Епископ Арсений: Перед чистым, светлым образом Богородицы даже человек, закрывшийся бронёй неверия и цинизма, способен испытать благоговение

8 января 2023 года, в Неделю 30-ю по Пятидесятнице, Неделю по Рождестве Христовом, епископ Арсений совершил Божественную литургию в Спасском соборе Свято-Юрьева монастыря.

После Евангелия владыка произнес проповедь: «Всех вас, дорогие братья и сестры, сердечно приветствую с праздником Рождества Христова, который является престольным праздником нашего Спасского храма. Сегодня мы второй день торжествуем и прославляем Христа, явившегося в мире Сына Божиего, ставшего Сыном Человеческим для того, чтобы, как пишет святой Ириней Лионский во II веке, сыны человеческие могли стать сынами Божиими. «Не бойтесь; я возвещаю вам великую радость..., - сказал небесный вестник пастырям Вифлеемским, пасущим свои стада, - ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь» (Лк. 2:10-11). 

Надо сказать, что народ, из которого происходили Вифлеемские пастухи, жил вековыми чаяниями пришествия Спасителя, о котором говорили ещё пророки. И в то время, когда родился Христос, Иудея, бывшая тогда провинцией Римской империи, переживала особый рост этих чаяний и ожиданий пришествия Спасителя - Того, Кто освободит этот народ, Кто восстановит древнее царство Давида и Соломона, Кто вознесёт народ израильский над всеми народами. И многие люди, те, кто ожидал грядущего царя, те, кто с изумлением понимал, что Христос, скорее всего, и есть обещанный Богом Спаситель, Мессия, следовали за Ним  в ожидании чудес, в ожидании каждого Его слова. Так мыслило большинство. Может быть, только отдельные иудейские книжники говорили о том, что пришествие Бога в историю будет другим, оно должно изменить весь мир, изменить человека.

И вот, пастыри поспешили к Вифлеемской пещере для того, чтобы поклониться рождённому Царю. В это же время совершали и заканчивали свой долгий путь с Востока  мудрецы, волхвы или, как они ещё называются в текстах, восточные цари, для того, чтобы тоже воздать родившемуся Богомладенцу и царские, и божественные почести. В описании поклонения и простых пастухов, и мудрецов, пришедших с Востока, как бы представлен весь образ приходящих к Богу людей - как простых, с открытым сердцем, с чистой душою, так и людей, исполненных мудростью человеческой, которые, может быть, не только благодаря ей, а иногда и  вопреки, приходят к высшему богопознанию. Это образ всех простых рабов Божиих, христиан всех поколений, а также и тех, кто прославил имя Христово в веках в произведениях искусства, в литературе, в своём творчестве, даже научные изыскания, посвящая Ему – о чём свидетельствует вся христианская история. 

Но поразительнее всего то, что Рождение неузнанного всем миром Царя произошло в этом простом и убогом вертепе, в Вифлеемской пещере. Свидетелями пришествия в мир Спасителя были немногие чистые и взыскующие Бога люди. Всё, что произошло, переворачивало представление людей о том, каким должен быть Царь, каким должен быть Спаситель, каким, наконец, должен быть Бог. Римляне, которые господствовали в то время, тоже видели сына божьего, спасителя в своём императоре Октавиане Августе, который объединил почти всё, что входило тогда в цивилизованное человечество, под властью одной державы - Рима. И тогда наступил относительный период спокойствия и процветания (но это же было чревато многими проблемами и нестроениями в будущем) - "Римский мир". 

Римляне воздавали божеские почести своему императору, а иудейские зилоты ждали царя, который возглавит освободительную борьбу, который поведёт их армии для того, чтобы как раз скинуть иго Рима, и путём завоеваний восстановит древнее Израильское царство. Эллинские мудрецы, а эллинизм был всеобщей культурой того времени, скорее всего, ожидали или готовы были видеть нового мудреца, нового учителя истины, который будет спокойно и возвышенно возвещать узкому кругу учеников, свободных от рутинных занятий, от того, чтобы своими руками зарабатывать хлеб, некое учение, некую новую истину. Но рождение Сына Божиего, ставшего Сыном Человеческим, в Вифлеемской пещере изменило, как уже было сказано, все представления о том, каким должен быть и Учитель, и Правитель, и Господь. 

«В Нём бо звездам служащии, звездою учахуся, - воспеваем мы в рождественском тропаре, - Тебе кланятися, Солнцу правды, и Тебе ведети с высоты Востока». То есть те, кто служил звёздам (звездочëты, восточные мудрецы), научились звездою кланяться Солнцу Правды. Христос неоднократно в церковных песнопениях называется Солнцем Правды, Солнцем воссиявшим, Спасением, Светом, Жизнью. Можно вспомнить, что были древние язычники, обожествлявшие солнце, которые видели именно в солнце источник жизни и бытия всего мира, источник всякого блага. И вот, христианство возвещает, что только Христос и есть истинное Солнце Правды, в Нём наша подлинная жизнь, подлинное благо. Он явился в этом мире, Солнце озарило мрак человечества, оторванного от Бога, озарило мрак жизни человеческой, пронизанной грехом, грехопадением со времён первых людей и до ныне. Но теперь человек не чужой, не скиталец, не брошенный на произвол судьбы, пылинка в космосе, а возлюбленное чадо Божие. Во Христе мы усыновлены Богу Отцу, во Христе мы все призваны ко спасению, к жизни вечной. 

Те из нас, кто, может быть, читал "Хроники Нарнии", произведение английского христианского писателя Клайва Льюиса, помнят, что в одном из рассказов герои спустились в подземный мир в поисках принца. И злая колдунья, которая когда-то заморозила Нарнию, усыпляла их своими чарами, так что они даже готовы были поверить в её слова и отказаться от своей миссии. Она внушала им, что нет никакого надземного мира, нет никакого солнца, нет никакого Аслана, а есть только то, что они видят в этой подземной пещере, эта лампа, эта обольстительница, они сами - и всё. И в этом эпизоде, конечно, помимо полемики с таким примитивным материализмом, христианский писатель воскрешает древнею притчу, которая приписывается Платону. Это притча о том, что мы все похожи на людей, пребывающих в некой пещере и ничего не знаем о подлинном мире, который находится вне её. Мы никогда не выходили за пределы этой пещеры, и можем только гадательно судить о реальности по теням, которые отбрасывают, например, птицы, пролетавшие над входом в пещеру, по каким-то колебаниям воздуха и т.д. 

И конечно, этот красноречивый образ пещеры здесь созвучен и с Вифлеемской пещерой, которая тоже может быть образом всего мира, оторванного от Бога, и вот в этом мире взошло Солнце Правды. Люди бессильны были сами найти дорогу к Солнцу, бессильны были сами спасти себя. Но само Солнце Правды явилось там, где Его, может быть, уже кто-то перестал ждать, но где больше всего все в Нём нуждались - в нашем мире, в нашей жизни, в нашей истории. 

Обратим также внимание на то, что с этого дня и с бегства от царя Ирода в Египет, начинается тот скорбный, крестный путь Христа, который будет увенчан Голгофой, а затем и другой пещерой, с другими пеленами. Но этот путь не закончится на этом, а приведёт к славе Воскресения, смысл которого в воскресении мира, в воскресении всех нас. Неслучайно, что Рождество, или, древнее его название, Богоявление, когда-то тоже называлось Пасхой. Даже в литургическом оформлении праздника Рождества мы тоже можем увидеть параллели с этим великим, главным христианским праздником, с Пасхой Господней. 

Праздник Рождества Христова, как и праздник Пасхи, является как бы кратким повествованием обо всей истории нашего спасения, о Боге, явившемся в этом мире ради того, чтобы человек мог вернуться к Богу, о Солнце Правды, воссиявшем в этом мире для того, чтобы просветить и согреть нас, для того, чтобы даровать нам подлинную жизнь, подлинное бытие. «Я пришел, – говорит Христос, – для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10:10). В этом явлении Солнца Правды, в этом явлении Божественного младенца, Который хрупок, как всякий человеческий младенец, но Который является Божественной Любовью, вверивший Себя этому миру до конца, - надежда для каждого из нас. Это надежда для всего мира, несмотря на греховность, несмотря на грехи человеческие, раздирающие нашу жизнь, приносящие столько страданий, столько ужасов и столько бед. Не будем никогда забывать об этом образе Младенца, Его Матери в пещере в окружении скота, пастырей и волхвов. Перед этим чистым, светлым и вдохновляющим образом даже человек, закрывшийся бронёй неверия и цинизма, способен испытытать благоговение, теплоту и нежность. 

Но для нас с вами речь идёт не просто о приятных эмоциях. Это исполнение древнего пророчества: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог» (Мф. 1:23). И эта пронзительная истина, эта вечная Благая весть никогда не должна заглушаться в нашей жизни, а, наоборот, должна быть источником сил, вдохновения, верности Богу, стойкости в борьбе со злом, в перенесении страданий. Потому что рядом с этой истиной меркнут все прочие истины, и с этой Благой вестью мы преодолеем всё. Последуя за Христом, чтобы поклониться Ему в Вифлееме Иудейском, будем следовать в течении всей своей жизни вплоть до Голгофы, вверяя Ему свою жизнь, свою руку, зная, что Господь сможет нас провести и долиной смертной тени, к славе Воскресения. «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк. 2:14)». 

По отпусте было совершено славление перед иконой Рождества Христова.