мне после Исповеди: «Ты приходи!» С тех пор я не пропустил ни одной службы, начал пономарить, читать на клиросе, появились мысли о священстве, об учебе в семинарии. О своих намерениях рассказал владыке, он меня поддержал, в 2012-м году мы с Кристиной поженились, через год я поступил в семинарию и принял диаконский сан, а в 2015-м году – священнический.

У сельского батюшки три прихода, самый большой – в Приволжском, и, как недавно отметил владыка Пахомий, в последние годы церковная жизнь в селе стала активнее, интереснее. Храм объединил людей, сделал их жизнь радостней.

Священник Артемий Добрынин:

 У нас красивый степной край, рядом с селом – сосновый бор, грибные места, и рыбалка здесь хорошая. Я бы не променял эту жизнь на городскую.

Кристина Добрынина:

 Я недавно прочитала, что когда человек находится в обществе, он воспитывает свой характер, а когда в одиночестве – душу. Наверное, в деревне духовная жизнь проходит по-иному, чем в городе. Ты чаще бываешь один и больше молишься.

– Но у вас дети, надо поднять их на ноги, дать образование, что они могут здесь получить?

 Здесь действительно для детей почти нет ничего. Но мы выходим из положения, пытаемся сами образовывать наших ребят. Это, прежде всего, воскресная школа, есть идея созданий шахматного клуба, детской площадки. А пока самостоятельно осваиваем с батюшкой музыкальные инструменты: гармонь, гитару, балалайку. Хотим, чтобы наши дети знали народную музыку, чтобы она звучала в доме.

– Неужели можно самим научиться?

Священник Артемий Добрынин:

 Нет ничего невозможного, всему можно научиться, было бы желание. Культуры в селе не хватает, нужны специалисты, но их здесь нет. Помню, когда приехал принимать приход, в храме на подоконнике стояли банки с квасом и бродил чайный гриб. Спрашиваю: «Почему?» Мне ответили: «А шо здесь такого?» Поясняю: «В храме должно пахнуть ладаном, а не квасом». Храм не был огорожен, рядом с алтарем находился общественный туалет, в воскресные дни народ, возвращаясь с рынка, по нужде шел прямо сюда. Однажды подхожу к храму, а на паперти мужик расположился удобно и торгует мясом. У него и в мыслях нет, что это место святое, и никто ему даже замечания не сделал. Проблемы были и более серьезные. Здесь никогда не служили всенощную, не знали, что такое лития, пение праздничных тропарей, не знали имен даже известных святых. Сложно было собрать людей на общую трапезу: не понимали – зачем? Так что работы было много, с Божией помощью преодолевали трудности. Когда стали чаще служить литургию, молебны, чего здесь раньше не было, – жизнь поменялась. И, конечно, много значит семья – это моя опора, поддержка и утешение. Для священника есть два столпа – литургия и семья.

С епископом Покровским и Николаевским Пахомием

С епископом Покровским и Николаевским Пахомием

Это и есть счастье

– Скажите, матушка, вы хотели бы, чтобы дочери повторили вашу судьбу?

– Выйти замуж за любимого человека и быть счастливой? Конечно, я им этого желаю. Мы недавно ездили всей семьей в Троице-Сергиеву лавру, и, когда возвращались и уже подъезжали к селу, я увидела горы, лес, реку и подумала: «Слава Богу – дома».

Возвращаться с радостью домой – это и есть счастье

Возвращаться с радостью домой – это и есть, по-моему, счастье.

Хотелось рассказать о том, каков крест многодетной мамы и супруги сельского священника в селе, где приходилось выстраивать церковную жизнь по кирпичику, преодолевая немало трудностей и искушений. Но про крест никто так и не сказал. В глазах отца Артемия и его супруги Кристины светилось счастье. Наверное, они знают его рецепт.

Со священником Артемием и Кристиной Добрыниными
беседовала Ольга Стрелкова

pravoslavie.ru