271

Митрополит Исидор 

Кириченко Николай Васильевич 1941 - 2020 гг.

Служение в Новгородской епархии 1971 - 1975 гг.

       

Свято-Екатерининский Кафедральный Собор

Митрополит Исидор. Страницы биографии


Три юбилея митрополита Исидора: "Господи, к Тебе стремится сердце мое..."
Ольга ЦВЕТКОВА, "Вольная Кубань".


Митрополит Екатеринодарский и Кубанский ИСИДОР, в миру Николай Васильевич Кириченко, родился 25 мая 1941 года в пос. Веймарн Кингисеппского района Ленинградской области в семье рабочего железнодорожника. Вера в Бога для него с детства была естественным состоянием, так как родители были верующими и в самые тяжелые годы гонений не отступили от Бога и Церкви. Ближайший от станции Веймарн храм располагался в селе Ополье, за семь километров.

Отец, Василий Николаевич, получил увечье на работе, и у него навсегда осталась хромота, но в любую погоду, в снег и в распутицу, он брал трость и шел в храм на службу, воспитывая детей в верности Богу не на словах, а на деле. По благословению настоятеля Крестовоздвиженского храма протоиерея Игоря Ранне юный Николай стал читать на клиросе и прислуживать в церковном алтаре. В школе ни он, ни брат не скрывали того, что ходят в храм, – ни перед одноклассниками, ни перед учителями. Однажды к ним домой даже пришли из школы и угрожали маме, что отберут детей и отдадут в детский дом. Но она сказала: «Попробуйте, только у вас не будет успеха в злом деле. Ведь Защитник наш – Сам Господь Бог».
Мама, Александра Ивановна, очень хотела видеть сына священником. Отец считал своим долгом предупредить о тяготах такого выбора, тем более что опять наступало время гонений. На Украине, откуда были родом родители, в городе Лебедине Сумской области служил дядя, протоиерей Илия.


Василий Николаевич и Александра Ивановна Кириченко, родители будущего Владыки Исидора.Семинарист Николай Кириченко


После окончания школы Николай Кириченко год провел у дяди, исполняя обязанности алтарника и пономаря в Свято-Воскресенском храме, а весной 1959 года написал прошение в тогда Ленинградскую (а ныне снова Санкт-Петербургскую) Духовную семинарию.
Рекомендацию для поступления в Ленинградскую духовную семинарию ему дал протоиерей Игорь Ранне, тот самый священник из храма в Ополье, где Николай прислуживал в алтаре, пел и читал на клиросе. Все четыре года в семинарии был старостой, а предложил его в старосты другой Николай — Гундяев, младший брат нынешнего Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.
-«Преподаватели у нас были замечательные, люди старой закалки, возвращающиеся из лагерей и ссылок, видные иерархи и богословы. Когда я поступал в семинарию, ректором был отец Михаил Сперанский, профессор, митрофорный протоиерей, который перед этим много лет отбывал срок. Прошел через лагеря и профессор Воронов, преподававший самые трудные предметы — догматику и сравнительное богословие. Профессор Лев Николаевич Парийский в свое время проходил по делу митрополита Вениамина (Казанского) и чудом избежал расстрела. Да и те из преподавателей, кто не хлебнул ссылок или тюрем, веры своей не прятали, всей жизнью своей ежедневно свидетельствовали свою преданность Господу: Надежда Николаевна Нелидова, которая вела немецкий, происходила из известного дворянского рода, знаменитый профессор Успенский — он преподавал Церковный устав…»
Николай так хорошо знал Церковный устав, что однокурсники даже называли его «ходячий типикон». Семинарию окончил по первому разряду, и в академию его приняли без вступительных экзаменов.
В 1963 году по окончании семинарии он поступил в Ленинградскую духовную академию, которую окончил в 1967 году.
5 января 1967 года митрополитом Ленинградским Никодимом (Ротовым) в Крестовой церкви при митрополичьих покоях пострижен в монашество с именем Исидор в честь священномученика Исидора, пресвитера Юрьевского. Это произошло за несколько месяцев до окончания Академии.
В тот же январский день Исидора рукоположили во иеродиакона — в храме в честь святого благоверного князя Александра Невского, где настоятелем был отец Михаил Гундяев. На Благовещение в Николо-Богоявленском соборе был посвящен в сан иеромонаха, а на похвалу Пресвятой Богородицы молодого священника вызвали в канцелярию: «Отец Исидор, вам указ. Вы назначаетесь настоятелем в Крестовоздвиженский храм в Ополье».
В то время в Ленинградской области редко можно было услышать колокольный звон. Колокола богоборцы сбрасывали в первую очередь, и сиротливо поднимались в небо немые колокольни уцелевших храмов. А над Опольем и окрестностями плыл звон чудом сохраненных колоколов.
Три весны встретил иеромонах Исидор под благовест этих колоколов. А на четвертую Божия Матерь привела его под свой Покров. Свято-Покровский храм на Козьей Горе стал вторым приходом иеромонаха Исидора.
Родители (Василий и Александра) неотлучно были с сыном с момента его рукоположения, переехали с ним и на Козью Гору. Матушка Александра несла различные послушания в храме, пекла просфоры. В бытовом обустройстве оказалась неоценима помощь отца. Именно он взял на себя заботы о дровах и о том, чтобы печи были всегда правильно вытоплены, долгой зимой разметал занесенные снегом дорожки.
Это место в епархии негласно считалось испытанием. Гора возвышалась между двумя поселками, откуда приходили прихожане. Место было живописное, церковь великолепная. Стояла она на вершине горы, от подножия которой начинался лес — любимое место прогулок и молитв.
20 апреля 1971 года , после молитвенного уединения Козьей Горы иеромонах Исидор оказался в Старой Руссе Здесь молодой иеромонах попал под настоятельство архимандрита Клавдиана, сурового старца, прошедшего через лагеря и ссылки за веру Христову. Владыка до сих пор хранит молитвенную память о настоятеле Свято-Георгиевского храма архимандрите Клавдиане, чья жизнь была примером исповедничества, как и многих священников в те времена.
Здесь, в Старой Руссе, к Пасхе 1973 года иеромонах Исидор возведен в сан игумена.
В 1975 году митрополит Никодим назначил его преподавателем богослужебной практики Ленинградской Духовной семинарии и благочинным академического храма святого апостола Иоанна Богослова. 12 июня 1977 года он возведен в сан архимандрита.

18 июня в родном Иоанно-Богословском академическом храме наречение архимандрита Исидора во епископа Архангельского и Холмогорского совершили во главе с митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом, Патриаршим Экзархом Западной Европы, семь архиереев Русской Православной Церкви: митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, архиепископ Пензенский и Саранский Мелхиседек; епископы: Тихвинский Мелитон, Серпуховский Ириней, Ставропольский и Бакинский Антоний, Выборгский Кирилл, Уфимский и Стерлитамакский Валентин.
10 лет владыка Исидор провел на Архангельской кафедре. Тогда это была огромная территория, теперь она разделена на три епархии. На чем только мне не приходилось ездить неутомимому архиерею! Зимой – в санях, летом – на теплоходе. Была машина, но она не везде могла проехать – бездорожье и сейчас наша беда, а тогда была бедой еще большей, и приходилось кое-где подъезжать на тракторе.
Поскольку в епархию входили три административные единицы, то и уполномоченных по делам религий было три, а не один, как у других архиереев. Но даже под этим тройным надзором удалось построить храм в селе Ширша под Архангельском и Свято-Никольский храм в Мурманске, хотя строительство храмов в то время было запрещено.


Епископ Архангельский и Холмогорский Исидор с прихожанами в селе Ширша Архангельской области

В первые же месяцы Исидор побывал в большинстве приходов епархии. Епархия по территории была огромная, от северо-западных границ до Урала — Архангельская и Мурманская области и Республика Коми. А приходов было всего лишь 21 (в 1912-м — 700!), и отстояли они друг от друга на огромном расстоянии. На дальние приходы приходилось добираться в основном самолетом (поезда ходили очень плохо), на теплоходе, а в зиму — и на санях. Было и такое, когда пришлось Владыке пересесть на трактор.
В то время было полное бездорожье, а если еще распутица… Чтобы обустроить дороги, нужно было вынимать 7–8 метров торфа, засыпать гравием и песком, тротуары — деревянные. Помнится, заметил, что прихожанки на службе в холод стоят босые — в чулках да носочках, спрашиваю: да зачем же вы разулись? А они в ответ: «Да как же в церковь-то в обуви! Мы там, за калиткой, оставили…». Северяне — народ богобоязненный, чуткий и любвеобильный, их скромность и преданность покоряли. Потому еще, быть может, что испытали столько горя и мытарств — там в те годы было много высланных, в том числи и с Кубани, жили со всем скарбом в бараках. Да, земля там холодная, а сердца у людей горячие, и молились они так горячо, с такой любовью…
Владыка сокровенно помнит, как легко и радостно служилось ему на Архангельской кафедре, хотя и проблем, конечно, хватало. Строительство храмов тогда было запрещено — по всей России действовал единый указ, даже на ремонт требовалось специальное разрешение. К примеру, в Мурманске, городе моряков, был лишь один небольшой храм — длинное строение с низкими потолками, приспособленное для богослужений. Три года вел переписку епископ Исидор — писал во все инстанции, добиваясь разрешения на строительство нового храма. И в 1986-м храм святителя Николая был уже освящен. Мурманчане праздновали!
Однажды мы с митрополитом Коломенским Ювеналием должны были отправиться на Соловки — на двенадцатиместном „кукурузнике“, где лавки расположены по бокам. А перед этим пошли по Архангельску, набережную посмотреть — там, на Северной Двине, красота необыкновенная, сказочная — ели, сосны, березы на высоких берегах. Решили присесть ненадолго, и к нам подбежала стайка детей: „Вы кто? Деды Морозы?“. А одна девчушка говорит: „Это боженьки, они могут дождь и солнышко послать!“. Обступили Ювеналия, а я оглядываюсь — рядом обком партии…
В трудах и служении проходили годы архиерея на Севере. Но во всех трудностях он помнил наказ митрополита Никодима: «Ты, Владыка, молись, старайся. Господь тебе поможет, но ни в коем случае не проси перевода на другое место служения. Ведь первая архиерейская кафедра — как невеста, с которой повенчал тебя Господь. Люби ее, заботься, о ней, дорожи ею…».
Этого наказа епископ Исидор держался все десять лет — вплоть до определения Священного Синода: «Быть ему на Краснодарской кафедре».
Владыка до сих пор получает с Севера огромную праздничную, да и обычную почту…
И вот в 1987-м году постановлением Святейшего Патриарха Пимена и Священного Синода владыка Исидор оказался на Кубанской кафедре.


Епископ Лев (Церпицкий), архиепископ. Кирилл (Гундяев), епископ Исидор, епископ Пензинский Серафим


Его приход на Кубань произошел накануне перемен в жизни страны и Церкви. Особенным стал 1988 год – празднование 1000-летия крещения Руси. Впервые за десятилетия безбожной власти церковное торжество получило признание государства. По приглашению владыки Исидора праздничные торжества в Краснодаре возглавил митрополит Смоленский и Калининградский, ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Так по милости Божией началось возрождение Церкви на благодатной кубанской земле.
Своими воспоминаниями о митрополите Исидоре поделилась проректор по культуре, декан факультета церковных искусств Санкт-Петербургской духовной академии Елена Михайловна Гундяева.
«С приснопоминаемым владыкой Исидором я познакомилась, будучи ещё школьницей. Мой старший брат Николай вместе с ним учился в Ленинградской Духовной Академии. Они не были очень близки, но были в тёплых дружеских отношениях. Николай много мне рассказывал о будущем митрополите Исидоре, в то время ещё Коле Кириченко. Он был замечательным человеком, скромным, почтительным, организованным и стремящимся всегда делать добро. Даже выражение его лица говорило об этом, оно было будто бы просветлённым.
Помню, Коля Кириченко невероятно нежно относился к своей матери — он был примером того, как надлежит почитать своих родителей. Однажды он даже отказался от одного серьёзного послушания, чтобы быть рядом с мамой, потому что она болела. Конечно, он понёс за это незначительное дисциплинарное взыскание, но был убеждён, что поступил правильно, потому что родители — это святое.
Когда владыка принял постриг и сан, он стал благочинным академического храма. У него в алтаре всегда был порядок, диаконы знали, что на богослужение никогда нельзя опаздывать. Он был хорошим администратором. Затем митрополит Никодим отправлял его служить на приходы, например, в Ополье и Козью Гору.
По прошествии времени я встречалась с владыкой, уже будучи взрослым человеком. Кроме того, мы разговаривали по телефону, и я рассказывала ему о студентах, которые приехали к нам учиться из Краснодарской епархии. Владыка интересовался, какие у них успехи, как они себя ведут. У меня остались только самые тёплые воспоминания об этом светлом, духовном и доброжелательном человеке. Вечная память приснопамятному митрополиту Исидору».


Отошел ко Господу 8 августа 2020 г.
Погребен владыка в Воскресенском приделе Екатерининского кафедрального собора г. Краснодара.

 

Материал собирала и работу составила м. Галина Слукина

 

Скачать документ в формате   PDF