Преподобный Савватий Соловецкий чудотворец

 Память его празднуется месяца апреля в 17-й день,  месяца августа в 8-й день и месяца сентября в 27-й день

  1435

Первым местом иноческих подвигов преподобного Савватия был Кирилло-Белоезерский монастырь. Проводя жизнь свою в посте, бдении и молитвах, он служил назидательным примером для всех иноков. Послушание игумену и братии и прилежное исполнение монастырских служб приобрели ему уважение и любовь со стороны знавших его. Но, не терпя славы человеческой, смиренный инок замыслил удалиться из монастыря в уединенное место. Дошел до него слух, что на озере Нево (ныне Ладожское) на острове Валаам есть пустынный монастырь Преображения Господня, в котором иноки, приобретая нужное для жизни трудами рук своих, отличаются особенной строгостью своих подвигов. Савватий просил игумена и братию отпустить его туда, куда влекло его желание сердца, и, получив благословение их, переместился в Валаамский монастырь. Но смиренная душа его и здесь не обрела себе покоя; скоро он своими подвигами превзошел всех, и опять слава и удивление со стороны сподвижников его были уделом добродетельного инока.

Савватий начал искать еще более уединенного места. Возвеселилась пустыннолюбивая душа его, когда он узнал, что на далеком севере, в море, есть необитаемый Соловецкий остров, отстоящий от берега на значительное пространство. Настоятель и братия, любя преподобного, не хотели лишиться сожительства его и усердно просили не оставлять их. Савватий, пожив с ними еще несколько времени, не мог преодолеть тайного влечения своего духа и, помолившись Богу, ночью удалился из монастыря и направил свой путь к Соловецкому острову.

Достигнув морского берега, преподобный получил от местных жителей подробные сведения о цели своего путешествия. Остров, говорили ему, отстоит от берега далеко, и путь к нему по бурному морю весьма опасен. В окружности около ста верст имеет рыбные озера, пресную воду, горы, леса, но необитаем именно по причине неудобства сообщения  с берегом. Изредка посещают его рыбаки и, кончив свое дело, опять оставляют. Такие рассказы более и более воспламеняли дух Савватия. Преподобный видел, что именно там, на Соловецком острове, он достигнет желаемого безмолвия и уединения. Поняв намерение инока, прибрежные жители представляли ему неудобства жизни на пустынном  острове: <Чем ты будешь там питаться и одеваться?! Как ты будешь жить в таком отдалении от людей?!> Но старец всю надежду полагал на Господа. Скоро Промысл Божий указал ему и будущего сожителя на Соловецком острове. Пришедши к реке Выге, Савватий нашел инока Германа, проживавшего при часовне, который подтвердил все слышанное старцем от прибрежных жителей. Тогда они оба уговорились плыть на остров и для этого заготовили лодку, съестные припасы и орудия, необходимые для жизни в пустом месте. Плавание их было спокойное: Господь, видимо, благословлял намерение иноков. С какой радостью они увидели необитаемый остров, с каким восторгом вышли на берег! С версту от берега они нашли близ озера место, которое показалось им удобным для жительства. Здесь они водрузили крест, поставили келью и поселились. Приобретая себе скудное пропитание трудами рук своих, они пребывали в постоянной молитве и славословии Господа.

К утешению пустынников, Господь особенным знамением показал будущее предназначение Соловецкого острова. Прибрежные жители стали завидовать преподобным, считая себя наследственными владельцами всего прибрежья и островов Белого моря. И вот по общему совету один рыбак с женой и со всем домом приплыл на остров и поселился недалеко от кельи иноков. Преподобные Савватий и Герман не прерывали порядка своей жизни. Раз в воскресный день, рано утром, окончив келейное правило, Савватий с кадильницей вышел из кельи покадить крест, водруженный по прибытии на остров, и услышал громкий плач как бы лица, подвергаемого биению. В ужасе, думая, что это мечтание, преподобный возвратился в келью и рассказал своему сожителю о слышанном вопле. Герман, выйдя из кельи, также услышал стоны и крики и, достигши места, откуда они раздавались, нашел женщину в слезах, которая рассказала ему следующее: <Когда я шла на озеро к своему мужу, встретили меня два светлых юноши; схватив меня, они били меня прутьями, говоря: <Уходите с этого места, вам нельзя здесь жить, потому что по воле Божией оно предназначено для проживания иноков>. После этого юноши сделались невидимы>. Герман, возвратившись в келью, передал Савватию все слышанное от женщины, и оба прославили Бога. Между тем рыбак, устрашенный видением, взяв жену и имение свое, отплыл обратно в село, где раньше жил. С этого времени никто из мирских людей не смели селиться на острове.

Несколько лет протекло уединенной жизни преподобных на пустынном острове. Душа преподобного Савватия нашла себе здесь покой и безмолвие, к которым стремилась с такой твердостью и постоянством. Когда Герман отплыл на реку Онегу для приобретения жизненных потребностей, то отец Савватий остался на острове совершенно один пред лицем всевидящего Бога, Который зрел его терпение, молитвенные труды, духовные подвиги. Утешаемый посещением святых ангелов, преподобный упражнялся в непрестанном богомыслии и с каждым днем более и более созревал для вечности.

Предчувствуя приближение своей кончины, преподобный Савватий пожелал причаститься Святых Таин и для сего, сев в небольшую лодку, поплыл к берегу. После двухдневного плавания он вышел на сушу и направился к часовне на реке Выге, где в то время находился игумен Нафанаил, прибывший для посещения православных христиан. По устроению Божию, игумен, идучи к одному больному для причащения, встретил Соловецкого пустынника на пути к Выге, и эта встреча много обрадовала того и другого: Савватий утешался, что нашел искомое, а Нафанаил с веселием смотрел на седины и  постническое лицо преподобного, о котором так много слышал. <Прошу тебя, отец, - говорил преподобный Савватий, - отними грехи, которые исповедаю тебе, властью, данной тебе от Бога, и сподоби меня причащения Святых Таин. Давно я уже желаю усладить свою душу этой Божественной пищей. Напитай меня ею теперь. Христос Бог указал мне тебя для очищения согрешений, сделанных  мной во всю жизнь мою - словом, делом и помышлением>. Нафанаил отвечал: <Бог простит тебе, брат>. И, помолчав в удивлении, со слезами произнес: <О, если бы я имел грехи твои, преподобный!> Савватий продолжал: <Конец жизни моей приблизился, прошу тебя немедля сподоби меня Божественного причащения>. Игумен предлагал преподобному идти к часовне и пождать там до утра, пока он возвратится от больного. <Отец, - говорил Савватий, - не откладывай до завтра, мы не знаем, будем ли еще живы сегодня, а что будет дальше, как нам знать?> Нафанаил, исполняя желание преподобного, причастил его и, братски облобызав, просил подождать в часовне своего возвращения. Долго и усердно преподобный молился,  благодаря Бога за причащение и все милости Его, и потом, войдя в келью, стал приготовляться к отшествию из этой жизни.

В то время пристал к берегу близ часовни плывший с товаром новгородский купец Иоанн. Он нашел в келье преподобного Савватия, который, вступив в беседу с купцом, поучал его нищелюбию, милосердию и другим добрым делам. Иоанн предлагал старцу на нужды от своего имения, но преподобный ничего не хотел взять и сказал ему: <Сын мой, останься здесь до утра -  увидишь милость Божию и благополучно отправишься в путь>. Иоанн не хотел ждать другого дня, стал собираться в дорогу; но вдруг поднялась буря, которая развела сильное волнение в реке и море. Купец, хотя против воли, заночевал. На другой день ветер стих, и Иоанн пришел в келью принять от преподобного Савватия напутственное благословение. Толкнув несколько раз с молитвой в дверь, он не получил ответа, и когда затем вошел в келью, то увидел преподобного сидящим в монашеском одеянии и кадильницу, стоящую близ него. Иоанн сказал: <Прости меня, раб Божий, что я вошел к тебе; прошу, дай мне благословение, чтобы мне благополучно идти в свой путь>. Но ответа не было. Думая, что преподобный спит, Иоанн подошел к нему, коснулся рукой и только тогда понял, что святая душа его уже воспарила к Отцу Небесному. В то время возвратился от больного игумен Нафанаил и, увидев преподобного скончавшимся, со слезами лобызал честное тело его. Оба они, Нафанаил и Иоанн, с удивлением припоминали, как один преподал ему Святые Тайны на пути, по указанию Промысла Божия, и как другой, тем же Промыслом Божиим, был удостоен слышать предсмертные наставления преподобного Савватия. Кончина его произошла 27 сентября 1435 г. Те же - игумен Нафанаил и купец Иоанн, совершив по чину церковному отпевание преподобного, предали честное тело погребению.

Мощи преподобного Савватия были перенесены в Соловецкий монастырь при преподобном игумене Зосиме и положены в землю за алтарем Преображенского храма обители. Это было в 1465 г. С того времени больные стали получать исцеление при гробнице Савватия. Купцы Иоанн и Феодор, облагодетельствованные преподобным, прислали образ Савватия, который и был поставлен на гробнице. В 1566 г. 8-го августа мощи преподобного Савватия вместе с мощами преподобного Зосимы перенесены в придел Преображенского собора, устроенный во имя сих чудотворцев. На московском соборе, бывшем при митрополите Макарии в 1547 г., установлено наряду с другими отечественными святыми совершать память преподобного Савватия 27 сентября. В настоящее время (XIX век - Сост.) святые мощи его покоятся в Зосимо-Савватиевской церкви, в богато украшенной раке.10

В грамоте патриарха Филарета читаем: <Старец Даниил был болен и лишился было зрения, шесть недель ничего не видел. Сентября  27, в день памяти чудотворца Савватия, явились ему ночью, в тонком сне, чудотворец Сергий и Соловецкий чудотворец Савватий. Савватий упрашивал чудотворца Сергия об исцелении старца Даниила - простить и исцелить его. По прошению его чудотворец Сергий помазал ему очи и исцелил. В тот же час он прозрел и стал видеть, как и прежде видел. Теперь строитель старец, по милости Божией, здоров>.2

Савватий подобием стар и сед, брада до персей, пошире Власиевой, власы на главе просты, ризы преподобническия, мантия и куколь (Филимонов, стр. 323, 324).8


Тропарь, глас 4

Удалився мира, и водворися в пустыни, добрым подвигом подвизася, злостраданием    и вниманием и молитвами, отонюдуже и по смерти источаеши исцеления, Савватие отче наш, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Иной тропарь, глас 4

От юности своея преподобне весь себе Господеви предложив, и земленая вся оставль, Христовым стопам последовал еси тепле, и безплотных ты сожитель явися: и всем преподобным сообщник преблаженне Савватие; тем молим ти ся отче, молися о нас непрестанно всегда Христу Богу, да милостив будет нам в день судный.

Кондак, глас 2

Житейския молвы отбег, и вселися в морский остров премудре; крест свой взем, Христови последовал еси; в молитвах и во бдениих и в пощениих, злостраданием плоть свою изнуряя: тем бысть преподобным удобрение; сего ради любовию память твою празднуем, преподобне Савватие; моли Христа Бога непрестанно о всех нас.