Преподобный Кирилл Челменский, просветитель Чуди

 Память его празднуется месяца декабря в 8-й день

 + 1367

Преподобный Кирилл Челмский принадлежал к числу просветителей дикой страны Чуди. Его-то особенно имел в виду иностранный посол, бывший в Москве в 1516 и 1524 гг., когда писал: «Иноки-пустынники, долгое время посевая щедрою рукою слово Божие между идолопоклонниками, многих из них давно уже обратили к христианской вере. Терпя голод и подвергая опасности самую жизнь, не ожидали и не искали они никаких выгод для себя. Единственная цель их была угодить Господу и обратить на путь истины заблудшия души».

Белозерский князь, ревнуя об успехах святой веры между дикою Чудью (это был благоверный князь Глеб Васильевич 1278 г.), после того как наказал «Чудь белоглазую» за злодейские нападения на Белозерские поселения христиан, основал в Каркун-пуоли (в медвежьей стороне) город Каргополь. Искренний ученик Евангелия Христова, блаженный Вассиан, вскоре затем основал здесь Спасскую обитель, служа для всех примером терпеливой любви. Спустя лет 30 после кончины Вассиановой на горе Челме, в 50 верстах от Каргополя, поселился преподобный  Кирилл. Постриженик обители преподобного Антония Римлянина, он 5 лет испытывал себя в  этой обители подвигами послушания, 3 года странствовал по пустыням, ища места по душе своей, наконец пришел в дикую Каргопольскую сторону и, по извещению Божию, избрал себе для постоянного пребывания уединенную гору Челму. Место было дикое, но красивое. При подошве горы с одной стороны - обширное озеро Лекшма, с другой - небольшое озеро Челма с протекающей через него рекой. Гора покрыта была лесом, и в летнее время в траве много было ягод. Для пустынника всего дороже было то, что место было совершенно тихое и пустынное. Пустыннолюбивая душа Кирилла предпочла дикую сторону другим, которые видел он, и оттого, что эта сторона уже была ему знакома. Он решился посвятить жизнь свою на служение высшим интересам бедной, но близкой душе его страны. По сказанию жития, брат его Корнилий, спустя три года пребывания Кириллова на горе Челме приходивший к нему и потом скоро оставивший его, удалился в Вологодскую сторону, что подает мысль о Белозерском крае, как родном для братьев. Как бы то ни было, отшельник, избрав для пребывания своего Челмскую гору, первую зиму провел в тесной пещере, которую он выкопал себе на восточной стороне горы. Потом построил он себе «келийцу» и при ней часовню. 3десь, мало заботливый об удобствах жизни временной, проводил он время в молитве и посте. Он переносил для Господа и суровость климата, и недостатки средств к жизни. Мотыкою копал он землю, садил простые овощи и питался травами.  Духам злобы очень не нравился отшельник, им хотелось прогнать его с его пути. Раз поднят был около кельи страшный шум, и слышались голоса: «Спихнем его келью в озеро». Преподобный обратился с усердной молитвой к Господу, и молитва прогнала нечистых под гору в невылазную трясину, которая поныне называется «Кирилловою трестою». Много скорбей пришлось испытать отшельнику от Чуди белоглазой, которая, удалясь от Каргополя, жила теперь на берегах озер. «Сыроядцы» домогались прогнать его. Они срубили деревья, росшие по горе, и запалили их. Пламя приближалось к келье и часовне отшельника и готово было уничтожить его самого, но молитва веры спасла праведника, сгорели только скудные запасы пустынника, бывшие в полугоре. Отшельник возблагодарил Господа за чудное спасение и стал по-прежнему жить покойно. Чудь стала думать, что пустынник богач. Она напала на него ночью и потребовала сокровищ. Отшельник указал на единственное свое богатство – на икону Богоматери. Не скоро, но слово кроткой веры и пример святой жизни Кирилла проникли и в сердца дикой Чуди. Мало-помалу «поганые сыроядцы» обращались к Евангельскому свету и принимали святое крещение. Они приходили «к святому отцу и в сладость послушающе о вере, о святом крещении и обо всех заповедях Божиих, в сытость учений его напаяхуся». Немного было христианского населения в Каргопольском крае, когда начинал подвизаться Кирилл на Челмской горе. «Бяху инии еще не крещении, живуще в окрестных местах, имеяху чудский язык и веру: еще бо в то время православие начинаше процветати в месте том и распространятися благочестие». Но под влиянием многолетней подвижнической жизни и кротких наставлений Кирилла, «вси Чудяне прияша святое крещение». Преподобный провел на Челмской горе целые 52 года. Во второй половине пустынной жизни своей построил он храм Богоявления Господня, и к нему собрались немногие ревнители пустынной жизни. Достигнув глубокой старости, почувствовал он близость кончины своей и просил у Господа милости видеться с духовником. По его молитве, посетил его игумен Вассиановой пустыни Иосиф; преподобный исповедался, приобщился Святых Таин и усердно просил игумена еще раз посетить его. Простясь с духовником, святой старец, будучи 82 лет, мирно предал дух свой Господу 8 декабря 1367 г. Игумен Иосиф нашел подвижника почившим и предал святое тело его земле.

В 1419 г. на месте подвигов его построен был новый храм в честь Богоявления Господня, с приделом в честь великомученицы Екатерины. Спустя несколько лет после кончины написан был образ преподобного. И тогда же вот что случилось. В обители преподобного жил монах Антоний, уже несколько лет бывший слепым. Услышав, что написан образ преподобного, он вышел из своей кельи и сидя думал: «Как написали его?» В молодых летах своих он видел преподобного, часто приходил к нему для принятия благословения и приносил ему кое-что для жизни. Антоний подошел к образу, помолился со слезами и, когда приложился к нему, внезапно прозрел. «Точно таков был преподобный», - сказал он, рассмотрев с восторгом образ. В последующие времена совершилось много чудес при мощах преподобного. Однажды преподобный сохранил свою обитель, когда по неосторожности одного она едва не истреблена была огнем.


Тропарь, глас 4 

Днесь возсия нам пресветлая память твоя, славне яко солнце светозарное, лучами благодати озаряющи весь мир и тьму нощи злых духов и от нас отгоняющи. Днесь Небесныя силы святых Ангел, и мирской народ, и души праведных мысленно торжествуют, радующеся, днесь и мы, грешнии, припадающе, молимся: отче преподобне Кирилле, Христа Бога моли непрестанно спасти град и люди, иже любезно тебе почитающия.