43
Гинеколог Анна Мустафина: «Доверять или не доверять ‟плохомуˮ скринингу?»

Разговор с врачом-гинекологом, членом общества «Врачи за жизнь» Анной Мустафиной о том, что делать, если медики говорят об осложненной беременности, если результаты тестов, УЗИ показывают аномалию, генетическую патологию младенца?

– Я сама 14 лет назад столкнулась с «плохим» скринингом: высокая вероятность рождения ребенка с синдромом Дауна. Я плакала, переживала, молилась. Решила для себя, что сохраню жизнь в любом случае. Сын родился совершенно здоровым. Насколько сегодня скрининги точные?

– Диагноз могут поставить по УЗИ, анализу крови, околоплодных вод. В этом случае направляют на прерывание беременности, аргументируя это тем, что ребенок нездоров. К сожалению, официальной статистики о достоверности скрининга нам не предоставляют.

Официальной статистики о достоверности скрининга нам не предоставляют

Ради интереса можете спросить: насколько вероятность диагноза, достоверность тестов и анализов большая? Вы удивитесь, что вам скажут: УЗИ имеет право ошибаться. Таких ошибок в своей практике я встречала огромное количество. Могу привести свежий пример из ноябрьских родов. Когда женщина родила, рассказала свою историю. В 20 недель ей сделали скрининг и сказали, что будет ребенок – мужского пола, с синдромом Дауна. Она второй раз сделала, подтвердили. Направляли ее на прерывание беременности. Пациентка не стала этого делать, поскольку уверена, что любой ребенок, даже если у него есть какая-то патология, имеет право на жизнь. Она решила для себя, что будет рожать в любом случае. Все равно этот вопрос ее мучил, она нашла «биоэнерготерапевта», и тот подтвердил с помощью своих «сверхспособностей» (это к вопросу о достоверности «супервидения» экстрасенсов): «Да, у вас мальчик, и он страдает синдромом Дауна». А дальше дама-экстрасенс произнесла ужасную фразу: «Вам будет экологичнее сделать аборт».

Скажите, как экология и аборты сочетаются? Где в природной системе делаются искусственные аборты? Если эмбрион сильно отличается от нормы, на раннем сроке беременность может прерываться сама, потому что если плод нежизнеспособен, он сам удаляется от матки.

Женщина и после посещения «биоэнерготерапевта» решила ребенка сохранить. Да, огорчилась, но морально подготовилась, что ей воспитывать больного сына, но тут ей знакомые находят контакты профессора (не шарлатана, как до этого), специалиста ультразвуковой диагностики. Он посмотрел, все изучил и сделал заключение: здоровый ребенок, патологий не выявлено, и это девочка. Такие странные показания УЗИ. В 40 недель героиня моего рассказа родила прекрасную девочку 3,5 кг, никого синдрома Дауна. Представляете себе, что такое диагностика и насколько она достоверна?

Немало и таких случаев, когда говорили, что у вас девочка с аномалиями, а рождались два мальчика, и здоровые. Даже на экспертных УЗИ так часто ошибаются специалисты.

– Современная техника, квалифицированные врачи. Почему же нередко встречаются даже не погрешности, а ошибки?

– Потому что не может быть достоверным эхо. Что такое ультразвук? Это эхо от звука. Как оно может быть на 100% достоверным? Как можно на основании этой диагностики решать, жить человеку или не жить? Давайте возьмем статистику Благотворительного фонда жизни «Луч». Сотрудники фонда помогают мамам, если им во время беременности поставлен диагноз об аномалиях развития ребенка, сотрудничают с перинатальными центрами, с экспертами для выяснения или уточнения диагноза. На июль прошлого года у фонда такие цифры: 278 беременностей завершились родами, из них 136 детей совершенно нормальные! Всех этих мам направляли на аборт. 49% детей родились здоровыми, то есть достоверность диагностики – не 5% ошибки, не 10, а почти 50%!

58 детей, 21%, родились с диагнозами, и их направили в специализированные медучреждения для оказания помощи.

278 беременностей завершились родами, из них 136 детей совершенно нормальные! Всех этих мам направляли на аборт

84 ребенка, 30% , родились с тяжелыми диагнозами, несовместимыми с жизнью. 84 из 278. Господь, природа так распорядились: прожить этим малышам меньше, чем остальным – кому-то несколько дней или даже часов, кому-то 8–9 месяцев после появления на свет. Но это их жизнь, вся их жизнь. Кто мы такие, чтобы решать, кому жить, а кому умереть? Кто мы такие, чтобы считать – кто здоровый, а кто – нет. Мы берем на себя роль Бога, и она нам не по плечу. Наша гордыня слишком раздута, думаем, что у нас современная медицина, и она все точно определяет. Ничего подобного, из этих простых цифр видите, как высока вероятность ошибки скрининга. На одного здорового ребенка приходится один нездоровый. Кто сказал, что инвалида или ребенка с патологиями нужно лишать жизни?

– В Интернете нередко встречается агрессивная позиция: рожают с генетическими патологиями, сами мучаются и другим мешают…

– Почему мы так относимся к жизни ребёнка? Не боремся за него? Хорошо, пусть там действительно синдром Дауна или другая аномалия. Простите, а что, человек с той или иной болезнью не имеет права на жизнь? Фашисты или нацисты считали: больных людей надо отправлять в газовую камеру. Разве у нас идеология фашизма, разве у нас не гуманная идеология? Мы говорим о милости, ждем от Господа милости, почему же людей с нарушениями развития надо убивать?

Я понимаю, что здесь финансовая причина, потому что инвалидам нужно платить пенсию всю жизнь, и поэтому закупаются аппараты УЗИ высокого класса, расширяются скрининги, чтобы не допустить рождения детей с тяжелыми недугами. Исключительно финансовая мотивация. Не хочется с инвалидом возиться, никто не хочет свою жизнь положить на уход за инвалидом, не так много самоотверженных, искренне верующих мам, которые добровольно на это идут. Здесь, опять же, вопрос мировоззрения, веры.

Между прочим, доказано, что дети с синдромом Дауна социализируются: если ими заниматься, развивать их так же, как и других детей, они даже заканчивают обучение. У нас есть целое сообщество «Дети солнца». Если кто-то встал перед выбором, оставить больного ребёнка или избавиться от него, изучите сначала вопрос, пообщайтесь с мамами инвалидов. Расспросите их, как они живут, что делают для детей. Родители из этого сообщества открыты, идут на контакт. Увидите, что дети с аномалией живут и радуют своих родителей.

– Что вы скажете сторонникам «выбора», то есть абортов, когда они говорят: что же делать женщинам, если им грозит смертельная опасность из-за беременности?

– Медицина не стоит на месте, у нас высокие технологии по спасению матери и ребенка. Если сердечный порок настолько сильный, что уже недостаточность кровообращения в выраженной степени, то беременность, как правило, не наступает. Организм не самоубийца! Поэтому при недостаточности кровообращения II и III стадии происходит нарушение репродуктивной сферы, например, могут отсутствовать менструальные циклы (аменорея), другие гипоталамо-гипофизарные нарушения. Беременность в тяжелых случаях порока сердца не наступает. Если же женщина забеременела, и ситуация пограничная, есть стационары, где наблюдаются пациентки с пороками сердца, заболеваниями сердечнососудистой системы.

Даже в те времена, когда не было таких высоких технологий, женщины с пороком сердца и противопоказаниями беременности, вопреки мнениям врачей, на свой страх и риск сохраняли беременность и рожали. Есть немало таких достойных примеров! Смелые и самоотверженные женщины находились все 9 месяцев под наблюдением медиков и не рожали сами, а им делали щадящее кесарево сечение, иногда досрочно. Сегодня выхаживают новорожденных, начиная с 28 недель, вообще без проблем, а есть перинатальные центры, где с 25 недель способны ребёночка дорастить. Понятно, что 25 недель не лучший срок для родов, но тем не менее сделают всё, чтобы довести до 28 недель, а потом уже ведут малыша «снаружи». Всегда есть выход. Нужно каждый случай рассматривать индивидуально. Если у нас будет во главе угла ценность жизни матери и ребёнка, то можно будет рассмотреть, как помочь.

Никто не собирается выводить из ОМС прерывание беременности по медицинским показаниям

В конце концов, если есть реальная угроза жизни матери, то никто не собирается выводить из ОМС прерывание беременности по медицинским показаниям. Из ОМС хотят вывести те случаи, которые подходят под описание: «Ой, сейчас не время рожать», «У меня однокомнатная квартира, и с ребёнком будет тесно», «У нас уже двое, куда нам третьего ребёнка?» Вывести из ОМС аборты – это для таких случаев, не по медицинским показаниям, а по желанию. Бывают такие причины у пациенток, что волосы на голове шевелятся: «Мы сейчас собрались в отпуск, путевки уже купили, а тут беременность». Вот именно подобные случаи нужно вывести из ОМС. Говорю, чтобы успокоить, чтобы не думали, что у бедных россиянок будет вилка: или умереть, или родить. Такого не будет никогда.

– Возвращаясь к скринигам и осложненной беременности, может быть, вы хотите, что-то добавить?

– С каждого руководителя медучреждения спрашивают цифры. Почему с плохим скринингом, осложненной беременностью торопят на аборт? Смерть младенца во время прерывания беременности, естественного аборта, произошедшая до 22 недель, – это статистика выкидышей. Все случаи смерти младенца от 22 недель до 7 дней после рождения – это перинатальная смертность. Она входит в состав показателя младенческой смертности. Коэффициент последнего используется для определения рейтинга, отражающего качество жизни населения в разных странах. Именно за этим гонятся доктора, которые вам предлагают прервать беременность, несмотря на то, что сами понимают: эти исследования не являются стопроцентными. Так с них требует вышестоящее руководство. С них требуют, а с вас? Вас волнует статистика, рейтинг? Ведь это жизнь человека. Надо понимать, что они преследуют не ваши интересы, не интересы вашего ребенка, а свои собственные – не хотят портить статистику. Я такую информацию хотела донести, чтобы вы знали скрытые мотивы, потому что когда с вами будут беседовать, вам будут приводить аргументы – как вы будете жить с нездоровым ребенком, вы измотаетесь, рано постареете, выбьетесь из сил, – многое скажут, чтобы направить на аборт. Иногда и грубо разговаривают. Давяще, нетактично, нарушая личные границы.

Сейчас есть ответственность за склонение к аборту, а если это еще и «зря», то есть ребенок здоровый родился, женщина в суд может подать. Так и написать в заявлении, что ее склоняли к аборту, а ребенок появился на свет без патологий. Но никто в суд не подает, потому что родился здоровый, все обрадовались и забыли про того доктора и те нервы, которые вымотали в течение беременности, не дали спокойно и радостно носить беременность.

Это реальность. Жизнь вашего ребенка нужна вам. Если вы сохраняете ее, то вы эту жизнь плюсуете к своей. А если вы решаете лишить жизни ребенка, то мало того, что вы этого ребенка вычеркиваете из своей семьи, вы еще и свою жизнь обедняете.

Женщины, которые прошли через эти операции, страдают. Морально, психологически. Одно дело, когда Господь забрал, а другое – вы собственными руками отдали его на казнь. Возникает вопрос: имела ли я право так поступить? Этот вопрос тяжелый, будет возникать постоянно. Может быть, не брать на себя такие решения, пусть Господь решает, здоровый или нет, жизнеспособный или нет. Маленький человек родится, и дальше уж решение Создателя – жить ему или нет, а мы не будем брать на себя лишнего, чтобы не нести этот груз и не страдать от этого.

Я всем желаю чистой совести и легкой души!

С Анной Мустафиной
беседовала Александра Грипас

pravoslavie.ru