228

Сергий епископ Демянский 

(Васильев Павел Васильевич 1877 - 1938 гг.) 

служение в Новгородской епархии 1911 - 1937 гг.

 

Родился 6.01.1877 г. в Новгородской губ., Старорусского у., д.Шупово в крестьянской семье.

Обучался в Земской школе. Получил среднее образование.

Дослужился до армейского унтер-офицерского чина.

22 июня 1908 года поступил в Юрьев монастырь

20 июня 1909 года определен  послушником,

26 марта 1910 года пострижен в монашество с именем Сергий

17 июля 1911 года рукоположен в иеродиакона

30 сентября 1912 года рукоположен в иеромонаха

20 июня 1914 года командирован на войну в качестве священнослужителя, качеств хороших.

В марте 1922 года Патриархом Тихоном назначен наместником Юрьева монастыря в Новгороде.

29 августа 1931 года в Спасском соборе бывшего Юрьева монастыря хиротонисан в епископа Демянского, викария Новгородской епархии.

Чин хиротонии совершили архиепископ Хутынский Алексий (Симанский), епископ Боровичский Никита (Стягов), епископ на покое Макарий (Опоцкий).

После увольнения в 1936 году архиепископа Венедикта (Плотникова) и отъезда в начале 1937 года епископа Иннокентия (Тихонова) остался единственным архиереем в Новгородской епархии;

Владыка Сергий служил в церкви Михаила Архангела  на Прусской ул. в Новгороде, до своего ареста.

16 декабря 1937 года был арестован по обвинению в руководстве «контрреволюционной организации церковников»

 

Особая тройка при УНКВД по Ленинградской обл. 

30/12/1937 
Обвинение "руководитель контрреволюционной организации церковников" 

Статья ст.58–10 УК РСФСР 

Приговор высшая мера наказания — расстрел 

Групповое дело "Дело епископа Сергия (Васильева) и др., г.Новгород, 1937г." 

В декабре 1937г. в Новгороде прошли аресты священнослужителей, где главным обвиняемым проходил епископ Сергий (Васильев), в результате проведенных следственных мероприятий епископ Сергий и 28 остальных участника следствия признали себя виновными.

Им всем было предъявлено "Обвинительное заключение", где было сказано: "...рассмотрев 24 декабря 1937г. следственное дело по обвинению участников контрреволюционной организации церковников, существовавшей на территории Новгородского района, ставившей себе задачей:

     1. Производить вербовку в организацию из числа религиозно убежденных и враждебно настроенных к соввласти.

     2. Вести контрреволюционную агитацию среди колхозников, предвещая неизбежность гибели советской власти.

     3. Распространять провокационные и клеветнические измышления о жизни трудящихся в СССР, дискредитировать мероприятия соввласти, руководства ВКП(б) и советского правительства.
     4. Вести агитацию за выход из колхозов, против выставленных кандидатов в депутаты Верховного Совета СССР, затягивать службу в церкви с целью срыва колхозных работ", кроме того, каждому проходившему по данному делу было предъявлено и свое обвинение, в частности, епископу Сергию:"в том, что являлся руководителем контрреволюционной организации церковников, давал установки проводить контрреволюционные работы против советской власти. Собирал участников организации и проводил с ними сборища, где обсуждались методы борьбы против соввласти. Лично систематически под видом религиозных служений, проводил антисоветскую работу...

 Виновным себя признал полностью. 30 декабря приговорён к расстрелу.

Расстрелян 9 января 1938 в Новгороде.

 

В 1954г. Анна Андреевна Андреева проходившая по данному делу и отбывшая срок полностью, обратилась о пересмотре дела.

В результате расследования было доказано, что женщинам "ничего не было известно не только о какой-либо антисоветской организации церковников, но они даже не знали до последнего времени, что проходили по одному делу".

 Принимавшие участие в следствии сотрудники НКВД были уволены из органов

 В 1959г. было признано, что "доказательства, положенные в основу обвинения осужденных, частично сфальсифицированы, а частично вызывают сомнения в их достоверности.

Следовательно, дело в отношении подлежит прекращению за недоказанностью
преступления"

 

Реабилитирован Президиумом Новгородского областного суда 31 декабря 1959 года.

По году репрессий 1937 

Другие сведения

с сайта «Православное Духовенство»

 «...С обвинительными материалами у сотрудников Новгородского отдела НКВД по священнослужителям города и района явно не заладилось. Дюжина свидетелей дали самые общие показания о проводимой теми антисоветской агитации. <…>

Дело сдвинулось с мертвой точки в конце ноября. Оперуполномоченный Москаленко принял донос священника церкви Архагела Михаила на Прусской улице Владимира Александровича Богданова о контрреволюционной деятельности епископа Сергия: «В 1937 году в октябре месяце Васильев предложил мне принять участие в борьбе с советской властью, заявляя: "Ты отстал от нашего духовного общества. Со многими священниками Новгородской епархии я беседовал и все они настроены против существующего советского строя и по моему предложению согласились вести борьбу с советской властью, чтобы облегчить положение Германии в будущей войне с Советским Союзом". Владыка предложил священнику принять участие в подпольной организации. Богданов с чувством исполненного долга заявил: "Я от этого преступного действия отказался и сообщил органам НКВД".

Нужное имя руководителя подполья было получено. 16 декабря епископа Сергия арестовали. Васильев Павел Васильевич.

Родился 6 января 1878 года в деревне Жуково Старорусского уезда в крестьянской семье. Не сохранилось значительных достоверных данных о его жизненном пути. Известно, что окончил земскую школу, в армии дослужился до унтер-офицера.

В 30-летнем возрасте поступил на послушание в Юрьев монастырь и спустя два года принял постриг с именем Сергий. С началом Первой мировой войны Синод командировал молодого иеромонаха, имевшего армейский опыт, исполнять пастырские обязанности в полевых госпиталях. В разгар боевых действий стал кавалером ордена святой Анны второй и третьей степеней.

Из армии его вернули в августе 1917 года, когда стал очевидным развал вооруженных сил, поддавшихся революционной пропаганде, и сразу утвердили наместником Юрьева монастыря.

Далее вновь фрагментарные сведения о священнической службе после закрытия обители и рукоположении во владыки в 1931 году с титулом епископа Демянского. После отъезда архиепископа Венедикта на Казанскую епархию епископ Сергий остался единственным правящим архиереем. Служил он в Михайловской церкви близ вала окольного города и закрытого Десятинного Рождество-Богородичного монастыря.

В один день с владыкой были арестованы священники городских церквей Николай Павлович Нильский, Дмитрий Георгиевич Семенов, Федор Григорьевич Студенский, Александр Григорьевич Шабаев, Сергей Николаевич Румянцев, монах Акакий (Амвросий Константинович Нагуляк), послушница Прасковья Антоновна Смирнова, иеродиакон Иаков (Яков Яковлевич Соколов), диакон Василий Иванович Акрицкий, председатель двадцатки церкви Архангела Михаила на Прусской улице Софья Афанасьевна Никандрова, сын священника Владимир Иванович Колиберский.

Вскоре в камерах новгородской тюрьмы оказались священники пригородных храмов Михаил Кузьмич Мошин, Василий Александрович Абрамов, Александр Иванович Троицкий, Михаил Павлович Жемчужин, Александр Яковлевич Соколов, Василий Георгиевич Якимов, Павел Александрович Овчинников, Андрей Михайлович Чупин, Георгий Иванович Любынский, жена священника Анна Александрова Селиванова, рясофорная послушница Евдокия Николаевна Герасимова, послушницы Анна Антоновна Смирнова и Елена Андреевна Минюкова, член двадцатки Михайловской церкви Дарья Даниловна Корнецкая и прихожанка Анна Андреевна Андреева.

Свидетели дружно дали показания на половину арестованных, что те в неоднократных беседах проявляли свою враждебность к советской власти и вели антисоветскую агитацию среди населения. Конкретно никто не показал, кто, с кем, когда, при каких обстоятельствах проводил контрреволюционную работу. В отношении другой половины свидетели вообще не допрашивались, хватило личных признаний. Единственным не признавшим свою "вину" стал инок Акакий (Нагуляк), которому незадолго до ареста епископ Сергий "облачение на схимничество произвел". На очной ставке с владыкой он заявил: "Показания полностью отрицаю, контрреволюционной агитации не проводил".

Уже 25 декабря, то есть на десятый день после ареста епископа Сергия, начальник Новгородского оперсектора НКВД капитан госбезопасности Глушанин утвердил обвинительное заключение, составленное Заводниковым.

 Каждый из двадцати семи человек стандартно обвинялся в том, что "был завербован в контрреволюционную организацию церковников, существовавшую на территории Новгородского района, епископом Васильевым П. В., получал установки от него в контрреволюционной работе и выполнял их". Крупным шрифтом выделено главное достижение следователей — «ВИНОВНЫМ СЕБЯ ПРИЗНАЛ ПОЛНОСТЬЮ».

Еще через пять дней состоялось заседание особой тройки управления НКВД по Ленинградской области, приговорившей 22 человека к высшей мере наказания, пять женщин осудили на длительные сроки заключения — Софью Никандрову, Анну Селиванову, Дарью Корнецкую, Анну Андрееву и Елену Минюкову.

Осужденных к высшей мере расстреляли в Новгороде 8 и 9 января 1938 года. Об этом бесспорно свидетельствуют акты, заверенные подписью и печатью отдела НКВД. Свидетельство гибели епископа Сергия: "Приговор тройки УНКВД ЛО по протоколу № 64 от 30.XII.1937 г. в отношении осужденного к В.М.Н. Васильева Павла Васильевича приведен в исполнение 9.I.1938 г., о чем и составлен настоящий акт. Начальник ГО НКВД капитан ГБ Глушанин. 9.I.1938 г.".

Где-то под Новгородом покоятся в безвестных братских могилах епископ Сергий, священнослужители городских и пригородных церквей, монахи. Трагическую судьбу мужчин разделили три женщины — послушницы Сыркова монастыря сестры Смирновы Прасковья и Анна и 71-летняя рясофорная послушница Евдокия Герасимова. Какую опасность представляли немолодые женщины для режима?

Как и в Боровичах, место захоронения расстрелянных в Новгороде по сей день неизвестно. Автор располагает устным свидетельством старожила, что каждую ночь мимо пригородной деревни Колмово куда-то по нынешнему Лужскому шоссе следовал тюремный фургон. Спустя много лет в той местности развернулось строительство цехов и инфраструктуры крупнейшего на Северо-Западе химического комбината <…>

…В 1954 году Анна Андреевна Андреева, полностью отбывшая десятилетний срок и обосновавшаяся в посаде при Псковско-Печерском мужском монастыре, обратилась с заявлением о пересмотре дела. В ходе проверки оказалось, что не сгинули в лагерях Софья Афанасьевна Никандрова и Елена Андреевна Минюкова, вернулись в Новгород. Дополнительно пришлось им побывать в ссылке как «церковницам» по директиве МГБ и прокуратуры СССР от 28 октября 1948 года.

Следователь управления КГБ майор Виктор Николаевич Кудряшов передопросил трех женщин и 28 человек, знавших осужденных, которые удостоверили, что никаких фактов антисоветской деятельности со стороны репрессированных им неизвестно. Тот же свидетель Козляков отказался от своих разоблачений 1937 года: "В церковь во время службы в ней священника Чупина я ходил очень редко. Лично никогда не слышал, чтобы Чупин проводил агитацию против советской власти".

В ходе проверки изучались данные на сотрудников Новгородского отдела НКВД, принимавших участие в допросах по делу епископа Сергия. Выяснилось, что Аркадия Заводникова и Виктора Никифорова в конце 1940 года из органов уволили "за невозможностью использования"

Самое легкое наказание для исполнителей массовых репрессий. Оперуполномоченный сержант госбезопасности Николай Лимов за содеянное никакого наказания не понес, напротив, сделал неплохую карьеру. Имея за плечами всего два курса Новгородского дорожно-строительного техникума, во время войны служил в армейской контрразведке, принимал участие в обороне Ленинграда, был награжден тремя орденами и медалями. В Особой инспекции давал показания, будучи полковником, заместителем начальника отдела 2-го Главного управления КГБ СССР (контрразведка).

Лимов оценивал тридцатые годы однозначно: "В этот период церковники в Новгороде вели активную антисоветскую агитацию. Читались проповеди антисоветского содержания. Бродячие монахи и монахини распространяли различные клеветнические измышления на советскую действительность". Припомнил он допросы епископа Сергия и схимонаха Акакия: "Применялись ли к арестованным по данному делу незаконные методы ведения следствия, мне неизвестно. Лично я никогда такими методами не пользовался".

Кудряшов посчитал в целом по делу решение тройки вполне обоснованным, по трем же выжившим женщинам предложил приговор отменить, что и сделал трибунал Ленинградского военного округа весной 1956 года. Одновременно трибунал усомнился в заключении проверяющего, так как "обвинение в отношении остальных 24 человек покоится на крайне сомнительных, требующих самой тщательной проверки документах". По определению трибунала, "следствие по делу Васильева и других проведено необъективно, неполно, поверхностно, с грубыми нарушениями процессуальных норм, а внесудебный порядок рассмотрения дела исключил возможность проверки материалов следствия в отношении всех обвиняемых".

Обратили внимание на новые показания передопрошенных женщин: "им ничего не было известно не только о какой-либо антисоветской группе церковников, но они даже не знали до последнего времени о том, что проходили с ними по одному и тому же делу".

Для разрешения сомнений понадобились еще три года. Начальник следственного отделения управления КГБ майор Леонид Никитович Подобин представил заключение по делу, но с рядом оговорок. Наконец, в предпоследний день 1959 года президиум Новгородского областного суда под председательством Николая Константиновича Шванюкова рассмотрел протест прокурора на решение особой тройки по делу церковной организации. Резолютивная часть постановления типична для реабилитационных дел: "Обвинение всех осужденных основано главным образом на их личных пояснениях в процессе предварительного расследования, где все они признали себя виновными. Однако показания осужденных являются неконкретными. Доказательства, положенные в основу обвинения, частично сфальсифицированы, а частично вызывают сомнения в их достоверности. Следовательно, дело в отношении всех осужденных подлежит прекращению за недоказанностью состава преступлений в их действиях".

Областной суд на основании указа президиума Верховного Совета СССР от 14 августа 1954 года постановление особой тройки отменил и дело производством прекратил. Обращает внимание типичная же половинчатость решения: дело было прекращено не за отсутствием события государственного преступления, а как бы из-за недоработки следствия, не доказавшего состава преступления ...»

                             (Петров М. Н. Новгородский крест. Великий Новгород, 2021. С. 306–310, 311–312).

 

Архивные источники

  • Архив управления ФСБ по Новгородской области (АУФСБНО). Д. 1а/13567
  • Послужной список братии Юрьева монастыря за 1915 год // Государственный архив Новгородской области (ГАНО). Ф. 480. Оп. 1. Д. 4221. Л. 1, 6 об. – 7. — Опубл.: 29 августа 1931 г. Сергий (Васильев) был хиротонисан в сан епископа Демянского, викария Новгородской епархии // ВКонтакте. Группа «Государственный архив Новгородской области». URL: vk.com/wall-134239267_370

 

Литература

  • Die russischen orthodoxen Bischöfe von 1893 bis 1965 = Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 годы (включительно) : Bio-Bibliographie : [в 6 ч.]. Erlangen, 1979–1989. Т. 6. С. 92

Автор: Мануил (Лемешевский), митрополит

  • К вопросу о попытках уничтожения церковной жизни и православного духовенства в Новгороде в 1936–1941 гг. // Церковь. Богословие. История : научный журнал. Екатеринбург, 2020. № 1. С. 148, 150

Авторы: Петров И. В. ; Астахов И. Э.

  • Новгородский крест. Великий Новгород, 2021. С. 132, 188, 275, 306–310, 311–312, 419, 422, 431, 475, 505, 545, 587, 594, 627, 645, 657, 661, 664, 675, 679, 729, 736, 737, 749, 750, 752, 754, 766, 781, 815, 817, 827

Автор: Петров М. Н.

  • Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь в XX в. / Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет ; Братство во Имя Всемилостивого Спаса. URL: martyrs.pstbi.ru/bin/code.exe/frames/m/ind_oem.html/charset/ans

 

ru.wikipedia.org›Сергий (Васильев)

 

pstbi.ccas.ru›bin/db.exe/no_dbpath/nopanel/ans/nm/


1.Список репрессированных священнослужителей по Новгородской области. Архив Миндлина М.Б. Машинопись.

2.Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917–1943: Сб. в 2-х частях/ Сост. М.Е. Губонин. М., 1994. С.921, 991.

3.Мануил (Лемешевский В.В.), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 гг. (включительно). Erlangen, 1979–1989. Т.6. С.92.

4.Петров М.Н. Крест под молотом/ Науч. ред. В.Л.Янин; НовГУ им. Ярослава Мудрого. Новгород, 2000. 446с. С.202,284,286–296,299,300,301,303,304,331.

5.Цыпин В., прот. История Русской Церкви, 1917–1997. Т.9. М., 1997. С.762.

6.Ленинградский мартиролог, 1937–1938: Книга жертв политических репрессий. Т.7. Январь 1938 года. СПб., 2007. С.77.