Просмотров: 62

После 2–3 часов работы у художника наступал такой сильный спазм челюстных мышц, что невозможно было разжать зубы и вытащить кисть изо рта.

В Успенском храме Пюхтицкого женского монастыря есть небольшая иконка святого Георгия Победоносца, поражающего грозного змия. Мало кто знает, что её написал известный в предреволюционной России иконописец Григорий Журавлёв – художник без рук и без ног.

Об этом удивительном человеке заговорили после того, как в 1963-м году сербский историк живописи и реставратор Здравко Кайманович обнаружил в югославском селе Пурачин икону с изображением святых Кирилла и Мефодия, на обратной стороне которой была надпись по-русски:

«Сия икона писана в Самарской губернии, Бузулукского уезда, Утевской волости того же села зубами крестьянина Григория Журавлёва, безруким и безногим, 1885 года, 2 июля».

О своей находке учёный впоследствии написал так:

«Тщательная и тонкая работа, и в первый момент подумалось, что это произведение иконописца с академическим образованием, а надпись – монашеская мистификация. Я рад, что такой феномен, как Журавлев, на самом деле существовал и, преодолев жестокость природы, сумел подняться до завидных высот изобразительного искусства».

Ребёнок-калека

Родился Григорий Журавлёв в 1858-м году в глухом поволжском селе Утевка, недалеко от Самары, в крестьянской семье. Мать, когда увидела, что на свет Божий появился младенчик-калека (без ручек и ножек, вместо них – обрубочки), решила, что Господь наказал её с мужем за что-то. Долгое время была она безутешна в своём горе, а соседушки, жалея убогонького младенца, шептались меж собой: «Богом обижен. Не жилец он на этом свете». А «не жилец» и не думал покидать сей мир без воли Отца Небесного – своим звонким криком постоянно напоминал о себе…

Через 8 дней понесли малыша в церковь. Окрестили Григорием. Крестный дядька Яким, принимая мальчика из рук настоятеля церкви, ворчал: «И что это за робёнок такой, один только рот». А батюшка Василий на такие слова укоризненно покачал головой:

«Мы, Якимушка, ещё не знаем, какой Божий Промысл об этом ребёнке… Погоди, погоди, ещё не ты, а он тебя будет кормить… Что человеку невозможно, то Богу возможно».

Вся деревня жалела Гришеньку. Жалеть – значит сердцем любить. Все старались для калеки-малыша сделать что-нибудь доброе, помочь чем-либо, угостить вкусненьким. Даже деревенские задиры никогда не обижали и не дразнили его. А так как отец Гришеньки не вернулся с Кавказской войны, то «добрый мир» взял на себя заботу о большой семье, в которой рос ребёнок-инвалид: соседи распахивали и засеивали земельный надел, собирали урожай, а батюшка Василий и отставной генерал князь Тучков не только «денежкой» помогали, но и дали возможность улыбчивому Гришеньке заниматься с хорошими учителями. Мальчик научился писать, держа перо в зубах – в дом Журавлёвых потянулись односельчане с просьбами написать прошение чиновнику или письмецо родным.

Дар от Бога!

В Грише рано проявились необыкновенные способности, показывающие всем, что он не обижен Богом, а наоборот – особо отмечен талантом художника: ползая по двору, он часто брал в зубы прутик и подолгу рисовал на песке людей, животных, растения… Эти картины поражали воображение людей, а рассуждения Гришеньки удивляли даже стариков, потому что своим детским умом он проникал в самую суть вещей и событий. Ребёнок смотрел на Божий мир глазами зрелого человека, через свои страдания понимая многое из того, что другие даже не замечали.

Наполненная светом душа всегда тянется к Богу. Вот и Гришу постоянно тянуло в Божий храм. Всё ему хотелось «покивать головой Божией Матери». Брат и сестра, всегда находившиеся рядом с ним и опекавшие его, часто возили его на колясочке в маленькую церковь. Проталкиваясь через плотную людскую стену, Гришу подвозили к каждой иконе и поднимали, чтобы он мог приложиться к ним. Малыш целовал святые образы, а по щекам его струились слёзы… Наблюдавшие эту картину прихожане тоже плакали, и эти слёзы очищали их души.

Князь Тучков, не оставляя семью Журавлёвых своей милостью, отправил Гришу учиться в Самарскую гимназию.

Одноклассники вначале сторонились «обрубыша», но со временем даже полюбили его за весёлый нрав и острый ум. Учился он радостно. Гимназию окончил с отличием.

 

Подвиг всей жизни


Григорий Журавлёв с братом Афанасием. Фото кон. 19 века

Григорий Журавлёв с братом Афанасием. Фото кон. 19 века

Первые профессиональные навыки работы с кистью Григорий приобрёл в иконописной мастерской Алексея Ивановича Сексяева. Специально для Гриши у окна был поставлен отдельный столик, к которому были приделаны кожаные ремни. Этими широкими ремнями Гришу пристёгивали к столу, когда он, зажав в зубах кисть, с головой погружался в совсем другой мир – мир светлых духовных переживаний, в котором (благодаря данному Богом таланту!) на простой кипарисовой доске в ярких красках рождалось Святое Евангелие.

Через 5 лет упорного труда Григорий Журавлев уже уверенно писал иконы и расписывал храмы. Даже купол каменного храма, построенного в честь Святой Троицы в Утёвке, художник расписал сам, лёжа в специальной люльке. Труд этот был до неистовой боли. После 2–3 часов подобной работы у художника наступал такой сильный спазм челюстных мышц, что невозможно было разжать зубы и вытащить кисть изо рта. Кровоточили губы, болели буквально стёртые до корешков передние зубы, на лопатках и затылке от лежания в люльке появлялись кровавые язвы… Но велика была сила духа этого человека. Это был подвиг всей его жизни.

В личном архиве генерал-губернатора А. Д. Свербеева сохранилось письмо от 1884 года, адресованное Журавлевым Цесаревичу Николаю, будущему Российскому Императору:

«Ваше Императорское Высочество, покорнейше и усердно прошу Ваше Императорское Высочество, что я, крестьянин Самарской губернии Бузулукского уезда с. Утевка Григорий Журавлев, от всего моего сердца желаю поднести Вашему Императорскому Высочеству икону Святителя и Чудотворца Николая, которую я написал ртом, а не руками, по той причине, что от своей природы не имею силы и движения в руках и ногах своих. Ваше Императорское Высочество, покорно прошу Вашего Высочайшего имени принять сию икону, которую я подношу к Вашему Императорскому Высочеству от всей моей души и любви. Покорнейше прошу Вас допустить препровождаемую сию икону до Вашего Высочайшего имени, потому что я не имею у себя рук и ног. И написал сию икону по вразумлению Всемогущего Бога, который допустил меня на Свет Божий…».

Икона Святителя Николая Чудотворца письма Григория Журавлёва, Преподнесённая в дар цесаревичу, будущему императору Николаю Второму. Хранится в Эрмитаже. Изображение: chiffa-lis.livejournal.com

Икона Святителя Николая Чудотворца письма Григория Журавлёва, Преподнесённая в дар цесаревичу, будущему императору Николаю Второму. Хранится в Эрмитаже.

Господь «допустил на Свет Божий» калеку по Замыслу Своему!

Человек, родившийся без рук и ног, по всем земным понятиям, должен был бы быть «несчастнейшим из людей», но жизнь Григория Журавлева, всем сердцем любившего Христа и принявшего Его волю, стала в православном мире явным воплощением духовного закона: «Сила Божия в немощи совершается».

Ольга Майер

pravoslavie.ru