Миссия в Русской Церкви сегодня

Сегодня речь идет не столько о просвещении целых народов. Сегодня идет борьба за каждую конкретную личность.

«Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28: 19), – говорит Христос Церкви. Безусловно, эти слова адресованы и Русской Православной Церкви в том числе. Несмотря на то, что ее история насчитывает уже более тысячи лет, до сих пор есть много людей на территории пастырской ответственности Церкви, которые нуждаются в проповеди. Необходима новая христианизация тех народов, которые живут на неканонической территории Русской Церкви. Проповеди нужно много, потому что вера от слышания, а слышание от слова Божия. «Как слышать без проповедующего?» – говорит апостол Павел (Рим. 10: 14).

В рамках проекта «Говорим» Духовно-просветительского центра Сретенского монастыря о том, как развивается русская миссия, каковы формы, направления и содержание современной миссии, рассуждает епископ Луховицкий Евфимий (Моисеев), викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, председатель Синодального миссионерского отдела и православного миссионерского общества.

«Идите, научите все народы…»

Под внутренней миссией Русской Православной Церкви (РПЦ) мы понимаем христианизацию тех людей, которые в силу своего происхождения должны были бы принадлежать Православной Церкви и культуре, но в силу тех или иных причин остаются далекими от Церкви. При этом очень часто эти люди бывают крещены в детстве или даже в сознательном возрасте. Но для таких людей, к сожалению, сам факт крещения не стал поводом для изменения их жизни в соответствии с евангельскими заповедями. Следует признать, что таких людей у нас большинство. По крайней мере из тех, кто себя считают православными.

Согласным разным статистическим данным, значительная часть населения России – от 65 до 80 процентов – являются православными людьми. А с другой стороны, существует статистика посещения богослужений. Причем даже не рядовых, будничных, а главных богослужений – Пасхи, Рождества Христова, больших двунадесятых праздников. И здесь статистика выглядит не столь оптимистично. Мы знаем, что на пасхальных богослужениях, в зависимости от региона, цифры несколько меняются. Но в среднем их посещают порядка трех процентов населения. Возникает вопрос: а где же большая часть людей, которые как бы считают себя православными? Почему их нет в храме? Почему они не участвуют в церковных таинствах и не живут по-христиански? К сожалению, мы видим, что в обществе существует целый ряд проблем. Это и проблема семейных отношений, абортов, криминала и так далее. Мы видим, что далеко не все люди, которые идентифицируют себя как православные, подобающим образом себя ведут. Именно эти люди и являются объектом внутренней миссии. Это наши с вами сограждане, соотечественники, жители России, постсоветских государств, значительная часть населения стран ближнего зарубежья. Ситуация везде примерно одинаковая, с небольшими отклонениями.

По сути дела, главная задача внутренней миссии определяется словами, что должны быть просвещены те люди, которые крещены. Мы знаем, что в 1990-е годы и отчасти в 2000-е наблюдался процесс массового крещения. Люди просто целыми толпами приходили в храм креститься, но без соответствующей должной подготовки, без катехизации, без наставления в вере и последующего духовного сопровождения со стороны духовников, священников. И мы видим, что во многих случаях, к сожалению, само по себе крещение не способно изменить образ мыслей и образ действий человека. Очевидно, нужны системные комплексные усилия как со стороны самого человека, так и со стороны его духовника, священнослужителя, с которым он советуется. Должна быть совместная серьезная кропотливая работа над ошибками, над недостатками, поскольку они есть абсолютно у всех. Даже апостол Павел писал: «Дано мне жало в плоть, дабы я не превозносился» (см.: 2 Кор. 12: 7). Понятно, что у каждого из нас много изъянов. Чтобы преодолевать те или иные греховные наклонности, нужна очень серьезная духовная работа. Но многие люди, к сожалению, об этом могут и не знать или считать это чем-то лишним для себя, проявлением религиозного фанатизма.

Главная задача внутренней миссии: должны быть просвещены те люди, которые крещены

В итоге сложилась ситуация, которую очень сложно переломить. Эта ситуация неоднократно была предметом обсуждения на разных церковных совещаниях. Были люди, которые говорили, что нужно запретить крестить без катехизации. Это сложно сделать, особенно если учесть, что на каких-то приходах по объективным причинам сложно организовать полноценную катехизацию. Если это одноштатный приход, где священник трудится один за всех, у него толком нет помощников и людей, на которых он мог бы опереться. Конечно, сложно требовать и от священника, и от наших прихожан строгого соблюдения этого правила. Хотя, например, в Японской Православной Церкви это правило соблюдается неукоснительно. Его ввел святой равноапостольный Николай Японский. Насколько мне известно, там проводится серьезная длительная катехизация в течение нескольких лет. Как минимум два или три года человек должен не только прослушивать беседы, но и стать полноценным членом приходской общины. Его должны узнать прихожане, должны выяснить мотивы, по которым он хочет присоединиться к Православной Церкви. Он должен познать вероучение, церковные таинства. И только после этого над ним совершается Таинство Крещения. Конечно, кто-то может сказать, что Японская Православная Церковь очень немногочисленная. Это действительно так, но при этом это очень крепкая Церковь, которая очень четко придерживается принципов своей церковной жизни. Это несомненно приносит соответствующие плоды.

Можно ли и нам так сделать? Нам мой взгляд, одним росчерком пера это сделать нельзя, даже если на самом высоком церковном уровне будет принято подобное решение. Важно, чтобы это решение принял народ. У нас много людей, которые считают, что если родился ребенок, то его надо крестить, потому что так принято и так делают все. Чтобы не болел, чтобы ему было счастье – вот такие представления у многих людей. Конечно, нужно выправлять эту ситуацию, но на это потребуется не один год. Надо вести просветительскую работу по разъяснению смысла Таинства Крещения и иных церковных таинств. Конечно, по своей сути внутренняя миссия очень близка и во многих случая тождественна просветительской деятельности и катехизации. Без этого невозможно вести никакую внутреннюю миссию.

Кружки по изучению Священного Писания – один из наиболее эффективных методов миссии, потому что когда люди начинают серьезно читать Священное Писание, вдумываться, обсуждать прочитанное со священником, читать толкования святых отцов, они сами получают ответы на многие вопросы. Чтение Писания – это очень важный, действенный и эффективный метод. Это и проведение курсов, воскресная школа не только для детей, но и для взрослых. Это могут быть и паломнические поездки, полноценное участие людей в церковных таинствах. Те вещи, о которых говорит Церковь, должны постигаться не только умом, но и сердцем. Как известно, основным сосредоточением духовной жизни является сердце человека. Оно воспринимает благодать и является тем камертоном, который показывает человеку, что хорошо, а что плохо, как нужно было бы поступить.

Те вещи, о которых говорит Церковь, должны постигаться не только умом, но и сердцем

Это очень широкий комплекс мер, которые должны использоваться индивидуально в зависимости от того, с кем имеет дело миссионер. Миссионером может быть не только священнослужитель, но и мирянин, мирянка – любой православный христианин с активной позицией, которые переживает за судьбу Церкви и хочет внести свою лепту в дело развития миссии.

Насколько мне известно, катехизаторов готовят и в духовных учебных заведениях, и в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете. Но, к сожалению, не на всех приходах осознается необходимость такой систематической катехизаторской работы. Как и любая работа, она должна быть поддержана и материально в том числе. Как известно, «делатель достоин мзды своея» (Мф. 10: 10). Тут очень многое зависит от прихода, от того, как поставлено дело внутренней миссии, а ситуации бывают очень разные.

Миссия за пределами России


Внешняя миссия – это так называемая классическая миссия, которая совершается во исполнение тех слов Спасителя, которые мы уже привели: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Это прямое повеление Господа Своим ученикам, апостолам – распространять благую весть всем народам земли. Понятно, что в тот момент, когда эти слова произносились, еще не было как таковых христианских народов. С тех пор на протяжении более двадцати столетий своего бытия Православная Церковь стремится исполнять этот завет Спасителя с большим или меньшим успехом в разные периоды. Эти слова актуальны не только для апостолов, которые жили в I столетии, или равноапостольных мужей и жен, которые жили в первом тысячелетии.

На сегодня таких мест, где люди бы вообще никогда ничего не слышали о Христе, на земном шаре почти не осталось. Практически везде уже побывали миссионеры или католические, или протестантские, или православные. Мы с вами реалисты и понимаем, что сегодня речь идет не столько о просвещении целых народов. Сегодня уже идет борьба за каждую конкретную личность.

Некий опыт церковной жизни и миссионерского служения показывает, что сейчас все-таки на первый план выходит индивидуальная миссия. Не будем далеко ходить и возьмем наш русский народ. Он что, весь православный? Только выше говорили об этом. Даже если большинство заявляют о себе как о православных христианах. А некоторые говорят о том, что они православные атеисты. Очень опасно делать обобщения и говорить, что мы – русские, православные, потому что всегда можно натолкнуться на какие-то неудобные вопросы. Например, почему у вас растет количество разводов? Почему растет количество абортов? Почему высокий уровень криминала? Конечно, слова Спасителя дают установку апостолам и ученикам вести миссию среди народов и этносов. Но сегодня на первое место, как мне кажется, выходит индивидуальная миссия. Это миссия, обращенная к конкретному человеку.

Сегодня на первое место выходит миссия, обращенная к конкретному человеку

Давайте возьмем в качестве примера любую нашу семью. У нас редко сейчас можно найти семью, где оба супруга и все дети были бы сознательно и добровольно православными людьми. Самый распространенный пример – жена верующая, а муж неверующий. Бывает наоборот, но реже. Или бывает, что супруги верующие, но дети неверующие. Таких примеров я вижу очень много. Семьи, где все члены более или менее в равной степени верующие православные благочестивые люди, – это огромная редкость в наши дни. Все эти факторы и обстоятельства должен учитывать современный миссионер, стараться не смущаться этим. Такова специфика исторического момента, в котором мы живем.


Православное миссионерское общество


Основным, наиболее масштабным проектом Синодального миссионерского отдела является создание Православного миссионерского общества. Это общество было воссоздано, поскольку оно уже существовало начиная со второй половины XIX века, решением Священного Синода от 29 декабря 2021 года. Задача, которая стоит перед этим обществом, заключается в том, чтобы консолидировать миссионерский актив, который состоит из разных людей. Это могут быть как священнослужители, так и миряне, живущие в разных городах, разных странах, занимающиеся разными направлениями миссии. На сегодня, к сожалению, эти люди в значительной степени разобщены. Кто-то, может быть, общается друг с другом, знаком по конференциям, по переписке. Но такой организации, в рамках которой люди могли бы встречаться, общаться и обсуждать какие-то профессиональные вопросы, не существует. Сейчас мы готовим первый съезд православного миссионерского общества, который мы наметили на начало 2023 года. Хотим провести его в день памяти святителя Николая Японского, 16 февраля.

Суть в том, что это общество должно развиваться как сетевая структура. Естественно, под началом правящих архиереев на местах. Именно с этой целью было принято решение о том, что председатель Синодального миссионерского отдела параллельно является председателем православного миссионерского общества. Это не параллельная структура. Если Синодальный миссионерский и Епархиальный миссионерский отделы взаимодействуют в рамках административной вертикали, то православное миссионерское общество – это сетевая структура, которая может быть представлена на территории разных епархий как в России, так и за рубежом. Она будет представлена именно миссионерами-активистами, каждый из которых развивает то или иное направление миссии. Кто-то занимается внутренней миссией, кто-то внешней, кто-то апологетической. Для нас важно, чтобы эта работа была скоординированной и чтобы она находилась и проводилась в рамках канонического поля. Это тоже очень важно, потому что миссионеры – люди горячие и увлекающиеся. Иногда мы видим, что их немного куда-то заносит, поэтому по-доброму, по-христиански их нужно страховать, координировать в их же интересах. По большому счету те люди, с которыми мне уже доводилось встречаться, очень рады и приветствуют это. Некоторые даже говорили, что уже устали ждать, когда священноначалие обратит взор на их проблемы. Будем надеяться, что это общество, как и до революции, станет эффективным инструментом развития и продвижения православной миссии.

Если говорить о Православном миссионерском обществе, то его создателем стал святитель Иннокентий Московский, выдающийся миссионер. Существовали разные формы поддержки миссии. В том числе собирались и финансовые средства. Мы видим, что на начало XX столетия у нас процветали духовные миссии, главным образом на Востоке – это Китай, Япония, Корея. Была еще Урмийская миссия на территории современного Ирана. Была Русская духовная миссия в Иерусалиме. Она, пожалуй, единственная оставшаяся с дореволюционных времен. Наверное, сейчас пришло время для возобновления этой деятельности. Возможно, она будет протекать в несколько иных формах.

В последние годы были созданы Патриаршие экзархаты в Юго-Восточной Азии и в Африке. Это такие мощные церковно-административные структуры, которые включают в себя целый ряд епархий. По сути дела, церковная жизнь в этих странах и на этих континентах должна развиваться в рамках этих созданных структур. Но мы должны понимать, что сама по себе она не будет развиваться, по крайней мере на первых порах, и эти структуры будут в значительной степени зависеть от России, в первую очередь с точки зрения кадровой поддержки. Нужны миссионеры, которые готовы ехать в дальние страны, где не так просто вести миссионерскую деятельность. Подготовка кадров для этой миссии тоже является одной из задач Синодального миссионерского отдела.

Нужны миссионеры, которые готовы ехать в дальние страны, где не так просто вести миссионерскую деятельность

Стыдно признаться, но у нас на сегодня существует единственное учебное заведение с миссионерской направленностью – Белгородская духовная семинария. В основном выпускники этой семинарии совершают миссионерское служение в районах Крайнего Севера и Дальнего Востока. Я считаю, что в этом огромная заслуга моего предшественника, митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна, который более четверти века возглавлял миссионерский отдел. Он создал целую сеть миссионерских станов в труднодоступных районах, за Полярным кругом, в тех местах, куда трудно добраться. Он направляет туда молодых священников, выпускников Белгородской семинарии. Они там стажируются, практикуются, а потом возвращаются в свою епархию. Безусловно, силами одной Белгородской семинарии невозможно решить вопрос подготовки миссионерских кадров, поэтому сейчас также обсуждается вопрос создания какого-то серьезного образовательного проекта, миссионерского института или факультета в рамках существующего учебного заведения, который бы целенаправленно готовил кадры для миссии, главным образом для внешней миссии.

Внутренняя миссия по сути тождественна катехизации и просветительской деятельности. А вот внешняя миссия требует специальной подготовки. Эта подготовка напрямую зависит от той страны, в которую миссионер собирается ехать с проповедью. Конечно, надо знать язык, культуру, особенности менталитета людей, среди которых ты будешь проповедовать. Нужна специальная подготовка. Сегодня, к сожалению, эта подготовка нигде не ведется. Отсюда те кадровые проблемы, с которыми столкнулись наши владыки экзархи, которым были поручены эти сложные участки церковной работы. Так что подготовка миссионерских кадров – это вопрос номер один.

Миссионер в интернете


Миссионер в интернете в XXI веке – это нечто само собой разумеющееся. Сегодня взаимодействие с интернетом – это реальность нашей жизни. Как бы кто к этому ни относился, бесполезно это отрицать и невозможно этого избежать. Практически каждый человек имеет или смартфон или компьютер с доступом в интернет, где он смотрит не только новости, но и получает в том числе информацию о церковной жизни. Существует много замечательных православных ресурсов. Это пространство по сути своей представляет некое минное поле. Не нужно недооценивать те опасности, которые существуют на просторах интернета, поскольку это все-таки среда для нас во многом чуждая. В том смысле, что нужно учитывать, что центры принятия решений находятся не в наших руках. Те люди, которые определяют политику в виртуальном пространстве, в руках которых находятся социальные сети и мессенджеры, – это в подавляющем большинстве люди весьма далекие от церковных христианских принципов. Это нужно учитывать при принятии соответствующих решений. Я могу сказать, что в каноническом отношении деятельность священнослужителей и мирян в интернет-пространстве пока не отрегулирована.

Я укажу на некоторые проблемы, которые здесь существуют. На мой взгляд, важная проблема – это принцип соблюдения границ канонической территории. Дело в том, что каноническая территория есть не только у поместной Церкви. Она есть у каждой епархии и у каждого прихода. Неслучайно тот или иной священник не просто рукополагается в священный сан, как и епископ. Пусть и номинально, он всегда имеет какой-то титул и привязан к конкретной церковной территории. Священник привязан к конкретному приходу. Это очень важно, потому что Церковь в данном случае исходит из того, что на каждом приходе есть своя специфика, своя паства и какие-то вещи, понятные прихожанам этого прихода и непонятные прихожанам другого прихода. Проблема в том, что когда священнослужитель или мирянин выходит с миссией в интернет, он вольно или невольно сразу обращается к глобальной аудитории. Его проповедь могут услышать люди из разных приходов, епархий, церквей, стран и континентов. Вопрос в том, всегда ли это хорошо? Мы знаем, что у каждой аудитории есть свои особенности. Одно дело – городской приход, где доминирует интеллигенция, представители чиновничества или бизнес-сообщества. Другое дело – сельский приход, где живут крестьяне, селяне. Третье – это приход в воинской части, в больнице, в тюрьме. Я не уверен, что такое смешение полезно с точки зрения миссии.

Так или иначе любой проповедник и любой пастырь должен учитывать специфику аудитории, к которой он обращается. Если перед тобой глобальная аудитория – в нашем случае это люди, владеющие русским языком на пространстве всего земного шара, – то как обращаться к этой аудитории? На что сделать акценты? Как донести до этой аудитории то, что ты хочешь сказать? Мы видим, что очень часто мнение интернет-аудитории в отношении тех или иных проповедников диаметрально противоположное. Одна часть аудитории активно поддерживает, другая резко против. Это уже вносит элемент некоего разделения. Если бы оно оставалось на уровне пользователей, то, может быть, это было бы не так страшно. Но очень часто эти разделения выносятся в публичное пространство, начинаются какие-то обсуждения, очень часто выходящие за рамки взаимоуважительных научных споров. Все это провоцирует больше количество агрессии, неприязни, порой даже ненависти.

Любой проповедник должен учитывать специфику аудитории, к которой он обращается

Другая проблема, на мой взгляд, заключается в сильной зависимости интернет-проповедника от своих подписчиков. Кто бы что ни говорил, каждому интернет-миссионеру хочется, чтобы у него было наибольшее количество подписчиков. Когда он уже выходит на какой-то уровень, то может просто оказаться в ловушке и, чтобы удержать аудиторию, вынужден будет говорить те вещи, которые от него хотят услышать. А не те вещи, которые он должен говорить в силу своего пастырского долга и христианских убеждений. Просто он прекрасно понимает, какая реакция последует на то или иное его высказывание. И он вынужден подстраиваться под это, поскольку, в противном случае, просто потеряет аудиторию. Причем если это серьезная аудитория, больше 100 тысяч человек, вся эта деятельность активно монетизируется. Это тоже ни для кого не секрет. Для кого-то это может быть неплохо. Я знаю, что многие блогеры не просто зарабатывают этим на жизнь, а имеют очень высокие заработки. Но я не уверен, что это все идет на пользу делу миссии. По крайней мере, соблазн очень высокий. Конечно, если у тебя большое количество подписчиков, с которых ты собираешь пожертвования, так называемые донаты, есть большой риск просто подсесть на это и дальше попасть в ситуацию, как в народе говорят, когда хвост виляет собакой. На мой взгляд, эти опасности нужно учитывать.

Это не означает, что вещи, о которых я говорю, должны стать препятствием для миссии в интернете. Повторюсь, на сегодня интернет-пространство – это просто данность, в которой мы живем. Нам нужно учиться жить в этих обстоятельствах, в этом виртуальном пространстве, но сохраняя при этом свою православную и церковную идентичность, не изменяя ей. Поверьте, я совершенно не осуждаю батюшек, которые собирают пожертвования со своих подписчиков. Лишь бы это не затянуло их в некую «трясину». Этот вопрос также требует общецерковного обсуждения.

Мы уже обсуждали эту тему с коллегами-миссионерами. Звучали предложения, например, что можно было бы воссоздать институт синодальных миссионеров. Раньше были священнослужители, наделенные особыми полномочиями от Святейшего Синода, которые совершали свою миссию на той территории, которая им была определена священноначалием. Мне иной раз тоже хочется спросить некоторых наших проповедников, а кто их послал на эту миссию? Дело в то, что слово «миссионер», или «апостол», переводится в одном случае с латыни, в другом случае с греческого как «посланник». Если апостолы посланы Самим Христом, то епископы посланы апостолами, священники должны быть посланы епископами.

Пока, как мне представляется, ситуация выглядит так, что многие интернет-миссионеры совершают свое служение не то что самочинно, а неким явочным порядком. Они заявляют о себе как миссионеры, а их епископ в лучшем случае в курсе, что его клирик этим занимается, но далеко не всегда священники испрашивают благословение или имеют какую-то конкретную задачу от своих архиереев. На мой взгляд, эта ситуация должна быть отрегулирована. И дело не в стремлении заставить всех ходить строем, но церковный порядок никто не отменял, и он должен соблюдаться.

В Церкви существует иерархический строй и порядок, который никто не отменял. Поймите, здесь нет желания кому-то закрыть рот и запретить что-то говорить. Конечно, надо идти в интернет, но отдавая себе отчет в тех опасностях, о которых я уже сказал. Вообще-то об этом архиереи должны предупреждать священников. Тогда и будет появляться соборный характер церковной миссии. А когда батюшка сам принял решение завести телеграм-канал, то есть вероятность, что что-то пойдет не так. Если он подвергнется денежным соблазнам, то кто за это будет отвечать? Или когда возникнет какая-то проблема, он обратиться к владыке, а тот даже не будет в курсе его деятельности. Поэтому эта ситуация, выражаясь современным языком, должна быть отрефлексирована на общецерковном уровне и наши архипастыри должны осознать свою ответственность за клириков, которые ведут деятельность в интернете. Я знаю, что сейчас многие владыки тоже ведут эту деятельность.

Что касается мирян, то здесь нужно провести некоторое разграничение. Если вы ведете свой телеграм-канал, то это ваш частный канал. Как мирянин и полноправный член Церкви вы имеете право выражать свою точку зрения. А священник – это человек, облеченный священным саном, который воспринимается аудиторией как представитель Церкви. Хотя наши люди знают, что далеко не все батюшки всегда излагают те или иные суждения, которые полностью соответствуют позиции Церкви. Но все-таки на человеке, облеченном священным саном, лежит гораздо большая ответственность.

Епископ Евфимий (Моисеев)

monastery.ru