Серафим (Глаголевский), митрополит Новгородский

Митрополит
Серафим
(в миру Стефан Васильевич Глаголевский)
на кафедре с 1821 по 1843 гг.
† 1843 г.

По архивным данным, рождение митрополита Серафима относится к 1757 г. Он был сыном «действительного» дьячка Козьмодемьянской церкви в г. Калуге, принадлежавшей тогда к Московской епархии. Первоначальное образование он получил в Калужском духовном уездном училище, затем продолжал его с 1782 г. в Московской академии и Московском университете. В Троицкой семинарии Глаголевский учился вместе с Матвеем Десницким. Оба будущие митрополиты в одно время поступили в филологическую семинарию ученого Дружеского общества, основанного в Москве известными мистиками Екатерининского царствования Новиковым и Шварцем. Вместе обучались новым языкам и вместе слушали лекции в университете и в духовной академии. Но затем пути их на время пошли в разные стороны: в марте 1785 г. Глаголевский был определен учителем в Троицкую семинарию, где преподавал латинский язык, историю и риторику; в 1787 г. он был назначен учителем риторики в Московской академии и, спрошенный о желании посвятиться в стихарь, дал следующий отзыв: «Я, нижеподписавшийся, объявляю сим, что я в стихарь посвящен быть желаю, а в какое состояние, духовное или светское вступить намерен, теперь еще решиться не могу, в чем своеручно и подписуюсь».

Несмотря на такое заявление, он в том же году постригся (2 декабря) в монашество с именем Серафима и сделан был в академии катихизатором. С 21 августа 1790 г. о. Серафим был префектом и преподавателем философии в академии, с 1791 г. – цензором печатаемых книг и 12 февраля 1795 г. возведен в сан архимандрита московского Лужецкого монастыря и назначен членом духовной консистории. В том же 1795 г. архимандрит Серафим вызван был в Петербург для исполнения чреды священнослужения и сказывания проповедей. 11 января 1796 г. он был уволен во вверенный ему монастырь, присутствовал в консистории, с 1798 г. преподавал в академии богословие, а 1 сентября 1798 г. перемещен в московский Заиконоспасский монастырь и в 1799 г. назначен ректором Московской академии. 26 ноября 1799 г., накануне пострижения в монашество товарища его Десницкого, архимандрит Серафим Высочайшим указом был назначен епископом Дмитровским, викарием Московской митрополии; его наречение и 25 декабря хиротония совершены были в Москве. Московский викарный епископ Серафим три года присутствовал в Московской синодальной конторе и 29 января 1804 г. перемещен на самостоятельную епископскую кафедру – Вятскую и Слободскую, но был там чуть более года. 7 июля 1805 г. он был уже назначен епископом Смоленским и Дорогобужским. Деятельность его по Смолен­ской епархии выразилась в усиленных заботах о поднятии дела проповедничества, в строгом наблюдении за жизнью монашествующих, за преподаванием и образом жизни учащих и учащихся в духовно-учебных заведениях, за правильным расходованием сумм и проч. Его стараниями устроен в Смоленске над Днепровскими воротами новый каменный храм; чудотворная икона Божией Матери Одигитрии украшена им новою ризою, а для будущих украшений иконы он оставил за собственною печатью ящик с жемчугом. 7 февраля 1812 г. преосвященный Серафим был назначен в Минск с возведением в сан архиепископа. 13 марта он прибыл на новое место служения, но в том же году летом, при нашествии французов, должен был покинуть Минск и искал убежища на прежнем месте своего служения в Смоленске; но когда и Смоленск был занят Наполеоном, преосвященный Серафим был вызван в Петербург: с 1 января 1813 г. он был присутствующим в Св. Синоде, с 23 апреля 1814 г. – временным членом комиссии духовных училищ, а 30 августа 1814 г. он был назначен архиепископом в Тверь и постоянным членом Св. Синода и комиссии духовных училищ; в то же время он был избран в вице-президенты библейского общества и состоял членом комитета по переводу Евангелия на русский язык. С мая до сентября 1816 г. он ездил по своей епархии, а остальное время был в Петербурге и занимался исполнением различных поручений. 15 марта 1819 г. он назначен был в Москву митрополитом и сейчас же отправился в свою епархию: он производил строгие экзамены ставленникам, требовал приличия и скромности в одежде от лиц духовного звания и их жен, сделал распоряжение о содержании подсудимых духовного звания в монастырях (а не в тюрьмах), завел в Москве типографию для печатания богослужебных книг в единоверческие церкви и проч.

19 июня 1821 г. состоялся Высочайший указ о назначении высокопреосвященного Серафима митрополитом Новгород­ским, С.-Петербургским, Эстляндским и Финляндским и священноархимандритом Александро-Невской лавры. Назначение это произошло под влиянием графа Аракчеева, и в этом уже заключалось указание митрополиту, как действовать далее и как относиться к князю Голицыну и покровительствуемым им лицам и учреждениям. Сделавшись преемником митрополита Михаила, митрополит Серафим как бы унаследовал и должен был продолжать ту борьбу, которую вел его предшественник и которая, расстроив здоровье митрополита Михаила, рано положила конец его служению, – разумеем, борьбу с чуждыми православной церкви стремлениями в виде мистицизма и масонства. Товарищ митрополита Михаила по воспитанию, митрополит Серафим не имел ни тех дарований, ни той впечатлительности, ни той горячности к просвещению, какими отличался митрополит Михаил. «Не остался он, – писал Сушков, – в памяти народной. Нет разсказов о нем ни в Москве, ни в Петербурге. Редко беседовал он с паствою своею и вовсе не слыл проповедником. Не было у него ни пламенных почитателей, ни завистливых недругов. Мистическое воспитание как бы не оставило своих следов на Серафиме. Он как бы подавил в себе пытливость, столь общую лучшим питомцам дружеского общества, которые влеклись духом ко всему таинственному, загадочному, сверхъестественному. Они стремились умом и сердцем в область духов, искали общения с безплотными силами, жаждали чудес. Он затаил в глубине души своей мистическия мышления и ощущения, гадания и убеждения». «Митрополит Серафим, – говорит Чистович, – чувствовал себя в своем новом положении первенствующего иерарха русской церкви весьма неспокойно; понимал великость лежащей на нем ответственности, но не имел ни сил, ни пособников остановить поток разливающегося зла. Против него стоял могущественный временщик князь Голицын, с которым борьба была не равная. Но обстоятельства незаметно слагались так, что создали и подле него и на его стороне силу, которая поколебала авторитет и значение всесильнаго, как казалось, князя Голицына (граф Аракчеев, архимандрит Фотий и др.)». В борьбе с мистическими обществами митрополит Серафим держался охранительного направления. На первом же заседании в комитете библейского общества своим молчанием и угрюмым видом он показал несочувствие делу; по выслушании же отчета, заметил: «Так могут рассуждать только люди, не понимающие православия». Появившаяся затем вскоре в русском переводе книга католического пастора Госснера «Дух жизни и учения Иисуса Христа» дала повод митрополиту Серафиму явиться к государю и выяснить об угрожающей церкви опасности от распространения подобных книг и от «колеблющаго православную церковь» управления князя Голицына. 15 мая 1824 г. князь Голицын был уволен от должности министра народного просвещения и от звания председателя Российского библейского общества, а 17 мая – и от звания члена комиссии духовных училищ. Председателем библейского общества был назначен митрополит Серафим, и в декабре того же года он представил государю доклад о связи библейского общества с мистическими лжеучениями и о необходимости его закрытия. Для рассмотрения мистических книг митрополит Серафим учредил из духовных лиц комитет с особой инструкцией (отчет о деятельности комитета представлен Св. Синоду в 1845 г.; мистические сочинения были разделены на два разряда: на книги вредные и книги, непротивные духу православной церкви; первые предложено было сжечь, а последние хранить при Св. Синоде).

Из жизни митрополита Серафима заслуживает внимания еще тот факт, когда он проявил подвиг гражданского мужества, жертвуя собою для спокойствия столицы во время смуты 14 декабря 1825 г. Вот как описывается это событие:

«Прежде чем употребить против бунтовщиков военную силу, сердце молодого Монарха все еще желало новыми мерами кротости и увещания образумить заблуждающихся. Решено было испытать над ними убеждения религии... Оба митрополита (Серафим и Евгений) в том облачении, в каком они были для молебствия, с двумя своими иподиаконами поехали на площадь... их обступил народ и умолял не идти на явную смерть, уже постигшую графа Милорадовича. Но генерал-адъютант Васильчиков повторил желание Государя, чтобы митрополит испытал подействовать на умы заблужденных силою веры. В это время пал на глазах его от руки Каховского полковник Стюрлер. Несмотря на то, ревностный к своему долгу пастырь, приложась ко кресту и возложив это знамение мира на голову, пошел к бунтующей толпе; за ним следовал митрополит Евгений с иподиаконами. При виде святителя, идущего под защитою только своего сана и седин, солдаты взяли с плеча и стали креститься, а некоторые и прикладываться к простертому им кресту. Но пока митрополит старался, призывая Бога в свидетели истины своих слов, вразумить их изъяснением событий и в настоящем виде изобразить преступность измены законному Царю и ожидающую виновных кару небесную, предводители возмущения, издеваясь над священным его саном, кричали, что законный их царь Константин, что он в оковах, близ столицы, что это дело не духовное и если архиерей может присягать по два раза в неделе, то такое клятвопреступление им не пример, что им надо не попа... Наконец велели бить в барабаны, чтобы заглушить его речь и грозились по нем стрелять; над головою митрополита уже скрестились шпаги и штыки... он удалился».

Летопись событий по Новгородской епархии при митрополите Серафиме выразилась приблизительно в следующем:

1822 г. – в Новорусском погосте Старорусского уезда сгорели две деревянные церкви; произведен ремонт и сделаны пристройки в новгородском Хутынском и старорусском монастырях; прибавлено 13 монашеских вакансий в Кирилло-Новоезерском монастыре.

1823 г. – произведен ремонт Иверского монастыря; бурею разрушена церковь в с. Лупсаре Кирилловского уезда, молниею – две церкви в с. Большой Шалге Кирилловского уезда, пожаром – церковь в погосте Михайлоозерском Тихвинского уезда; началось дело о перемещении Боровичского духовного училища из монастыря в частный дом и об освобождении монастыря от платы 120 р. в год на содержание бурсаков.

Строитель боровичского Свято-Духова монастыря, иеромонах Михаил, доносил, что, по резолюции покойного митрополита Амвросия, в 1809 г. помещено в два каменные покоя вверенного ему монастыря на время боровичское уездное училище и ежегодно на бурсаков его из сумм монастыря вносится по 120 руб.; а как ныне означенные покои нужны для братии монастыря, по неимению в нем других, кроме их келлий, а тех денег не может он, строитель, вносить впредь, потому что монастырь после бывшаго строителя остался должным 1000 руб., — то просит вывести училище в наемный дом и освободить монастырь от платы. Митрополит Серафим присовокупил, что ему известна бедность боровичской обители во всех ее частях.

По справке оказалось: в г. Боровичах – два училища, уездное и приходское. Первое в 1822 г. имело 77 учеников и помещалось в монастыре, второе – 45 учеников и помещалось в наемном доме. Монастырь жертвует по 120 р. в год наравне с прочими монастырями Новгородской епархии, по журналу комиссии духовных училищ от 22 июня 1809 г. По ходатайству епархиальных архиереев освобождены от платы следующие монастыри: Кириллов Белозерский от платы 400 р., Островский Введенский С.-Петербургской епархии от платы 200 р., Старорусский Спасский от обязательства содержать пятерых бедных учеников со взносом в их же пользу 25 р., Троицкий Калязин Тверской епархии – от платы 500 руб. Определено: монастырь от взноса пожертвований освободить, а о перемещении училища взять предварительно сведения, нельзя ли поместить его вместе с приходским училищем в другом казенном или наемном доме.

1825 г. – в новгородский Сырков женский монастырь прибавлено 5 монашеских вакансий (1826 г.); в дер. Новолоке Валдайского уезда построена церковь; в Иверском монастыре сгорела колокольня и крыша на церкви.

1826 г. – в с. Федотовке Череповецкого уезда сгорела церковь; производилось следственное дело о том, что в селе Передках Боровичского уезда в церкви за литургией на дискосе под частицами оказался яд.

1827 г. – назначен денежный оклад Филиппо-Ирапской пустыни; в новгородский Юрьевский монастырь введен общежительный устав (напечатан в 1828 г.) и присоединена к нему церковь бывшего Перынского монастыря.

Архимандрит Фотий с братиею писал: «В 1030 г. благоверный князь новгородский Ярослав Великий, во св. крещении Юрий, или Георгий, основал Юрьев монастырь; а благов. и вел. князь Мстислав, сын Владимира Мономаха, во св. крещении Юрий, основал в нем соборную каменную церковь во имя св. великомуч. победон. и чудотв. Георгия; сын же его св. вел. и благов. князь. Всеволод в 1119 г. окончил и в 1130 г. освятил ее. Собрали братию и особенно обновили, распространили и одарили своею милостию и утвердили его, дав для крепости на будущия времена на пергаменте грамоту оному, которая и до днесь в подлиннике, яко древнейшия в России и св. угодников милость, благоговейно сохраняется при церкви, ими созданной, в которой, доселе без всякой перемены сущест­вующей, после были погребены св. благов. кн. Феодор, брат Александра Невскаго, и мать их блаженная княгиня Феодосия Мстиславовна, во инокинях Евфросиния. Восемь веков почти существующий Юрьев монастырь в разныя времена поддерживали и жаловали Цари Русские многими царскими милостями своими: вел. кн. Иоанн Данилович, царь Феодор Иоаннович, Борис Феодорович, Василий Иоаннович, особенно же – Михаил Феодорович, Алексей Михайлович, Феодор Алексеевич, Иоанн и Петр Алексеевичи, как видно из грамот, данных ими сему монастырю. Но после, чрез разныя несчастныя перемены, быв он некогда Лаврою, пришел было в совершенное разстройство и падение; в блаженное же царствование Государя Императора Александра Павловича, в Бозе почившаго, на вечныя времена одарившаго его своими милостями, при Божией помощи, начал паки возобновляться по всем частям, и ныне уже в царствование благочестивого великого Государя Императора Николая Павловича, действительно возобновлен, устроен и украшен достаточно. В сем-то Юрьеве монастыре, древнейшем из прочих монастырей, ради любви Божией, все они, собравшись пребывати и благоискусно монашествовати, желают ныне устроить в нем житие общее, тем паче, что в древния времена во всех обителях было монашеское общее житие: и ныне в России те особенно св. обители из ничтожества возстают и процветают, в коих монашеское общежитие содержится. Притом же и по преданию св. и богоносных отец, начальников общежития, в монастыре необходимо должно быть общежитие, и уставы все общежительные содержать нужно. Время от времени, в Юрьеве монастыре чин богослужения уже ныне возстановлен в точности по уставу церковному, столповое церковное древнее пение заведено, и прочее, елико можно, по всем частям устроено; а дабы поддержать и на будущее время сие заведенное благочиние ко славе Божией и во спасение братии монашествующей, за необходимое они признают содержать в нем и устав и чин общежительный, тем паче, что как в нем до штатов, так и во всех монастырях России было общежитие и ныне есть в Соловецком, московском Симонове, Тихвине Большом, Александросвирском и др., а заштатные все монастыри тем токмо и существуют, что содержится в них общежитие. Суммы в монастыре в наличии состоят более 20000 руб., каждогодно на поддержание монастыря отделяется по 4700 руб.».

Монастырь имеет все, принадлежащия ему по Высоч. указу 18 дек. 1797 г. выгоды, кроме мельницы, за которую по указу 2 июня 1823 г. получает по 4000 р. в год. С вышесказанных угодий и прочих неокладных сборов монастырь получил в 1822 г. 7426 р. 38 к., в 1823 г. 126803 р. 24 к., в 1824 г. 52110 руб. 68 к., в 1825 г. 20504 руб. 18 к., в 1826 г. 92893 р. 78 к. Постоянной суммы каждогодно получает: по штату 3952 руб. 68,5 к., процентов из 227000 р. – 11350 р., вместо мельницы – 4000 p., а всего 19302 р. с копейками. Столповое пение заведено с 20 марта 1825 г. с тем, чтобы и впредь вечно соблюдаемо было: ежели же когда-либо по неуважению и опущению вовсе не будет исправляемо, то проценты, получаемые с 50000 руб., на сей предмет положенных, употреблять тогда не на братию, а на содержание церквей и строений, и только треть отделять на провизию и дрова братии. 21 марта 1827 г. разрешено ввести общежитие. (В новгородском Отенском монастыре. – 17 января 1822 г.).

О Перынском монастыре. «Перынь монастырь, – писал архимандрит Фотий, – находится близ Великаго Новограда, на истоке реки Волхова и озера Ильмена, за Юрьевым монастырем, на возвышенном, а в весеннее время – окруженном водою месте, где древле стоял новгородский кумир Перун, разстоянием от нынешняго Новгорода к югу в 4-х верстах; сей монастырь основан вскоре по обращении новгородцев в христианскую веру и по сокрушении идола Перуна в 995 г., почему и назван Перынь. В 1628 г. в нем были: церковь каменная во имя Рождества Божией Матери, две кельи деревянныя и скотский двор. Но ни монашествующих, ни слуг, ни крестьян тогда уже не было, и в церкви священнослужения уже не отправлялось, а был только один строитель Феодосий, который содержание свое получал от пахотной земли, рыбной ловли и сеннаго покоса. Земли пахотной было на 10,5 четвертей, сеннаго покоса на 100 копен, рыбная ловля отдавалась в оброк по 3 р. 25 к. на год. Принадлежала монастырю еще пустошь Высока, но она никем тогда не была обрабатываема. В 1634 г. (7142) 19 апреля по грамоте царя Михаила Феодоровича приписан к Юрьеву монастырю, что подтверждено тем же Государем 8 апр. 1643 (7151 г.) и 16 декабря 1677 (7186 г.) царем Феодором Алексеевичем. По штатам 1764 г. монастырь обращен в приходскую церковь Юрьевской слободки с назначением причта. В 1764 г. имел церковь каменную во имя Рождества Пресвятой Богородицы, длиною с алтарем и папертью на 5,5 саж. и шириною на 3,5 саж., готической архитектуры, строенную из каменной плиты по древнему обыкновению, об одной главе чешуйчатой, крытую тесом; в северо-западной стороне в 4-х саж. от церкви колокольню деревянную с тремя колоколами, построенную в 1750 г. при Юрьевском архимандрите Павле; на западной стороне от церкви в 5 саж. братския кельи в один этаж длиною на 9, а шириною на 3 саж.; в юго-восточной стороне над рекою Волховом к озеру Ильменю настоятельския деревянныя кельи со службами длиною на 10 и шириною на 4,5 саж.; ограда кругом монастыря; за оградою конюшенный двор; все сие, вместо прежняго обветшавшаго здания, построено в 1751 г. Юрьевским монастырем и перевезено туда в 1764 г.; осталась одна только церковь и 2 причетнических двора. Земли при ней 88 десятин 1201 саж., планы и межевыя книги имеются. Церковной суммы в год собирается 27 руб. и свечной 3 р. с копейками. Приходских мужеск. пола ревизских 115 душ, а дворов (по 4 души) только 28. К великому сожалению всех, сей древнейший и единственный памятник в России год от года приходит почти в совершенное разрушение и забвение. В 1826 г. около сей церкви ограды не было, а с трех сторон небольшой весьма ветхий полисадник, с четвертой – и того нет, только заплетена из фашинника изгорода; колокольня на двух столбиках деревянных под кровелькою деревянною с 3 маленькими колокольчиками; 2 соломою крытые деревянные домика причетников, стоющие до 500 р. Самая церковь в основании своем тверда, но в стенах, арках и сводах имеет открывшияся большия и опасныя разселины, столбы подсечены, щекатурка осыпалась, пол кирпичный ветхий, кровля обветшалая. Возобновление будет стоить не менее 3000 рублей. На том основании, что означенное достопамятное по церковному и отечественному бытописанию место будет поддержано Юрьевским монастырем навсегда, без всякаго от казны иждивения, единственно усердием благоговения к святыне и древностям Новгорода, консистория согласилась приписать Перынскую церковь к Юрьеву монастырю, тем более что подобная же приписка Липинскаго монастыря к Сковородскому монастырю учинена 24 февраля 1801 г. Впрочем, дабы с поддержанием памятника древности сопряжено было какое-нибудь известное благоупотребление для пользы самого монастыря или церкви вообще, определено потребовать от архимандрита Фотия сведений, как и что, по соображению с вековыми пользами монастыря, имеет быть им делано при той церкви». 28 февраля 1827 г. утверждена приписка Перынской церкви к Юрьеву монастырю «без промедления времени».

1828 г. – производилось дело о буйстве монахов борович­ского Свято Духова монастыря.

1829 г. – произведены исправления ветхостей в соборных церквах Белозерска.

1830 г. – учреждено новых 17 больничных вакансий в Юрьевском монастыре; к Демянскому уезду причислено 5 дер. из Холмского уезда Псковской епархии; окончен постройкою старорусский Воскресенский собор; старорусский Спасо-Преображенский монастырь причислен ко II-му классу; протоиерей боровичского собора Николай Ильинский награжден орденом св. Анны 3 ст. за усмирение возмутившихся помещичьих крестьян в селах Агафоново и Шереховичах; в Крестецком уезде у раскольников конфискованы 22 книги и много рукописей.

1832 г. – возобновлен Софийский собор на средства графини А.А. Орловой-Чесменской и испрошено от казны ежегодное пособие Кириллову-Белозерскому монастырю в 1000 руб. и Антониеву — в 500 рублей.

1834 г. – производилась в Тихвинском Введенском монастыре постройка 2-этажного корпуса; произведен ремонт Кириллова-Белозерского монастыря; в селе Званка домовая церковь обращена в приходскую; производилось следствие о похищении из Софийского собора антиминса, но за неотысканием виновного дело предано в волю Божию.

В 1822–1828 гг. производилось дело об учреждении особой самостоятельной Олонецкой епархии, следовательно, Новгородская епархия должна была уступить некоторую часть своих обширных владений. Олонецкая епархия открыта 21 апреля 1828 г. В 1829 г. производилось дело о разделении прихода Соцкого погоста, из коего 623 души принадлежали к Лодейнопольскому уезду и 419 душ – к Тихвинскому уезду; две церкви погоста стояли на земле Олонецкой епархии; определено одну церковь перенести в Новгородскую епархию.

О деятельности митрополита Серафима свидетельствует еще тот факт, что свечной доход, высылаемый из епархии в Комиссию духовных училищ, по Новгородской епархии в 1830–1831 гг. «получил значительное весьма приращение, так что от 11530 р. возрос до 27800 р., следовательно, более нежели удвоился. Комиссия духовных училищ, приемля в уважение столь значительное приращение означенных доходов и приписывая оное особенным попечениям и благоразумной распорядительности преосвященнаго Серафима, митрополита Новгородскаго, долгом считает представить Св. Синоду об изъявлении Его Высокопреосвященству совершенной ея признательности. 12 марта 1832 года».

В то же время по С.-Петербургской епархии произошли постройки многих домовых церквей: в училище глухонемых (1822 г.), в доме гр. Вязьмитиновой Ораниенб. уезда (1822 г.) и в Михайловском артиллерийском училище (1822 г.), церковь в с. Вартемяках близ Парголова (1825 г.); выхлопотано жалованье причту Петропавловского собора и значительная сумма на его исправление (1827–1829 гг.); отпущены суммы на ремонт собора в Выборге и испрошено разрешение на постройку в Финляндии деревянных церквей и проч.

Слабый по силам и преклонный по летам, митрополит Серафим во всех сферах своей деятельности имел помощников. В борьбе с мистицизмом ему помогал Киевский митрополит Евгений, в Комиссии дух. училищ помощником его был ректор академии и потом его викарий – епископ Григорий (Постников), в Новгороде у него за 22 года сменилось до 8 викариев, в Петербурге же, «для облегчения трудов его по епархиальному управлению», был назначен викарий ему – преосвященный Венедикт (Григорович), которому с Высочайшего соизволения 12 августа 1839 г. дана была для деятельности инструкция и в ведение которого отдавалась С.-Петербург­ская консистория. К этому времени, по словам Херсонского архиепископа Никанора, митрополит Серафим уже несколько лет не обладал ясностью ума (сдетинился), он нигде не бывал, доступ к нему был почти невозможен, и только в самых крайних случаях его выводили под руки в каком-то больничном балахоне (не ряса и не подрясник) и с большим зеленым козырьком на совершенно почти закрытых, вы­цветших, болезненных глазах.

Поездки в Новгород митрополита Серафима были нечасты и непродолжительны: в 1824 г. с 20 июля он ездил туда на месяц, в 1834 г. с 1 августа ездил на 20 дней для освидетельствования произведенных в Софийском соборе важных починок и для обозрения церквей и монастырей; в 1836 г. с 18 июля на 20 дней по епархиальным делам.

Последними знаками монарших милостей к митрополиту были: в 1823 г. 2 апреля орден св. Андрея Первозванного, в 1835 г. 30 мая орден св. Владимира 1 степ. Большого креста, в 1839 г. 26 марта – осыпанный алмазами посох.

В 1841–1842 гг., чувствуя приближение смерти, митрополит Серафим сделал большие денежные пожертвования в церкви, монастыри и семинарии разных епархий: Минской – 571 р. 42 к., Новгородской 2142 р. 85 к., С.-Петербургской – 2142 р. 85 к., Калужской – 4499 р. 89 к., и др. Скончался митрополит Серафим 17 января 1843 г. в 9 часов утра, 85 лет от роду. Погребен в Духовской церкви Алекс.-Невской лавры. По смерти его проверены были в Новгороде епархиальные суммы, их оказалось наличными 9980 р. 58 2/7 коп. и билетами 131 357 р. 13 1/7 коп. серебром.

Из литературных трудов митрополита Серафима известны «Изследование доказательств бытия Божия», М., 1789 г., «Слова и речи на разные случаи», «Пастырское увещание по случаю холеры», СПб., 1831 г.; он же принимал большое участие в переводе Евангелия и Псалтири на русский язык.

Пособниками митрополиту Серафиму по управлению Новгородской епархией были восемь епископов Старорусских, его викариев: преосвященные – Сильвестр (Цветков) в 1821–1823 гг., Моисей (Богданов-Платонов) в 1824–1827 гг., Игнатий (Семенов) в 1828 г., Тимофей (Котлерев) в 1827–1834 гг., Анастасий (Ключарев) в 1834–1837 гг., Феодотий (Озеров) в 1837–1842 гг., Иустин (Михайлов) в 1842 г. и Леонид (Зарецкий) в 1843–1850 гг.

Сильвестр (в миру — Сергей Григорьевич Цветков) был сыном пономаря Московской епархии, родился в 1780 г. Образование получил в Московской славяно-греко-латинской академии и 1 июня 1808 г. был назначен «информатором нижняго латинскаго класса академии», в том же году 4 сентября сделан там учителем, а 1 сентября 1811 г. – и катехизатором. В 1812 г. 26 апреля – «учитель риторики и высшаго латинскаго и российскаго красноречия Сергей Цветков» пострижен в монашество с именем Сильвестра, 7 мая рукоположен в иеродиакона и 9 мая – в иеромонаха. Академическое правление дало о нем отзыв, что «изящныя его дарования, отличное прилежание к должности и весьма похвальное поведение довольную подают надежду, что он может с честию послужить церкви и отечеству, и на первый раз достоин занять праздное при академии проповедническое место». 7 августа 1812 г. академический проповедник иеромонах Сильвестр причислен к соборным иеромонахам Донского монастыря, а в 1813 г. 24 января произведен в игумена смоленского Троицкого монастыря. Более 8 лет он прослужил в Смоленске; в это время возлагались на него разнообразные обязанности: с 6 марта 1813 г. он состоял префектом Смоленской семинарии, а 28 июля того же года возведен в сан архимандрита. Оставаясь настоятелем Троицкого монастыря, архимандрит Сильвестр в то же время присутствовал в духовной консистории и был членом строительного комитета по возобновлению разоренных неприятелем зданий, принадлежащих духовному ведомству. 12 мая 1817 г. он был назначен настоятелем смолен­ского Авраамиева училищного монастыря и ректором Смоленской семинарии, а 6 ноября 1821 г. всемилостивейше пожалован в епископа Старорусского, викария Новгородского, хиротония его совершилась 27 декабря того же года. Служение его было непродолжительно и незаметно. В 1823 г. 29 октября в 4 часа пополудни преосвященный Сильвестр после долговременной болезни скончался и погребен в Новгороде. В своем духовном завещании он писал: «Чувствуя себя трудным в болезни и близким к исходу от сея жизни в вечную, свидетельствую, что в житии сем я не приобрел многого стяжания: в бедности я был всегда и ныне в бедности остаюсь; оставляю по себе денег всего 4000 рублей»...

Моисей (в миру – Матфей Богданов-Платонов или Антипов), по происхождению великороссиянин, из духовного звания, родился в 1748 г. Учился в Троице-Сергиевской семинарии и по окончании курса был в ней «информатором» латинского и немецкого языков. В 1808 г. поступил в состав I курса С.-Петербургской духовной академии и в 1814 г. окончил курс со степенью магистра богословия. В том же 1814 г. 25 августа он, в числе других новопроизведенных магистров, пострижен в монашество с именем Моисея и оставлен при академии бакалавром словесных наук. В 1816 г. было объявлено, что Государю Императору благоугодно видеть в новом устройстве духовные училища третьего (киевского) учебного округа: старая Киевская академия была преобразована в семинарию и ректором ее в 1817 г. был назначен о. Моисей с производством в архимандрита Богоявленского монастыря и с назначением присутствующим в Киевской дикастерии; в 1818 г. вновь образованная семинария названа снова академией, и архимандрит Моисей стал ректором академии и настоятелем Киево-братского училищного монастыря; в 1822 г. он был удостоен ученой степени доктора богословия, а в следующем 1823 г. 9 декабря Высочайшим указом он был назначен епископом Старорусским, викарием Новгородским (Св. Синодом был представлен третьим кандидатом); 28 февраля 1824 г. было наречение и 2 марта – хиротония. Выше мы видели, в чем в это время проявлялась деятельность митрополита Серафима по Новгородской епархии; преосвященный Моисей был деятельным его помощником: ему было поручено митрополитом наблюдать за Юрьевским монастырем и требовать, чтобы правила введенного в нем общежития исполнялись во всей строгой точности. (Распоряжение это крайне огорчило архимандрита Фотия своей придирчивой требовательностью, и он писал митрополиту: «Я под судом и надзором не бывал, а ныне состоя, так безсилен стал, что, боясь в суд идти с кем-либо, что ни сделается – я ничего за соблазн и пороки делать не могу»). В 1827 г. 19 ноября преосвященному Моисею дана была в управление самостоятельная Вологодская епископская кафедра, а через год, 29 ноября 1828 г., он был перемещен во вновь открытую Саратовскую епархию. Деятельностью по устройству новой епархии он так зарекомендовал себя, что 12 марта 1832 г. был возведен в архиепископа Карталинского и Кахетинского, экзарха Грузии, члена Св. Синода и председателя грузино-имеретинской синодальной конторы. Переход с такого высокого поста на более высший ему был открыт, но внезапная смерть вскоре похитила этого выдающегося деятеля... Преосвященный Моисей неожиданно скончался 1834 г. 13 июля в 6 часов пополудни от апоплексического удара.

Игнатий (в миру – Матфей Афанасьевич Семенов) – сын пономаря, родился 5 августа 1791 г. в Покшенгах Пинегского уезда Архангельской губернии. По бедности родителей он чуть было не лишился образования. Благодаря только участию местного архиерея, был определен в Архангельскую семинарию. Выдающиеся способности его и успехи в науках обратили на него внимание начальства: в 1808 г. он был уже в философском классе, а в 1809 г. – учителем французского языка в семинарии; в 1811 г. кончил курс семинарии и оставался в ней учителем; 25 января 1812 г. назначен учителем греческого языка и всеобщей истории в Архангельское духовное училище, там же он потом преподавал священную истории, географию, катехизис и был инспектором. В 1816 г. педагогическая деятельность его переносится в семинарию, где он был и учителем, и экономом, и иподиаконом. В 1820 г. 25 июля он постригся в монашество с именем Игнатия, 1 августа рукоположен в иеродиакона, 15 августа – в иеромонаха и 3 февраля 1821 г. назначен игуменом Николаевского корельского монастыря. Но через месяц он был вызван в Петербургскую академию, определен бакалавром по классу греческого языка в низшем отделении, затем переведен на кафедру богословских наук, удостоен магистерской ученой степени, исполнял обязанности библиотекаря и члена академической конференции и 8 ноября 1822 г. возведен в сан архимандрита. С 23 июля 1823 г. он состоял уже ректором Новгородской духовной семинарии, с 10 августа – настоятелем Антониева монастыря и с 28 августа – членом духовной консистории. Архимандрит Игнатий был деятельным ректором: богословие он преподавал по собственным запискам, ввел преподавание церковной археологии, дал особую инструкцию для учеников и увеличил оклады содержания; в консистории его голос был решающим...; в монастырь он привлекал массу богомольцев прекрасными проповедями. 3 декабря 1827 г. он был назначен викарием Новгородским, епископом Старорусским; 23 февраля 1828 г. было наречение и 26 февраля – хиротония. Недолго святительствовал в Новгороде преосвященный Игнатий. 21 апреля 1828 г. некоторая часть Новгородской епархии была выделена (уже вторично) в особую самостоятельную Олонецкую епархию, и епископ Игнатий 22 мая 1828 г. был перемещен на вновь открытую кафедру. Как устроитель Олонецкой епархии, преосвященный Игнатий оставил там по себе память «до сего дня». И действительно, велики были труды его. Олонецкий край был главным гнездом раскольников, а бороться с расколом было некому: немногочисленное духовенство было малообразованно и крайне бедно; православные церкви были разбросаны на дальних друг от друга расстояниях. Трудна была борьба с полудиким и почти не знакомым с религией народом. В 14 лет управления епархией преосвященный Игнатий сделал все, что нужно для благоустроенной епархии: не говоря уже об устройстве консистории, архиерейского дома и духовной семинарии с училищами (откр. 27 окт. 1829 г.), преосвященный Игнатий заботился о нравственном улучшении и материальном обеспечении духовенства, доучивал малообразованных, наделял землей бедных, всем выхлопотал жалованье, увеличил число приходов, вызывал прихожан к пожертвованиям, устроил до 40 новых церквей, велел при них обучать детей, рассылал по церквам поучительные и обличительные по расколу книги, завел собеседования и сам посещал раскольничьи скиты и часовни... 21 апреля 1835 г. он был возведен в сан архиепископа. 17 октября 1842 г. он был назначен архиепископом Донским и Новочеркасским, где проявил такую же многополезную деятельность. 13 января 1847 г. он был перемещен в Воронеж. В апреле 1848 г. он был вызван в Петербург для присутствования в Св. Синоде; в 1849 г. он проболел всю осень и начало зимы ревматизмом и в полночь с 19 на 20 января 1850 г. скончался в Петербурге и погребен в Федоровской церкви Александро-Невской лавры. Преосвященный Игнатий оставил немало богословских, гомилетических, археологических, экзегетических, исторических, полемических, противораскольнических переводных и самостоятельных литературных своих трудов: «Беседа о мнимом старообрядчестве», «Краткое сказание о Климецком монастыре», «Рождество Иисуса Христа по изображению Евангелия и пророков», «О таинствах церкви», «История о расколах в церкви Российской», «О путешествии императора Петра I в Олонец», слова, беседы, речи, воспоминания и проч.

Тимофей (в миру – Трофим Тимофеевич Котлерев) – сын священника, родился в 1785 г. в с. Костырях Рославльского уезда Смоленской губернии; с 1793 г. учился в Смоленской семинарии и в 1800–1806 гг. – в Московской словено-греко-латинской академии. Служебную свою деятельность он начал на педагогическом поприще, поступив 1 сентября 1806 г. учителем в Смоленскую семинарию; 10-го июля 1817 г. определен инспектором семинарии и затем смотрителем уездного и приход­ского духовных училищ. 18 ноября 1821 г. он постригся в монашество с именем Тимофея, 20 ноября рукоположен в иеродиакона и 21 ноября – в иеромонаха. В 1822 г. 9 июля он был возведен в сан архимандрита смоленского Троицкого монастыря и 1 сентября того же года назначен ректором Харьковского коллегиума. В 1828 г. он был представлен вторым кандидатом в епископа Старорусского, викария Новгородского, но 22 июня Государь Император повелел быть епископом не первому, а второму кандидату – 5 октября архимандрит Тимофей был наречен во епископа и 7 октября – хиротонисан. Более пяти лет он был викарием в Новгороде и не раз по поручению митрополита объезжал всю епархию. Ему, как и преосвященному Моисею, был поручен надзор за Юрьевским монастырем. Дело в том, что к этому времени относится приведение в исполнение архимандритом Фотием одной из странных своих затей – учреждение знаменитых хитонов и чудо изгнания из девицы злого духа. По городу стали ходить слухи, что архимандрит Фотий учредил какое-то раскольническое или сектантское общество... Губернатор ездил в монастырь, но его не пустили... Преосвященный Тимофей подробно донес обо всем митрополиту Серафиму, а митрополит поручил Клопскому игумену Кифе произвести расследование о состоянии здоровья и действиях Фотия и если окажется нужным, то принять Юрьевский монастырь в свое заведование...

Вслед за сим 24 февраля 1834 г. и преосвященный Тимофей получил в управление самостоятельную Смоленскую епископскую кафедру и более 25 лет был епископом Смоленским и Дорогобужским. 26 августа 1856 г. за ревностные труды по управлению епархией был возведен в сан архиепископа. В 1859 г. преосвященный Тимофей, ссылаясь на свои преклонные лета, просил увольнения на покой; 16 мая 1859 г. состоялся Высочайший указ об увольнении его на покой в Поречскую Ордынскую пустынь Смоленской епархии, с поручением ему управлять пустынею. В 1862 г. 24 июля в 11 час. ночи преосвященный Тимофей после долговременной болезни скончался и погребен по желанию родственников в Смоленске.

Анастасий (в миру – Алексей Иванович Ключарев) родился в 1778 г. в Архангельской губернии и был сыном священника. В 1789–1800 гг. обучался в Архангельской духовной семинарии и с 10 января 1801 г. состоял в ней учителем. В том же 1801 г. 10 марта принял священный сан, исполнял катихизаторскую должность и был сначала диаконом, а с 18 октября 1802 г. – священником градской архангельской Благовещен­ской церкви; затем он был священником в Лявленском приходе и с 1806 г. по 1808 г. снова состоял учителем в семинарии. В 1808 г. он был назначен присутствующим в Архангельской консистории, а в 1809 г. – благочинным и смотрителем Архангельского приходского училища. 31 октября 1810 г. он постригся в монашество с именем Анастасия и был назначен строителем Красногорского монастыря с оставлением присутствующим в консистории; в 1812 г. 24 января на него были возложены и обязанности эконома архиерейского дома. 25 ноября 1817 г. о. Анастасий был назначен игуменом в Николаевский корельский монастырь. 15 марта 1820 г. перемещен в Архангельский монастырь и 4 апреля возведен в сан архимандрита. В 1821 г. был назначен смотрителем над тремя соборами в Архангельске. 24 декабря 1824 г. переведен в Антониев Сийский монастырь и 19 декабря 1828 г. – в Трегуляев монастырь Тамбовской епархии, где присутствовал в консистории и был цензором проповедей и благочинным над монастырями. В 1833 г. архимандрит Анастасий исполнял чреду священнослужения и проповеди Слова Божия в С.-Петербурге, а 10 марта 1834 г. Высочайшим указом определен в епископа Старорусского, викария Новгородского (хотя был представлен третьим кандидатом).

5 мая он прибыл в Петербург, 10 мая состоялось его наречение и 13 – хиротония. Преосвященному Анастасию в это время было 56 лет, но в Новгороде считали его глубоким старцем (тем более что предшественники его были 41, 39, 37 и 43 лет). Через три года, 22 мая 1837 г., он был назначен епископом Екатеринославским и Таганрогским, но был там очень недолго. В самом начале 1838 г. он писал в Св. Синод: «В исходе октября 1837 г. я почувствовал некоторую тупость зрения, которая в ноябре месяце, при наступлении сырой, холодной и ветреной погоды с болью в голове увеличилась». 16 апреля 1838 г. он уволен был на покой в Троице Сергиеву лавру с пенсией в 2600 р.; но Архангельская епархия по долголетней службе в ней была близка сердцу преосвященного Анастасия, и он 12 мая 1843 г. по прошению был перемещен в Антониев Сийский монастырь, которым и управлял до самой смерти своей, бывшей 22 марта 1851 г.

Феодотий (в миру – Феодор Адрианович Озеров) был сыном священника, родился в 1793 г. в селе Косицах Верей­ского уезда Московской губернии. Образование с 1814 г. получил в Московской семинарии и с 15 августа 1819 г. – в С.-Петербургской духовной академии, где в 1823 г. кончил курс со степенью магистра и сейчас же, по окончании курса, 31 июля постригся в монашество с именем Феодотия. В том же 1823 г. 1 августа был определен инспектором Вифанской семинарии и профессором церковной истории и греческого языка; 5 августа рукоположен в иеродиакона и 7 – в иеромонаха; 20 марта 1824 г. причислен к соборным иеромонахам Донского монастыря. 23 августа 1828 г. он был назначен ректором в Оренбургскую семинарию и 18 сентября посвящен в архимандрита уфим­ского Успенского монастыря, тогда же был определен присутствующим в консисторию и цензором проповедей. В октябре 1830 г. был командирован в г. Челябин для открытия духовных училищ, и в том же году проявил особую деятельность в борьбе с холерой. 23 сентября 1831 г. перемещен ректором в Рязанскую семинарию и настоятелем в рязанский Спасский монастырь присутствующим в консистории, цензором проповедей и благочинным над монастырями. В 1835 г. вызван был в Петербург для исполнения чреды священнослужения и проповеди Слова Божия, а в 1837 г. 29 мая определен был епископом Старорусским, викарием Новгородским (хотя представлен был третьим кандидатом); 9 июля было наречение и 11 – хиротония. Живой и энергичный по природе, преосвященный Феодотий, за болезнью митрополита Серафима, почти один пять лет управлял епархией. 22 июля 1842 г. он был перемещен в Симбирск и самостоятельно управлял епархией 16 лет; ревностно заботился об искоренении раскола, о сокрушении остатков язычества, о благолепии храмов Божиих, о благоустройстве монастырей (сызранский Вознесенский, Жадовская пустынь и др.) и духовно-учебных заведений. В 1855–1856 гг. присутствовал в Св. Синоде; по возвращении в Симбирск стал прихварывать, но, несмотря на недуги, не прекращал своей деятельности и на 18 июня 1858 г. назначил даже выезд по обозрению епархии; однако врачи запретили ему всякую деятельность. Болезнь усиливалась, и 20 августа 1858 г. преосвященный Феодотий скончался. При всей своей многоплодной деятельности преосвященный Феодотий уделял время и литературным трудам: известно его сочинение «Утро священнослужителя, или поучения и речи о вере, надежде и любви» (в 3 книгах).

Иустин (в миру – Иаков Евдокимович Михайлов) родился в октябре 1798 г. в селе Альшанах Орловской губернии и уезда, сын диакона... Образование получил в Орловском духовном училище, Орловской семинарии и с сентября 1819 г. – в Киевской академии. В 1823 г. он окончил курс со степенью магистра и 17 сентября оставлен при академии бакалавром по классу богословских наук. В 1824 г. 25 февраля он постригся в монашество с именем Иустина, 3 марта рукоположен в иеродиакона и 30 марта – в иеромонаха. Продолжая службу в академии, о. Иустин был там библиотекарем, членом правления и конференции и с 11-го апреля 1828 г. – инспектором. 8 мая 1828 г. он назначен был ректором Киевской семинарии и настоятелем киевского Выдубицкого монастыря, 18 июля возведен в сан архимандрита. В то же время состоял членом консистории и членом строительного комитета по постройке семинарских зданий. В июле 1834 г. он назначен был ректором Черниговской семинарии, настоятелем Елецкого монастыря, членом консистории и цензором проповедей. В 1834 и 1836 гг. вызывался в Петербург для отправления чреды священнослужения и проповеди Слова Божия (сохранились в рукописи 22 проповеди его, сказанные в это время). 1 июня 1841 г. он был избран в епископа Винницкого, викария Подольского; назначение было в Киеве 17 июля и хиротония 20 июля; а 27 июля 1842 г. назначен епископом Старорусским, викарием Новгородским. 13 октября 1842 г. Высочайшим указом разрешено было епископу Старорусскому приезжать в С.-Петербург для личных объяснений с митрополитом по делам епархиального управления, когда митрополит признает то нужным. 14 ноября 1842 г. он был назначен епископом Ревельским, викарием С.-Петербургским; таким образом, меньше чем в 1,5 года преосвященный Иустин пребывал викарием в трех епархиях. 11 августа 1845 г. он получил в управление самостоятельную Костромскую епархию, где проявил замечательную деятельность по восстановлению после пожара семинарии и Богоявленского монастыря; в 1850 г. управлял Нижегородской епархией и 25 февраля 1850 г. назначен епископом Владимирским и Суздальским, где пробыл более 13 лет. 26 июля 1863 г. преосвященный Иустин по прошению был уволен на покой в Боголюбов монастырь, где прожил около 16 лет и скончался в глубокой старости в ночь с 16 на 17 марта 1879 г.

Леонид (в миру – Александр Васильевич 3арецкий) родился в селе Игумнове Калужской губернии, сын священника. Обучался сначала в Калужской семинарии и затем в С.-Петербургской духовной академии, где в 1827 г. окончил курс со степенью кандидата и в том же году 5 сентября постригся в монашество с именем Леонида, 6 сентября рукоположен в иеродиакона и 8 – в иеромонаха. Первое назначение его было 22 сентября 1827 г. учителем церковной истории и греческого языка в Новгородскую духовную семинарию, там же он исправлял должность инспектора и преподавал еврей­ский язык. 17 июня 1828 г. он назначен был инспектором Смоленской семинарии, 6 апреля 1832 г. назначен ректором Смоленской семинарии и 8 мая возведен в сан архимандрита смоленского Авраамиева монастыря, затем был назначен членом консистории, цензором проповедей и благочинным монастырей. В 1836 г. 5 февраля архимандрит Леонид был перемещен к тем же должностям в Могилевскую епархию и могилевский Братский монастырь: в 1840 г. обозревал воссоединенное Оршанское училище и составил проект его улучшения, много потрудился в Могилевской епархии и по увещанию раскольников. В 1842 г. 29 ноября Высочайшим указом назначен епископом Старорусским, викарием Новгородским (был представлен вторым кандидатом); 8-го января 1843 г. было наречение и 10 января – хиротония. В Новгороде он викариатствовал при трех митрополитах – Серафиме, Антонии и Никаноре; за болезнью и смертью митрополитов, преосвященному Леониду не раз вверялось самостоятельное управление епархией: так было в 1843 г., после смерти митрополита Серафима, в 1845–1846 гг. и в 1848 г. по случаю болезни митрополита Антония. При митрополите Никаноре преосвященный Леонид 25 февраля 1850 г. был перемещен на самостоятельную Костромскую епископскую кафедру, а 19 августа 1853 г. он был назначен епископом Екатерино­славским и Таганрогским, где святительствовал более 11 лет... 14 ноября 1864 г. он был уволен на покой в Ольгов Успен­ский рязанский монастырь, которым и управлял более 20 лет, с пенсией в 1000 руб. Скончался в глубокой старости 3 декабря 1885 г.