Преподобный Арсений Коневский (Коневецкий)

 Память его празднуется месяца июня в 12-й день и в 3-я Неделя по Пятидесятнице

  + 1447

В 1З73 г. в Новгородской Лисичьей обители, что близ Хутыня, был облечен в монашество молодой человек с именем Арсений. Откуда и чей он сын, неизвестно; но по тому, что уже умел он ковать медные изделия, видно, что воспитан он добрыми родителями. В Лисичьей обители терпеливо проходил он разные послушания и прожил одиннадцать лет. Затем отправился в Афонскую гору и здесь в одном из монастырей подвизался три года. Он безмездно готовил для старцев Святогорских разную медную посуду и тем приобрел любовь их. Возвращаясь в Россию, получил он от игумена Иоанна икону Божией Матери и устав общежития с заповедью основать обитель на дальнем Севере.

Посетив Лисичий монастырь и получив благословение игумена своего, отправился он странствовать по холодному Северу. Он жил на Валааме, потом поплыл к устью реки  Городецкой (по-фински Воксы). Здесь из-за бури остается он долгое время и молится со слезами, да укажет Сам Господь место для желаемой обители. Буря утихает, странник садится на челн, но едва началось плавание, как снова поднялась буря и принесла странника к острову Коневцу. Преподобный поставил крест и остался здесь для подвигов. Это было в 1393 г.

Выстроив часовню на высоте острова, Арсений вел скитскую жизнь. Трудна, тяжела была жизнь его на холодном и диком острове, но он терпел и подвизался в молитве. Напрасно убеждал его инок Лаврентий возвратиться на Валаам по зову игумена Силы. Он решился с помощью Божией превратить остров служения лжи в обитель святости и истины. До его поселения на Коневце береговые жители пользовались островом для конского пастбища. Они верили, что скот их остается здесь целым и невредимым оттого, что его берегут духи, живущие под огромным камнем, и в знак благоговейной признательности оставляли у камня каждую осень одного коня. Конь погибал от голода в какой-нибудь трущобе, а они верили, что благосклонно принят он в  жертву духами. Оттого огромный камень называли Конь-камнем, а остров Коневым или Коневцем. Преподобный Арсений, узнав о таком языческом суеверии народа от рыбака Филиппа еще в начале поселения своего на острове, приступил к камню с молитвой, окропил его святой водой, и духи - наставники лжи - отлетели в виде воронов на Выборгский берег в большую губу, которая поныне называется Чертова лахта. Это предание не в противоречии с несомненно известными событиями. Еще в 1227 г. корелы здешних краев были крещены и с того времени, конечно, переняли у русских русский язык, но не все расставались с поверьями язычества. Даже и в 1554 г. архиепископ Макарий писал, что в Водской пятине во всей Корельской земле до Коневых вод и за Ладожское озеро остаются в силе идолопоклоннические суеверия, благоговейное почтение камней, холмов, озер.

Преподобный Арсений пять лет подвизался в скиту своем, показывая собой суеверам, что их духи, благотворители и каратели, не смеют коснуться до него. В 1398 г. преобразил он скит свой «на Коневском острове» в обитель общежития и построил храм в честь Рождества Богоматери, изображенного на той иконе, которую принес он с собой с Афона. Это было совершено по благословению Новгородского архиепископа Иоанна.

При архиепископе Симеоне преподобный Арсений снова отправился в Афонскую гору испросить молитв и благословения для новой обители своей. Без него братия терпели во всем недостаток, готовы были оставить основанную обитель, но старец Иоаким, прибывший на остров еще в начале поселения на нем Арсения, крепко молился за них на высоте острова. «Скажи сетующим братиям, что Арсений скоро доставит им всякое продовольствие», - сказала старцу во сне Богоматерь. И точно, скоро затем преподобный Арсений возвратился и привез с собой богатые запасы всего нужного на двух судах. Эта высота с тех пор называется Святой.

В 1421 г. необыкновенный разлив Ладожского озера, смывший некоторые постройки бедной обители, заставил преподобного Арсения поставить обитель на нынешнем ее месте, где мало-помалу сооружен им каменный храм с деревянными кельями и оградой. Архиепископ Евфимий, поступивший на кафедру с Лисичьей горы, много содействовал преподобному в устроении новой обители. Коневец стал тогда известным для многих в Новгороде. Благочестивые новгородцы стали посещать уединенную на острове обитель и доставлять ей свои пособия. Боярин Михаил Кобылка одарил обитель богатой милостыней. Арсений, следуя правилу странноприимства, с радушием угощал посетителей в своей келье. Но прозорливый Симон сказал Арсению: «Бесы радуются, когда игумен угощает у себя мирян». С того времени преподобный угощал посетителей не иначе, как в братской трапезе. Святитель Евфимий также посещал Арсения на Коневце и в знак духовной дружбы подарил свой клобук. Залив, где встречали и провожали владыку, назван Владычной лахтой. Этот залив, давно занесенный песком и камнями, ныне уже порос травой, но сохраняет свое историческое название. По летописи, святитель посещал Заволочье в 1446 г.

Созревший в духовной жизни основатель обители и просветитель чудесной страны скончался на руках любящей братии 12 июня 1447 г. Тело его положено было в паперти храма, где скоро построен был придел во имя святого Онуфрия.

Старец Моисей с рыбаками в осеннее время застигнут был бурей на озере; погибавшие обратились с молитвою к Господу, призывая на помощь и блаженного Арсения; явившийся чудный старец осенил их мантией, и лодка благополучно пришла к берегу. В другое время Арсений явился во сне слепцу и велел идти ему на поклонение Коневской иконе Богоматери; послушный слепец прозрел у иконы. Коневский инок Леонтий, расслабленный всеми членами, получил исцеление при гробе преподобного. В 1573 г. обитель неожиданно спаслась от шведов, разорявших Карелию. Попавшемуся в плен Афанасию голос сказал: «Если хочешь уйти, возьми с собой образ Спасителя, найденный здесь». Когда пленник вместе с другим подобным был уже на море в ладье, оба заснули от утомления и оба увидели преподобного Арсения, который говорил: «Встаньте, по морю плывет змий». Пробудившиеся увидели немецкое судно, шедшее на них, и вовремя принявшись за весла, успели скрыться от опасности.


Тропарь, глас 1

Божественною любовию возгоревся, мирския пристрастия от души отвергше, тесным путем постничества во след Христа невозвратным умом шествовал еси, Арсение всеблаженне: от Него же и мзду трудов твоих на Небесех восприим, поминай нас, чтущих святую память твою и вопиющих: слава Давшему ти крепость, слава Венчавшему тя, слава Действующему тобою всем исцеления.

Иной тропарь, глас 4

Духом Божиим наставляемый, возлюбил еси безмолвие, в нем же евангельски подвизающуся, пречудный Афонский дар: Богоматере икона, даровася ти, всеблаженне, и, образ добродетелей быв стаду твоему, Арсение отче наш, к Горнему торжеству возшел еси, иде же со Ангелы ликовствуя, моли Христа Бога спастися душам нашим.