173

Почему не перекрещивают католиков, принявших Православие? Как вообще относиться к католикам, оказавшимся на православной Литургии? Равноправны ли слова «Бог» и «Господь»? И что читать мирянину?

На беседы проекта «Пастырские встречи» вот уже которую неделю собираются прихожане, желающие больше знать о вере, о Церкви, о Господе. Братия Сретенского монастыря, обстоятельно и никуда не торопясь, отвечают на самые разные вопросы, толкуя те или иные строки Евангелия. На встрече с игуменом Павлом (Полуковым) звучали всё больше вопросы богословские.

– Бог и Господь – одно ли это и То же?



– Есть достаточно много мнений, совершенно еретических с точки зрения Библии, с точки зрения Церкви, с точки зрения опыта, что Бог и Господь – это настолько разные Личности. Я почитал и тоже удивился.

В книге Бытия в первых главах, когда говорится о творении, употребляется только слово «Элогим», причем «Элогим» – это множественное число. А глагол, который употребляется рядом, стоит в единственном числе. То есть: «В начале сотворил Бог (во множественном числе) небо и землю». Есть разные толкования этой, казалось бы, несуразности. Но если бы была какая-то ошибка или действительно несуразица, она была бы легко устранена. Есть толкование, согласно которому это прикровенное указание на Святую Троицу, указание полноты Божией, указание на великие Его дары, на множество свойств Бога – поэтому и Элогим.

Начиная со следующей главы книги Бытия уже употребляются слова «Господь», «Господь Бог», и если там – «сотворил», то здесь – «создал». На этом основании есть такие высказывания, и их очень много, правда, они не относятся к христианству, что на самом деле это вообще разные боги, условно говоря. То есть Тот – Творец, и Он в седьмой день почил от всех дел Своих, а потом о мире стал промышлять какой-то другой бог, у которого другое имя – не «Элогим», а «Господь».

Для именования Бога в Библии есть несколько слов и значений, одно из них – «Адонай» – переводится как Господь, Господин. А еще есть имя Бога, которое не употреблялось вслух. Оно было записано с помощью четырех букв; мы знаем, что в еврейском языке гласные буквы не обозначаются на письме, а так как это имя не употреблялось вслух по заповеди Божией: «Не приемли имене Господа Бога твоего всуе» (Исх. 20: 7), то потерялось его изначальное звучание, и неизвестно, как оно звучало на самом деле. То есть «Яхве» – это предположение звучания, «Иегова» – другая форма огласовки (эту форму взяли для себя свидетели Иеговы). На греческий язык эти вариации переведены как «Теос»; отсюда слово «теология» – богословие. А слово «Господь» передано словом «Кириос». Греческое «Кириос» переводится как господин в широком смысле, оно применимо и к Богу, и к человеку.

Так что никакого противоречия в Библии нет, мы говорим «Бог», мы говорим «Господь», и вместе с тем мы говорим словами Священного Писания: «Бог Господь и явися нам», или «Господь Бог».

– У святителя Николая Сербского есть изречение, что «лишь пламенная любовь души к Богу есть законный брак души». Что это за брак? И все ли должны сочетаться Богу?

– Брак мы как понимаем? Как соединение. Что Бог сочетал, человек да не разлучает (Мк. 10: 9) – это касается земной жизни человека. А слова святителя Николая Сербского я так понимаю: брак как соединение с Богом – главная цель нашей христианской жизни. И здесь слово «брак» употреблено именно в этом значении: как соединение с Богом; и это единственный настоящий брак. А брак земной – это как бы естественная потребность человека не быть одному на земле, и это тоже по Священному Писанию. Так что законный и тот брак, и другой.

– Так соблазнительно все ответы найти в интернете. Стоит ли к этому привыкать? Какой необходимый минимум литературы должен быть у мирянина? Ведь нас могут в одночасье отключить от интернета, в том числе и от телефона.

– Господь дает пользоваться в том числе и интернетом, но нужно понимать, где и что читать. Иногда человек неискушенный может попасть на такой ресурс, где будет совершенно не то написано – это же особенность интернета, там много всего.

Есть православные порталы, есть авторитетные священники, ведь очень много сейчас лекций, ответов на вопросы, и все это, естественно, можно и нужно смотреть.

А какую литературу иметь? Как-то я спросил у владыки Тихона: «Владыка, уже возраст приличный, чувствую, что многое не успеваю… Что читать?». Знаете, что он ответил? – «Священное Писание. Священное Писание – это основа. Бери Священное Писание, читай главу, а потом авторитетных толкователей Церкви на эту главу. И так изучай Священное Писание. Священное Писание – это самый надежный источник. И авторитетные толкования отцов Церкви».

Что читать? – Священное Писание. Священное Писание – это основа

Хорошо бы нам разбираться в Новом Завете, в Евангелии, в апостольских посланиях. А какая глубина в Псалтири заключена: мудрость, опыт!

Так что пока у нас есть интернет, мы им пользуемся. Но не забывайте, для чего мы читаем: просто для того, чтобы удовлетворить свое любопытство, или чтобы иметь много знаний? Много чего можно читать, но в основе – Священное Писание.

– Сейчас мы не целуем руки помазывающего нас и не прикладываемся к Чаше. Чего мы лишаемся? Может, это вообще не нужно, раз так легко от этого отказались?

– Чего мы лишаемся? Разве, не поцеловав Чашу, вы лишаетесь при этом Причастия? Причастия кто-то лишает вас?

– Но получается, что мы плохо благодарим…

– Что значит «плохо»? А если я не благодарю, но прикладываюсь к Чаше, это получается символизм. Хотя ваши сомнения понятны, конечно: мы привыкли прикладываться к Чаше. Но запрет на это – временная мера. И я всегда говорю так: «Причастия же никто никого не лишает? Нет. Благодарите Бога в духе и в истине и молитесь, чтобы с радостью пришло время, когда мы сможем опять после Причастия приложиться к Чаше».

На мой взгляд, мы иногда сами создаем себе больше препятствий, чем есть на самом деле. Многие читали о наших новомучениках и исповедниках Церкви Русской, о том, что им иногда как-то удавалось служить Литургию в лагерях, в лесах. Разве у них была возможность все соблюсти? Разве у них была возможность иметь белый пшеничный хлеб? Разве у них была возможность там, где-нибудь в лесах или под Колымой, достать хорошее церковное вино? Абсолютно нет. И мы знаем, что они служили порой на чем? Вот им давали пайку ржаного хлеба. А кормили там так, чтобы ты просто не упал. Но они отдавали этот ржаной хлеб для богослужения, из него лепили какой-то мякиш. Служили на морсе ягодном, потому что не было ничего другого. С точки зрения наших правил и канонов такая Литургия недействительна. Мы дерзнем так сказать? Нет! Из чего у них Чаша была? Церковный потир освященный? Какие у них были облачения? Антиминсом порой служил сам заключенный, на его груди служили.

Так что некоторых временных обстоятельств не смущайтесь.

– Есть ли надежда на спасение у протестантов? Евангелисты, к примеру, несмотря на искажения, веруют в Христа Иисуса и Святую Троицу…

– Как-то задали вопрос, кажется, старцу Амвросию или Варсонофию Оптинскому: «Спасутся ли католики?», и его ответ был такой: «Я не знаю, спасутся ли католики; я знаю, что если я потеряю Православие – я не спасусь». То есть он не сказал категорично: «Не спасутся», но он подчеркнул, как важно Православие для спасения.

Старец отвечал: «Я не знаю, спасутся ли католики; но я знаю, что если я потеряю Православие – я не спасусь»

– Получается, если мы католиков принимаем, то Католическая церковь тоже спасительна?

– Нет, не получается. Мы веруем во Единую Соборную и Апостольскую Церковь. Но есть некоторые положения, которые, скажем так, принимались в синодальное время. И принимались потому, что в высшем свете было много немцев, поляков, в том числе в царской династии, часто стоял вопрос о присоединении к Православию жен императоров, которые часто были из немок. И мы не говорим категорично, что присутствует благодать и так далее… Мы просто принимаем – это то, что имеется на сегодняшний момент. Как будет дальше, мы не знаем.

– Я возвращаюсь к католичеству. В это Рождество на Литургии в нашем храме Христа Спасителя присутствовали католики…

– Перед службой я посмотрел ролик с богослужения православных на мощах святителя Николая Чудотворца в Бари. Это католическая базилика, причем монашеского ордена. Православная Литургия совершается там регулярно. Можно ли сказать, что мы на этой Литургии молимся вместе с католиками? Нет. Мы совершаем православную Литургию. Я присутствовал однажды на такой. Из православного храма приносится антиминс, хотя можно было бы даже и без антиминса служить, потому что тут лежат непосредственно сами мощи святителя. Православные священнослужители служат, поют православные прихожане. Но одновременно постоянно в базилику заходят католики, мы замечали даже такое большое удивление в глазах некоторых из них, когда они видели православную Литургию, пение необычное, облачение… Но они с нами не молятся! Они, может быть, даже и остановились в это время и тоже помолились святителю Николаю, но это не есть совместная молитва. Совместная молитва подразумевает общее совершение богослужений.

То, что католический священник присутствовал в храме, – да, это может вызывать смущение, это может вызывать сомнение, но тем не менее это не является совместной молитвой. Идет православное богослужение, в котором католический священник участие не принимает.

Есть такая традиция во многих приходах Белоруссии, особенно в западных ее районах, в Гродно например, когда приглашаются как православные священнослужители на католические богослужения в большие праздники, тоже на Рождество, так и наоборот. Они являются, скажем так, гостями, приглашают их из уважения.

Приведу еще пример. Вы говорите о католиках, которые верят в Господа Иисуса Христа и Святую Троицу, а в Астрахани на православном богослужении, на Литургии всю службу стоял муфтий. Он должен был поздравить владыку с круглой датой, а это обычно происходит в конце Литургии. Но муфтий перепутал время и пришел раньше. И пожалуйста, муфтий, такой хороший человек, из местных, с уважением относящийся к Православию, часто на встречах больше цитирующий Евангелие, чем Коран, отстоял всю Литургию, молебен, многолетие… Прошло много лет, а он все вспоминал это. По-разному. Иногда он говорил про свои бедные ноги, которые никогда в мечети так не уставали, и между прочим он часто говорил так: я был на Литургии у православных, выстоял все три часа этой большой службы, но я же не стал православным. Вот вам и ответ. Мы говорим о католиках, а здесь вообще мусульманский верховный священнослужитель – муфтий.

– Церковь призывает молиться за всех. И в книге владыки Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые» был такой рассказ, когда старец заболел, его помянник взяла его духовная дочь, стала читать… Не получается, что мы молимся при этом поверхностно?

– Многие духовники говорят, что не стоит браться молиться за многих, потому что молитва – это тяжелый труд. И не всем посильный. Это у монахов задача молиться за весь мир. Священники молятся за очень многих людей, в том числе которых не знают, например вынимая частички во время проскомидии, – и им дана такая благодать. У мирян тоже есть благодать, и, естественно, мы призываем молиться, но в какой степени, за кого? За какой-то близкий круг общения, за кого есть какое-то переживание. А что касается молитвы за тех, кто делает пакости, то я советую: помолитесь за него, как можете. И второе: доверьте свои молитвы Церкви – подайте записку на проскомидию.

Молитва за всех – это тяжелый труд. И не всем посильный. Доверьте эти молитвы Церкви

– Подскажите, пожалуйста, в каком возрасте принято крестить младенцев?

– В практике современной Церкви ограничений по возрасту нет. Непосредственно в Требнике есть указания, что крестим на восьмой день. Сейчас восьмидневного младенца мало кто рискнет понести в храм, хотя многие священнослужители предлагают крестить побыстрее, потому что есть возможность Литургию за малыша совершать.

Мы знаем, что многие первые христиане крестились уже во взрослом возрасте, хотя в Священном Писании упоминается, что дети крестились тоже. Поэтому смущаться возрастом не надо, самое главное совершено: младенец крещен и миропомазан дарами Святого Духа.

– Скажите, почему полезно ходить на кладбище?

– Могила во всех культурах считалась сакральным местом. Приходя на кладбище, мы более сосредоточены на молитве об этом человеке, на памяти о нем; к тому же, когда мы посещаем могилу, мы совершаем некий труд.

Кстати, мой дедушка, Царство ему Небесное, говорил: «Когда умру, вы ко мне часто на могилу не ходите, но обязательно приходите на 9 мая», – он был фронтовик, инвалид войны. И говорил еще такие слова: «Лучше вспомнить и прийти, чем прийти и вспомнить».

– По традиции с братьями и родственниками на Пасху собираемся в родном городе. Можем ли мы в эти дни побывать на кладбище, если остаться на Радоницу нет возможности?

– Конечно. Покойный митрополит Иона (Карпухин) говорил так: «Раньше многие кладбища были вокруг приходских церквей, и мы знаем, что древние церкви Москвы, сохранившиеся до сих пор, тоже имели кладбища, и люди, выходя из храма… – кстати, он говорил про свой Крестовоздвиженский храм в Алтуфьеве, когда-то это был храм в поместье, в одноименной деревне, – так вот, люди, выходя с Пасхальной службы, видели вокруг могилы. Что же, они не подойдут к ним после службы? Не похристосуются, условно говоря?»

Конечно, если вы приехали в Пасху на два, на три дня, надо сходить на могилы близких. А само слово «Радоница» хотя имеет и некое языческое преломление, но тем не менее это же память об умерших, и она радостная, мы христосуемся с ними, поздравляем их, поэтому греха тут точно нет. Так что смело идите на кладбище.

Игумен Павел (Полуков)