Амвросий II (Подобедов), митрополит Новгородский

Митрополит
Амвросий II
(в миру Андрей Иванович Подобедов)
на кафедре с 1800 по 1818 гг.
† 1818 г.

Митрополит Амвросий был сыном священника, родился 30 ноября 1742 г. в погосте Стогове Переславского уезда Владимирской губернии и был назван Андреем. До 14 лет воспитывался дома, а с 1757 г. обучался в Троицкой лаврской семинарии. По окончании курса он с 1764 г. проходил в той же семинарии разные учительские должности до риторики, 17 ноября 1765 г. сделан был библиотекарем и катихизатором в семинарии, а 12 июня 1767 г. – учителем еврейского языка. 12 февраля 1768 г. Подобедов постригся в монашество с именем Амвросия, 23 марта рукоположен в иеродиакона и 22 сентября того же года – в иеромонаха. С пострижением в монашество деятельность о. Амвросия переходит в Московскую академию. С августа 1768 г. он занимал в академии должность проповедника, а в сентябре 1771 г. сделан префектом и учителем философии. В это же время он приобрел известность как проповедник. Его проповедь, сказанная в 1771 г. в Донском монастыре при погребении убитого взволновавшеюся чернью во время чумы московского архиепископа Амвросия (Зертис-Каменского), по повелению императрицы, была напечатана и переведена на немецкий и французский языки. В 1774 г. 18 августа он назначен был ректором Московской академии и архимандритом Заиконо­спасского монастыря. В 1775 г. он сделался лично известным императрице: 14 июня, в день рождения великой княгини Натальи Алексеевны, первой супруги Павла Петровича, архимандрит Амвросий в присутствии императрицы произнес проповедь. Императрица одобрила, наградила проповедника бриллиантовым крестом и велела при первой епископской вакансии представить его кандидатом. В 1778 г. он представлен был на Севскую кафедру. 15 апреля императрица утвердила избрание и приказала вызвать его для хиротонии в С.-Петербург. 27-го было наречение, а 5 июля он был хиротонисован в епископа Севского и Брянского, викария Московской митрополии. На хиротонии присутствовала императрица; Амвросий благодарил ее краткою речью и был награжден бриллиантовою панагиею, богатым архиерейским облачением и деньгами. Такое торжественное вступление на епископскую кафедру, такое особенное внимание со стороны Августейшей Монархини и вся окружающая обстановка сильно влияли на подъем духа молодого 35-летнего епископа и укрепляли его деятельность. Бодрый духом, молодой по летам, с цветущими силами и здоровьем, преосвященный Амвросий приехал в Севск и энергично принялся за улучшение нравственности духовенства, причем, прежде всего, постарался доставить духовенству пристойное его сану просвещение. В том же 1778 г. очень быстро, на глазах у всех, выросла как из земли в Севске духовная семинария, а в Орле – духовное училище. Через год же было учреждено духовное училище и в городе Брянске. Духовенству Севской епархии была дана преосвященным Амвросием особая инструкция, поступая по которой духовенство представляло бы верх совершенства. В 1781 г. прямой начальник преосвященного Амвросия Московский митрополит Платон (Левшин) вызвал его в Москву в помощники себе по делам епархиального управления и определил его сначала присутствующим, а с 14 февраля 1782 г. – и членом московской синодальной конторы. 25 апреля 1782 г. преосвященный Амвросий был уже епископом Крутицким и Можайским. Деятельность его на новом месте служения была та же, что и в Севске. В заботах о просвещении духовенства он привел в лучший вид Крутицкую (в московском Покровском монастыре) семинарию, снабдив ее новой инструкцией и увеличив оклады наставников, и на таких же началах, как в Орле и Брянске, открыл духовные училища в Боровском и Белевском монастырях. Это был последний и самый заботливый Крутицкий архипастырь. Через два года и 11 месяцев, 27 марта 1785 г., преосвященный Амвросий, по особому вниманию к нему императрицы, не в очередь был пожалован в архиепископа Казанского и Свияжского, в каковом сане провел более 14 лет и много потрудился для устройства Казанской епархии. Его стараниями на епархиальные средства, без всяких субсидий, произведен был капитальный наружный и внутренний ремонт теплого и холодного Казанских соборов, перестроена духовная консистория, вновь устроен в городе архиерейский дом и возобновлены сгоревшие в 1774 г. здания семинарии. По внутреннему устройству семинарии преосвященным Амвросием произведена реформа в преподавании предметов, в составе наставников, пополнена семинарская библиотека и значительно увеличено число учащихся. Не менее видную деятельность проявил он в Казани и по обращению инородцев. В 1792–1793 гг. им устроены были новые прекрасные школы для новокрещенцев: дети иноверцев, маленькие черемисы, мордва, чуваши и татары, обучались в них Закону Божию и русской грамоте. В 1795 г. преосвященный Амвросий высочайшим указом вызван был в Петербург для присутствования в Св. Синоде и 30 декабря в придворной церкви приветствовал императрицу речью, в которой благодарил за дарованное ему счастие узреть ее священную особу и быть в сонме избранных ее и передал выражение верноподданнических чувств разных языков, племен и народов Казанскаго царства. В это же время ему был пожалован бриллиантовый крест на клобук – последняя милость к нему императрицы; в 1796 г. он принес ей послед­нюю дань признательности в похвальном надгробном слове. С восшествием на престол императора Павла преосвященный Амвросий еще больше приблизился к престолу. 10 ноября 1796 г. Государем был возложен на преосвященного Амвросия орден св. князя Александра Невского при следующем рескрипте:

«Долговременная усердная Ваша служба, равно неусыпные труды, подъемлемые Вами в управлении вверенными Вам епархиями, обратили на Вас Высочайшее Наше внимание и милость, что желая доказать пред светом, Всемилостивейше пожаловали Мы Вас кавалером ордена Нашего, именования св. князя Александра Невскаго, коего знаки возложив Мы сами на Вас, повелеваем носить установленным порядком. Удостоверены, впрочем, что Вы, продолжением Вашей службы, потщитесь заслужить вящую монаршую Нашу милость. 10 ноября 1796 г.»

После коронации Государя 5 апреля 1797 г. преосвященный Амвросий выпросился в Казань, но в декабре того же года получил следующий Высочайший рескрипт:

«Преосвященный архиепископ казанский! Находя прибытие Ваше сюда нужным, Я желаю, чтобы Ваше Преосвященство оным поспешили». 8 декабря 1797 г.

Возвращенный в Петербург, преосвященный Амвросий в следующем 1798 г. снова был уволен в епархию и в декабре встречал там Государя речами, а по приезде в Петербург был осыпан знаками Монаршего внимания – получил ордена Иоанна Иерусалимского и св. Андрея Первозванного. Преосвященный Амвросий наследовал одну за другою бывшие в управлении митрополита Гавриила епархии. 16 октября 1799 г. он был назначен архиепископом С.-Петербургским, Эстляндским и Выборгским и архимандритом Александро-Невской лавры; в 1800 г. преосвященному Амвросию велено было производить по 2346 р. в год, как первенствующему члену Св. Синода; 19 декабря 1800 г. он назначен архиепископом Новгородским и С.-Петербургским и 10 марта 1801 г. произведен в сан митрополита.

Высочайший указ 19 декабря 1800 г. гласил: «Соединяя, как прежде было, епархию Новгородскую и епархию С.-Петербургскую, повелеваем сию первую равномерно ведать архиепископу С.-Петербургскому Амвросию».

«Преосвященный митрополит Новгородский и С.-Петербургский Амвросий! Желая изъявить Наше монаршее благоволение к ревностному служению Вашему, Всемилостивейше пожаловали Мы Вам белый клобук, который вместе с сим доставляя к Вам для возложения на себя и ношения по обычаю, соизволяем, чтобы Вы отныне именовались митрополитом. Мы удостоверены, впрочем, что в сем подвиге Нашем обрящете Вы убедительное доказательство того отличного внимания, с каковым пребываем Мы к Вам благосклонны. Павел».

13 марта 1801 г. скончался император Павел I, и на престол вступил император Александр Павлович. Последний не обнаруживал к преосвященному Амвросию такой благосклонности, к какой он привык в два предшествовавшие царствования, и относился к нему даже холодно. Так митрополиту Амвросию было передано от Государя, что и «он может ехать в Москву на коронацию, только бы не мешал митрополиту Платону первенствовать при священном обряде». «Я помню, – присовокупил Государь, – что при Батюшке происходило между тем же Платоном и Гавриилом». При торжестве коронации митрополит Амвросий не получил никакой награды.

В 1801 г. в июне месяце митрополит Амвросий посетил в первый раз Новгород. Архипастырь приветствовал своих пасомых в Софийском соборе речью, в которой, «преходя историю минувших лет этого храма, поставлял в честь Новгороду и в побуждение к благочестию то, что в этой стране уже 1000 лет сияет свет веры евангельской и никогда не помрачался отступлением или забвением нечествующих, разве только в немногих плевелах и то вскоре исторженных из нивы Христовой; но от него загорался новый свет для северных племен, обращавшихся из язычества к христианству; – указывал на безмолвную, но сильную проповедь почивших архипастырей, из которых некоторые просияли нетлением мощей, — как они из самых священных гробов своих тоже благовествуют и тоже проповедуют, что проповедовали во время жизни: неверующих обличают нетлением мощей своих; развратных постыждают примером своей святой жизни; в стропотная ходящим запрещают воспоминанием своих добродетелей; небрегущим о славе вечной напоминают своим приснопамятством на земле. В заключение архипастырь молил Бога, чтобы Он просветил первую на севере паству сию светом Евангелия Своего и сохранил ее до скончания века непоколебимою в вере и благочестии». Часто ли преосвященный бывал в Новгороде и подолгу ли там оставался, определить мы не имеем возможности. Из имеющихся под руками данных видно, что 22 июня 1804 г. он был уволен на 20 дней в Тихвин и Новгород, также 7 июля 1805 г. уволен в Новгородскую епархию до тех пор, «покуда надобности потребуют»; вероятно, не один раз ездил и в другое время.

Что касается восемнадцатилетнего управления митрополита Амвросия Новгородскою и С.-Петербургскою епархиями и деятельности его как первенствующего члена Св. Синода, то это был непрерывный ряд трудов на пользу Церкви и Отечества.

Относительно управления епархиями вообще известны заботы митрополита Амвросия о нравственном совершенствовании духовенства: преследование пьянства, требование порядка и благопристойности в церковных процессах, запрещение какого-либо вмешательства в «столь постыдныя и закону противныя дела», как возмущение крестьян, и др. Известны старания его ввести в церквах однообразное и стройное пение и требования от молящихся благочиния в церквах, для чего около иконостаса и амвона он велел устраивать решетки; самим прихожанам был поручен выбор церковных старост и т. п. По С.-Петербургской епархии при митрополите Амвросии было увеличено жалованье духовенству Выборгской губернии (1800 г.), выхлопотано таковое причту Троицкого собора на Петербургской стороне (1817 г.); восстановлен Староладожский Николаевский монастырь 16 февраля 1811 г.; увеличены штаты Коневского и Островского монастырей (1816 г.); издан указ о праздновании духовенством в Финляндии наших праздников по старому стилю (1810 г.); утверждены штаты финляндского духовного правления (1817 г.); устроено новое помещение для канцелярии и увеличено в ней число служащих; произведен ремонт колокольни Петропавловского собора и прочее. По Новгородской епархии при митрополите Амвросии из собственных его средств произведен капитальный ремонт домов духовенства Софийского собора; около 9000 руб. израсходовано на ремонт соборной церкви и келлий Юрьева монастыря (1802 г.) и трапезы (1817 г.), колокольни Антониева монастыря (1804 г.). При нем 14 мая 1802 г. заштатный новгородский Николаевский-Розважский монастырь присоединен к Перекомскому, и последний стал называться Розважский-Перекомский; при Большом Тихвине монастыре в 1802 г. устроены каменные здания для богаделен; в 1805 г. учреждена архимандрия в Сковородском монастыре и в том же году даны привилегии в служении архимандриту Тихвинского монастыря; в 1816 г. увеличены штаты Саввы-Вишерского монастыря; увеличено жалованье чиновникам консистории и прочее. «В Новгороде, – писал митрополит Амвросий, – издревле заведено быть многим крестным ходам и прочим церковным церемониям, для отправления коих весьма нужны архимандриты, которых в том городе только два».

«Новгородской епархии, – писал он в другой раз, – второклассный Большой Тихвинский монастырь, сколько по явленной в нем иконе Тихвинской Божией Матери уважаем от народа, столько и чрез наружное украшение жалованными суммами от благочестнейших Государей и иждивением христолюбивых дателей, тщанием же и трудами нынешняго архимандрита Герасима, приведен в благознаменитый вид. Выстроены при нем каменная богадельня с церковию на 60 человек и заведено духовное училище, в котором уже усмотрены мною и плоды учения довольные». Св. Синод разрешил служение с рипидами, сулком, палицею, осенением и прочее, как в Кирилловом Белозерском монастыре. 13 марта 1806 г. Высочайшим указом архимандриту Герасиму и преемникам его даны в служении преимущества Полтавского Крестовоздвиженского монастыря, в котором служение совершалось по грамоте митрополита Рязанского Стефана Яворского, данной в 1717 г. Нежинскому Благовещенскому монастырю. Вот эта грамота: «в служениях всякаго священнодействия и в божественной литургии носити имать на главе своей шапку, многоценным елико мощно украшением сияющую; на фелони святой крест, обвешен на веризе злате или сребряне, или от инаго вещества ценовнаго составленной; при препоясании – палицу; в руках имети жезл епископский или патерицу, на вход великий в херувимскую песнь из алтаря с прочими священнослужителями не исходити (разве аще будет литургисати при своем архиерее), но приимати святыя предложения дары в дверях царских, и над дарами святыми носить рипиды, и в иных случаях, иде же прилично, употребляти. Во всех же церковных служениях и священнодействиях на всяком месте ковер под нозе подстилати; мантию ему, архимандриту, носити с скрижальми, на них же изображение имать быть Благовещения Пресвятой Богородицы: на единой стороне Пресвятая Богородица, на другой – Ангел Благовест­ник. В таковой мантии, и кроме служения и кроме церкви купно с честным крестом, явственно на персях висящим, ходити имать, мир всем возглашающи; на литургиях, или на молебствах, или иным, служениях осеняти имать народ благословляющею десницею крестообразно». Св. Синод изменил только изображения на скрижалях мантии следующим образом: на правой стороне – Благовещение Пресвятой Богородицы, а на левой – изображение Божией Матери Тихвинской.

Бывшее в Петербурге новгородское подворье митрополитом Амвросием было пожертвовано в 1802 г. под богоугодное заведение, за что дан был ему Высочайший благодарственный рескрипт с обещанием вознаградить пожертвование, когда епархии будут разделены.

«Преосвященный митрополит Новгородский и С.-Петербургский Амвросий! Я никогда не сомневался, что во всех предположениях на пользу страждущаго человечества, водимы благочестием и христианскою любовию к ближнему, Вы всегда готовы дать первый пример, по уважению Ваших добродетелей толико для всех назидательный. Согласие Ваше, чтобы новгородское подворье, на Петербургской стороне лежащее, обращено было на подобное употребление, дает новое сему доказательство и доставляет Мне новый случай изъявить Вам Мою за то признательность, Я уверен, что расположение сего дома на богоугодное заведение, с правилами Вашими толико сообразное, будет нам наилучшею наградою за сие пожертвование.

Впрочем, если бы Новгородская епархия когда-нибудь была разделена от С.-Петербургской, Вы не можете сомневаться, что на случай таковой назначен будет взамен настоящего подворья приличный дом. Пребываю Вам доброжелательный. Александр. 9 августа 1802 г.». Разделение епархий произошло в 1892 г.

Много приходилось митрополиту бороться и с расколом: искоренение духоборцев в Новгородской губернии и уезде, преследование самосожигания и др. Как на доказательство успеха этой борьбы можно указать на распоряжение об устройстве в 1801 г., по желанию раскаявшихся раскольников, церквей в отдаленных местах Новгородской епархии. В войну 1812 г. митрополит Амвросий, как высокий патриот, разослал по епархии приглашение к молитве.

Митрополита Новгородскаго и С.-Петербургскаго пастыр­ское приглашение к молитве о благопоспешении во время настоящей брани: «Господь благословляяй люди Своя миром, иногда искушая веру и упование их на промысл Его, попущает на них брани, иногда же ослабевающих добродетелях сими исправляет. Итак, не одним носящим оружие, но всем желающим приять благословение мира предлежит подвиг во брани. Чем с большею дерзостию враг преступает святость союза и прав народных, тем с большим, сверх прочаго, уверением можем Мы приступать к Богу, Господу сил, да будет Он нам Прибежище и Покров, – к Богу, благоволящему не в силах конских, ни в латех мужеских, но в боящихся Его и в уповающих на милость Его. Служители алтаря! вооружаяся сугубо молитвою, словом истины и благочестивою ревностию, преподавайте и другим сии духовныя оружия. Сыны отечества! наш Монарх и Отец вручает провидению праведное дело Свое: разделим Его святыя чувствования. Чада церкви! станем добре и, очищая чувствия сердец наших, потщимся, как в священных храмех, так и на всяком месте, воздевать руки горе к Богу с теплым молением, да воскреснет Он в помощь вашу, и расточатся врази Его и наши. Июня 24 д. 1812 года, в С. П.-бург. Амвросий м. Новгородский».

17 июля сам читал в Казанском соборе воззвание к народу и вообще в ряду событий, ознаменовавших торжество России 1812–1815 гг., митрополит являлся одним из первых действующих лиц. Самыми же важными своими обязанностями митрополит Амвросий считал попечение о духовных училищах. Не только сам он относился к этому делу с большой любовью и старанием, но умел возбудить и в других ревность о воспитании духовного юношества и вызвать на жертвы. В 1802 г. устроена в ограде Большого Тихвинского монастыря русская школа с первоначальным латинским классом для обучения детей духовенства г. Тихвина и его уезда; то же – в Александро-Свирском монастыре для детей духовенства Олонецкой губернии. 25 марта 1804 г. возобновлено древнее Лихудиев­ское училище при Новгородском архиерейском доме, стоявшее в запустении с 1740 г.; в Кириллове-Белозерском и Спасском Старорусском монастырях возобновлены училища; 30 января 1806 г. учреждено училище в Спасо-Каргопольском монастыре для детей духовенства в г. Кириллове и др. «А прочих городов с уездами, – сообщал митрополит Амвросий Св. Синоду – кроме череповского прикосновенного к Кириллову, боровичские, валдайские, устюжские, белоезерские, петрозаводские и вытегорские священно-и-церковнослужители, желая, чтобы таковыя училища учреждены были и в их местах, предлагая добровольно не токмо на содержание учителей и школ каждогодно, но и на построение школ единовремянно складку, просят на сие моего дозволения. Города же Устюжны, Троицкой церкви священник Иоанн Федоров обещает таковое училище поместить в его доме и, сверх того, давать в год по сту (100 руб.) на учителей и прочим, нужным служить всему училищу. Уважая достохвальное усердие их к пользе детей и самой церкви, всеохотно желаю дать оное дозволение, особливо уверен будучи от многих господ прихожан словесно, а от г. боровичскаго помещика Чеглокова и письменно, которые поставляя лучшим благолепием для церкви исправный ея причт, охотно будут удалять для бедных из церковных денежных сборов десятую или некоторую часть. Обер-прокурор Св. Синода 25 апреля сего года известил меня, что Государь Император, дабы я приступил к исполнению сего предположения, Высочайше соизволяет, с тем, чтобы, когда оное устроится, как о временной и каждогодной складочной, так и о добровольной в пособие прихожанами даемой сумме церковной, какое оной составится количество, донести Его Величеству».

Митрополит Амвросий с 29 ноября 1807 г. состоял членом комитета по устройству училищ, переименованного потом в комиссию духовных училищ. Вся реформа того времени духовно-учебных заведений прошла непосредственно через руки митрополита: ему пришлось вводить преобразование в С.-Петербургской духовной академии, суждено было дождаться и первого выпуска воспитанников в 1814 г., а в 1817 г. 10 июня положить и первый камень на закладке нового здания для академии. Митрополит Амвросий показал со своей стороны полное усердие и содействие к учреждению сель­ских училищ своего ведомства. Так, в 1806 г. в разных уездах Новгородской губернии устроено было 110 сельских училищ; местные священнослужители приняли в них безмездно учительские должности, а некоторые уступили под училища свои собственные дома. Такое усердие и такая ревность по насаждению просвещения не остались невознагражденными: митрополит Амвросий получил орден св. Владимира 1 степени и много благодарственных Высочайших рескриптов. Как первенствующий член Св. Синода, митрополит Амвросий был главным руководящим и решающим в делах синодального управления: он сносился со всеми министрами и начальниками других ведомств, назначал и перемещал архиереев и настоятелей важнейших монастырей, распоряжался синодальными суммами, испрашивал служащим награды и проч. Но синодальный обер-прокурор А.А. Яковлев большую часть дел и всю переписку с различными учреждениями оставил за собой. По доброте сердца митрополит Амвросий переносил все неприятности и до старости неутомимо трудился и отличался необыкновенной точностью и аккуратностью. Но как бы то ни было, непрерывные труды и различные огорчения мало-помалу истощали его слабое здоровье. В 1815 г. он был так сильно болен, что не надеялся и выздороветь; предчувствие скорой смерти не оставляло его и после. 5 августа 1817 г. он рукополагал себе викария по С.-Петербургской епархии и во время обеденного стола, когда провозглашен был тост за здоровье митрополита Амвросия и певчие начали петь «многая лета», митрополит Амвросий остановил их и велел петь «со святыми упокой»; но как никто не смел начать, то он начал сам и пел с певчими до конца. Болезни одна за другой, при непрерывных трудах, склоняли его к гробу. 16 марта 1818 г. митрополит Амвросий через князя А.Н. Голицына представил на имя Государя следующее прошение:

«Всемилостивейший Государь! Не отвержи мене во время старости моея. Имея от рождения 76-й год и послужа в одном архиерейском звании без мала 40 лет, признаю силы мои, особливо телесныя, ослабевшими для управления двумя епархиями. И посему всеподданнейше прошу Ваше Императорское Величество, уволив от С.-Петербургской, оставить меня при одной Новгородской епархии, с пребыванием в Новгороде, где с помощию тамошняго викария надеюся еще послужить церкви и престолу Вашего Величества, при неослабном ко Всевышнему молении о здравии и благоденствии Вашем».

Государь подписал увольнение митрополита Амвросия в Варшаве 26 марта 1818 г. – он уволен был с сохранением получаемых окладов, кроме тех, кои следуют преемнику его по С.-Петербургской епархии.

Утверждают, что поводом к увольнению митрополита Амвросия послужил гнев Государя за употребление митрополитом 6-го января омофора, опушенного горностаем и сделанного из покрова над гробницею великой княжны. «Но, конечно, – говорит И.А. Чистович, – это был только предлог к его увольнению. Настоящая же причина заключалась в неприятностях митрополита с князем Голицыным, покровительствовавшим всем сектам, не исключая хлыстовщины. Затем учреждение министерства духовных дел и соединение в одном управлении и сопоставление в одном ряду православной церкви не только с христианскими исповеданиями, но и с магометанством, иудейством и язычеством, совершившееся без участия и даже без ведома первенствующего русского иерарха, не могло не вызвать в нем огорчения, которое увеличило еще более их взаимную неприязнь. На стороне князя Голицына была сила и власть, и митрополит Амвросий сделался их жертвою». 6 мая 1818 г. в 4 часа пополудни митрополит Новгородский и Олонецкий Амвросий прибыл в Новгород без всякой торжественности и вошел в архиерейский дом без всякой встречи. Перед отъездом в Новгород митрополит писал своему брату С.Ив. Подобедову: «Брат, я отправляюсь в Новгород, для довершения последних дней жизни моей; ты беден, не тужи; теперь скажу тебе, что в духовном моем завещании, которое давно было писано, сделал ныне некоторыя перемены, в пользу твою и твоего семейства служащие, предполагая, что впредь мне уже нажить ничего не достанется; денег немного, однако ж тысяч двадцать наберется; все, что останется, все тебе, ибо других наследников, кроме тебя с семейством твоим, нет». 7 мая митрополит посетил Софийский собор, был в Знаменском соборе и у Чудного креста; 11 ездил в Хутынский монастырь, а 20 мая захворал и 21 в 7 часов вечера скончался. 24 мая тело его было погребено в Софийском соборе в приделе Святого Иоанна Предтечи, при многочисленном стечении духовенства и народа.

Наименованный первым почетным доктором богословия, избранный в вице-президента Российского библейского общества и в почетные члены медико-хирургической академии и С.-Петербургской «Беседы любителей русского слова», митрополит Амвросий известен был и своими литературными трудами. Ему принадлежат: «Руководство к чтению священнаго писания Ветхаго и  Новаго завета»; «Сокращение богословских догматов»; примечания и объяснения на «Опыт словенскаго словаря»; «Молитвы для чтения в больницах по утру и в вечеру» и «Собрание поучительных слов, произнесенных в разныя времена и в разных местах». Кроме того, в рукописях остаются несколько академических рассуждений, курс богословских уроков и много проповедей.

Пособниками митрополиту Амвросию в управлении Новгородскою епархиею в 1800–1818 гг. были семь епископов Старорусских, его викариев: Антоний (Знаменский) в 1799–1802 гг., Михаил (Десницкий) в 1802–1803 гг., Евгений (Болховитинов) в 1804–1808 гг., Антоний (Соколов) в 1808–1840 гг., Иоасаф (Стретенский) в 1810–1813 гг., Мефодий (Пишнячев­ский) в 1813–1816 гг. и Амвросий (Орнатский) в 1816–1819 гг.

О епископе Антонии (Знаменском) была речь раньше, так как он начал свое служение в Новгороде еще при митрополите Гаврииле. Епископ Михаил (Десницкий) в 1802 г. был викарием митрополита Амвросия, а в 1818 г. преемником его по С.-Петербургской и Новгородской епархиям; поэтому речь о нем впереди.

Евгений (в миру – Евфимий Алексеевич Болховитинов), сын священника, родился 18 декабря 1767 г. в г. Воронеже. Девяти лет он лишился отца и был определен в хор архиерейских певчих, откуда через несколько месяцев 15 октября 1777 г. определен был в Воронежскую семинарию. В 1785–1788 гг. Болховитинов обучался в Московской академии и слушал лекции в Московском университете. С 9-го января 1789 г. он занял место учителя в Воронежской семинарии и преподавал риторику, французский и греческий языки, римские древности, философию, с 5 сентября 1790 г. – богословие, с 14 августа 1797 г. – церковную историю и герменевтику; в то же время проходил и административные должности: вице-префекта, с осени 1790 г. – префекта и в 1796–1798 гг. – ректора. 25 марта 1799 г. он был рукоположен в сан соборного протоиерея уездного города Павловска, присутствовал в консистории и не оставлял семинарии. В августе 1799 г. он потерял жену и переехал в Петербург, где 3 марта 1800 г. был определен префектом академии и учителем философии и высшего красноречия. 9 марта пострижен в монашество с именем Евгения и 11 марта произведен в архимандрита Зеленецкого монастыря. 27 января 1802 г. он был переведен в Сергиеву приморскую пустынь и исполнял чреду священнослужения и проповеди Слова Божия, а 31 декабря 1803 г. состоялся Высочайший указ о назначении его епископом Старорусским, викарием Новгородским: 12 января 1804 г. было наречение и 17 января – хиротония. Новгород получил в лице преосвященного Евгения пастыря молодого, энергичного, высокообразованного, талантливого и успевшего уже заявить о себе миру своей полезной общественной и учено-литературной деятельностью. Во время своего викариатства преосвященный Евгений составил проект преобразования духовных училищ; ему же принадлежит мысль о сборе 10-й части с церковных доходов в пользу училищ. Не прекращая своих ученых исторических исследований, он коснулся и новгородских древностей и составил о них «Три исторических разговора». Вот что писал преосвященный Евгений о Новгороде профессору Казанского университета Городчанинову 4 апреля 1804 г.: «Ветхий деньми Новгород нравится мне самыми сединами и меланхолическою унылостию. Я часто со вздохами взираю на место Ярославля двора, на руины княжаго дома, на щебень Марфиных палат, на месте коих, кажется, никто со времени смерти ея не осмелился еще ставить жилья. А Софийский собор, палладиум древних новгородцев!.. Он много видел около себя происшествий славных и позорных, радостных и плачевных. Он все их пережил, был увешиваем и трофеями и омываем слезами. Такой старец достоин низкаго поклона от всякаго мимоходящаго. И он-то у меня перед окнами. Я часто, глядя на него и развертывая новгородскую летопись, писанную точным старинным языком новгородцев, возобновляю в сердце моем при оригинальных их фразах, оригинальныя их чувствования, и сам себе кажусь существующим за несколько веков пред сим. Вот мои упражнения на досуге, котораго однако ж, у меня немного. Иначе я мог бы открыть здесь многое сокровенное от русских историописателей». В другом письме, оставляя Новгород, он писал: «Пусть новгородцы памятуют, что Евгений, бывший у них, не оставил без внимания их древнюю славу, которую и сам он (Новгород) забыл и почти ничего ныне не знает».

На поприще административном преосвященный Евгений был верным помощником митрополита Амвросия, всегда точным исполнителем его распоряжений, а иногда и самостоятельным деятелем, смело высказывавшим свои взгляды на вещи и добивавшимся утверждения и проведения в жизнь своих мнений и решений. Но недолго это светило сияло в Новгороде: 24 января 1808 г. преосвященный Евгений был переведен на самостоятельную Вологодскую кафедру. Затем преосвященный Евгений последовательно был епископом Калужским (с 19 июля 1813 г.), архиепископом Псковским (с 7 февраля 1816 г.), 24 января 1822 г. перемещен в Киев и 16 марта возведен в сан митрополита и назначен членом Св. Синода. Каждое новое место служения преосвященного Евгения давало новые и новые материалы для его исторических трудов. «Вот был человек, – говорит Погодин, – который не мог пробыть ни одного дня без того, чтобы не ознаменовать его трудами на пользу истории. Новгород, Вологду, Калугу, Псков и Киев он наградил плодами своей неутомимой деятельности (все они получали от преосвященнаго описания своих церквей, монастырей, а иные и целых епархий). Это был один из величайших собирателей, которые когда-либо существовали. Это был какой-то статист истории...» Во всех местах своего служения преосвященному Евгению приходилось быть оберегателем и спасителем рукописных материалов, хранящихся в монастырских библиотеках. Вот что, например, рассказывают о первом посещении преосвященным Евгением новгородского Юрьева монастыря: «О приезде своем он дал знать вперед, начальство обители стало чиститься и водворять порядок; проезжая в монастырь нижнею близ Волхова дорогой, преосвященный близ самого монастыря встретился с возом, ехавшим к Волхову в сопровождении инока. На вопрос: «Что везешь?» – инок отвечал, что везет разный сор и хлам, который просто кинуть в кучу навозную нельзя, а надобно бросить в реку. Приподняв на возу рогожку, преосвященный увидел порванные книжки и рукописные листы и велел иноку воротиться в монастырь. В монастыре он упросил начальствующих уступить ему этот воз с непригодным ни на что сором и после нашел в нем немало драгоценных остатков древности, между прочим даже и XI века».

Так было и в других местах. Но было бы большою ошибкою и несправедливостью думать, что преосвященный Евгений за учеными занятиями мало обращал внимания на епархиальныя дела. О деятельности его свидетельствуют отчеты по обозрению епархии; известно, что в Псковской епархии он уничтожил все беспорядки в администрации, сам непосредственно входя во все дела; он был прекрасный хозяин, и ничто, даже самое мелочное, не могло пройти для него незамеченным. Известна его деятельность в Киеве по восстановлению Десятинной церкви и по возобновлению храма Андрея Первозванного. И в Киеве, как и во Пскове, он дал новое устройство благочиниям, и, по словам его преемника, «административные труды его остались незабвенными в памяти современников и потомства». В 1824 г. митрополит Евгений был вызван в Петербург для присутствования в Св. Синоде, в 1825 г. определен членом комиссии духовных училищ и секретного комитета о раскольниках, присутствовал на коронации Императора Николая I, 14 декабря 1825 г. с самоотвержением и неустрашимостью увещевал бунтовщиков – «декабристов» и, возвратившись в начале 1827 г. в Киев, жил там безвыездно. Духовно-учебные заведения пользовались его особым вниманием: мудрыми советами, указанием источников и сообщением малоизвестных сведений он помогал академистам в писании сочинений, присутствовал на экзаменах и поражал всех богатством и разнообразием своих знаний. Митрополит Евгений, по отзывам современников, был роста менее чем среднего, довольно полный, но в движениях живой и оборотливый; походку имел скорую, чело обнаженное и открытое, взгляд быстрый и проницательный, выговор твердый, но несколько шепелеватый. Смерть застала его среди занятий. 23 февраля 1837 г. митрополит Евгений отстоял литургию, принимал просителей и более тридцати прошений пометил собственноручными резолюциями, но, почувствовав усталость и ослабление, удалился отдохнуть во внутренние покои, прилег на диван и – более уже не вставал. Апоплексический удар без боли и страданий прекратил его деятельную жизнь.

Учено-литературная деятельность его, начавшись в 1785 г., продолжалась до самой его кончины. Сочинения его нужно считать сотнями, предметы их самые разнообразные, но в громадном большинстве исторические. Составленный им «Словарь исторический о бывших в России писателях духовнаго чина греко-российской церкви» до сих пор служит необходимою справочною книгою. Все ученые общества и учреждения и высшие учебные заведения наперерыв избирали митрополита Евгения за его ученые труды в число своих почетных или действительных членов.

Антоний (в миру – Алексей Федорович Соколов), уроженец Казанской губернии, сын священника, родился в 1767 г. Образование получил в Казанской духовной семинарии, преобразованной потом в академию, и с 1 января 1793 г. проходил в ней должность учителя информатории, грамматики, латинского и греческого языков, синтаксимы, поэзии, риторики, всеобщей истории и географии; в ноябре 1797 г. назначен катихизатором и префектом Казанской академии и 12 ноября был рукоположен во священника. Вскоре овдовел и 10 октября 1798 г. постригся в монашество с именем Антония и был причислен к соборным иеромонахам Александро-Невской лавры. 30 августа 1799 г. произведен в сан архимандрита казанского Спасо-Преображенского монастыря и с 19 января 1800 г. состоял ректором Казанской академии, присутствующим в консистории и благочинным монастырей. В 1807 г. был вызван в Петербург для исправления чреды священнослужения и проповеди Слова Божия и 24 января 1808 г. назначен епископом Старорусским, викарием Новгородским; 29 января было наречение и 2 февраля – хиротония. Викариатствовал он два года с небольшим. Известны два слова преосвященного Антония, сказанные в Новгороде 25 и 28 января 1810 г. «по случаю выбора из дворянскаго сословия чиновников на судебныя места». Затем он пять с половиной лет епископствовал в Воронеже (с 23 сент. 1810 г. по 7 февр. 1816 г.), три года в Калуге (с 7 февр. 1816 г. по 15 марта 1819 г.) и два года был архиепископом Подольским и Брацлавским (с 15 марта 1819 г. по 3 апр. 1821 г.). Это был пастырь добрый, тихий и доступный каждому. При управлении епархиями преосвященный Антоний заботился об украшении храмов Божиих и о благолепном служении в них с пением усовершенствованных хоров певчих. Свободное от епархиальных занятий время преосвященный употреблял на занятия хозяйством. 3-го апреля 1821 г. преосвященный Антоний по прошению был уволен от управления епархией и поселился на покой в Задонском монастыре, где и прожил почти 6 лет, получая по 2400 рублей в год пенсии. Скончался он 28 марта 1827 г. На память потомству он издал в 1825 г. все свои «Слова и речи».

Иоасаф (в миру – Иоанн Иоаннович Сретенский или Стретенский), сын дьячка, родился в г. Кашине Тверской губернии в 1768 г. По окончании курса в Тверской духовной семинарии он в 1791 г. поступил в Тверской архиерейский дом учителем певчих и занимал должность иподиакона. В 1795 г. постригся в монашество с именем Иоасафа, был рукоположен в иеродиакона и иеромонаха и последовательно проходил при архиерейском доме должности ризничего, казначея, экзаменатора ставленников и присутствующего в походной архиерейской конторе. С 14 мая 1796 г. Иоасаф был игуменом Старицкого Успенского монастыря и с 1797 г. присутствующим Старицкого духовного правления; 2 сентября 1798 г. произведен в архимандрита Ниловой пустыни, назначен присутствующим Осташковского духовного правления и с 1799 г. – благочинным над монастырями. Из Ниловой пустыни архимандрит Иоасаф писал в Св. Синод, что «по окружности вод он получил от сырнаго воздуха болезнь», и просил уволить его для лечения в Петербург или в Москву. Отпуск дали в С.-Петербург. 28 февраля 1800 г. он был перемещен в яро­славский Богоявленский Авраамиев монастырь, где присутствовал в консистории, состоял благочинным и префектом ростовских церковных училищ; 17 ноября 1802 г. назначен ректором Ярославской семинарии и вместе состоял смотрителем соборных ризниц. В 1808 г. занял должность ректора Тверской семинарии и архимандрита Троицкого Калязина монастыря. 23-го сентября 1810 г. состоялся Высочайший указ о назначении архимандрита Иоасафа епископом Старорусским, викарием Новгородским. 18 ноября было наречение и 21 ноября – хиротония. Проведя в административных должностях около 15 лет, преосвященный Иоасаф ко времени своего архие­рейства имел уже большую опытность. Дела ли епархиальные, занятия ли в духовно-учебных заведениях – все было для него делом знакомым. Ему приходилось только следить за точным исполнением известных узаконений и исправлять встречающиеся уклонения. Таков он был на всех местах своего служения. В Новгороде он пробыл немного более двух с половиной лет. 6 июля 1813 г. он был перемещен в разоренный французами Смоленск и 8 лет занимался устройством епархии; при нем в 1817 г. преобразована Смоленская семинария и в 1819 г. открыт в Смоленске епархиальный комитет библейского общества. 7 июля 1821 г. преосвященный Иоасаф был возведен в сан архиепископа Могилевского и Витебского, где после тяжкой и продолжительной болезни скончался 1 марта 1826 г.

Мефодий (в миру – Михаил Пишнячевский), сын священника Переяславской епархии, родился в 1772 г. Образование получил в 1784—1797 гг. в Киевской духовной академии и с 1797 г. до 1800 г. – в Московском университете (окончил курс с медалью). Со 2 сентября 1800 г. состоял учителем поэзии и чистой математики в Киевской академии, где в 1803 г. 28 марта постригся в монашество с именем Мефодия, 2 апреля рукоположен в иеродиакона и 6 – в иеромонаха, был с 1804 г. префектом и профессором философии. 24 ноября 1808 г. вызван в Петербург и с 13 февраля 1810 г. был инспектором и профессором философии в С.-Петербургской семинарии, бакалавром академии и ректором Александро-Невского духовного училища. За особые заслуги 9 июля 1811 г. произведен в сан архимандрита; 15 марта 1812 г. назначен ректором С.-Петербургской семинарии и 27 марта того же года определен настоятелем Троице-Сергиевой пустыни. В то же время архимандрит Мефодий присутствовал в С.-Петербургской духовной консистории и состоял членом цензурного комитета и благочинным над законоучителями кадетских корпусов и других училищ в Петербурге.

В 1813 г. архимандрит Мефодий был представлен вторым кандидатом на Волынскую архиерейскую кафедру, а 21 августа того же года Высочайшим указом определен в епископа Старорусского, викария Новгородского; 17 сентября состоялось его наречение, а 21 сентября – хиротония. 7 февраля 1816 г. он был назначен епископом Полтавским и Переяславским; 27 июня 1824 г. возведен в сан архиепископа Астраханского и Кавказского, а 30 сентября 1825 г. был назначен архиепископом в Псков, где сначала именовался Псковским, Лифляндским и Курляндским, а с 30 апреля 1833 г. – Псков­ским и Лифляндским. 21 апреля 1834 г. преосвященный Мефодий прислал в Св. Синод следующее прошение:

«В служении алтарю и слову Божию находясь с 1800 г., ныне в преклонных летах постигла меня глазная болезнь. Здесь и во время отпуска моего в С.-Петербурге искуснейшими врачами к излечению употреблены были все средства, коими несколько и облегчено было болезненное состояние моих глаз, однако, почувствовав ныне крайнюю слабость зрения, дошедшего до потемнения, лишающего меня способности читать и писать, в необходимости сей осмеливаюсь... просить… уволить меня на жительство в Киево-Печерскую лавру и для пропитания и вспомоществования в болезненном моем состоянии определить пенсию. Архиепископ Псков­ский и Лифляндский Мефодий руку приложил».

28 апреля 1834 г. состоялось увольнение его от управления епархией с назначением ему по болезни пенсии по 3200 рублей в год. Получив указ об увольнении в Киево-Печерскую лавру, преосвященный Мефодий вновь просил:

«Но поелику в течение времени крайне оскудел я в зрении так, что не могу отправиться теперь в путь, наипаче дальнейший, то и вынуждаюсь остаться в Пскове и иметь пребывание в третьеклассном Спасо-Мирожском монастыре для удобнейшаго моего пользования… не благоволено ли будет дозволить по вышеупомянутой причине иметь мне жительство в Спасо-Мирожском монастыре с управлением онаго и с разрешением притом, чтобы настоятель сего монастыря был мне подчинен по примеру наместников».

Определением Св. Синода 6 июня 1834 г. просьба была уважена. В 1838 г. 12-го марта преосвященному Мефодию дан был в управление мгарский Спасо-Преображенский Лубенский монастырь в Полтавской епархии, где он и жил до конца жизни своей. Скончался он 10 июня 1845 г. и погребен в соборном храме Лубенского монастыря.

Амвросий (в миру – Андрей Антипович Орнатский), сын диакона, родился в 1775 г. в Новгородской губернии в погосте Чуди Череповецкого уезда. В 1785 г. поступил для обучения в Кирилло-Белозерское училище, переименованное потом в семинарию, и в 1791 г. продолжал образование в С.-Петербург­ской академии. С 1800 г. состоял учителем в Новгород­ской духовной семинарии, 13 марта 1804. г. сделан там префектом, 16 июня 1805 г. пострижен в монашество с именем Амвросия и 28 августа того же года причислен к соборным иеромонахам Александро-Невской лавры. 7 февраля 1808 г. он назначен был ректором Новгородской семинарии и 9 февраля 1808 г. произведен в архимандрита Антониева монастыря и определен присутствующим в консистории. 11 сентября 1811 г. архимандрит Амвросий был перемещен в Юрьев монастырь с оставлением при всех занимаемых должностях; а 26 марта 1812 г. назначен настоятелем московского Новоспасского монастыря и председательствующим в Московском комитете духовной цензуры. В Москве архимандрит Амвросий показал особое старание и попечение по возобновлению некоторых монастырей, пострадавших от неприятельского нашествия. В это же время, в 1807–1815 гг., вышел в свет и бессмертный его труд «История Российской иерархии». В 1816 г. при освободившейся вакансии викарного епископа в Новгороде Новгородский митрополит Амвросий выразил желание иметь своим викарием в Новгороде архимандрита Амвросия. 7 февраля 1816 г. Государь утвердил доклад Св. Синода об этом, и архимандрит Амвросий 6 марта был наречен, а 12 марта хиротонисан в епископа Старорусского. При нем 21 мая 1818 г. скончался митрополит Амвросий, и преосвященному епископу Амвросию дан был 27 мая 1818 г. следующий указ из Св. Синода:

«До определения в Новгородскую епархию местного преосвященнаго архиерея, правление по оной дел поручить тамошнему викарию преосвященному Амвросию, епископу Старорусскому, с тем, чтобы ставленникам, производимым в священно- и церковнослужительскиe чины, ставленных грамат даваемо не было до будущаго местнаго Новгородской епархии архиерея, а отправляемы бы они были к должностям при указах из Новгородской консистории... и проч.»

25 июня 1818 г. митрополитом Новгородским был назначен преосвященный Михаил, а 9 ноября 1819 г. преосвященный Амвросий был уже епископом Пензенским и Саратовским. Имея добрый и милостивый, но в то же время вспыльчивый и настойчивый характер, преосвященный Амвросий имел много неприятных столкновений с гражданским начальством и в конце концов должен был выйти в отставку, хотя в прошении об увольнении от должности он выставил иные мотивы. 11 января 1825 г. он писал Св. Синоду:

«Святейшим правительствующим Синодом, согласно собственному желанию моему, возложена на меня священнейшая обязанность приготовить ко второму изданию «Историю Российской иерархии», по собранным дополнительным сведениям. Сколь ни священна сия обязанность и для меня ни вожделенна; но при управлении епархиею, мне вверенною, не имею я ни времени, ни сил к благовременному и досто­должному исполнению святейшей воли Святейшаго Синода. Почему, дабы за коснение и оставление без действия дела, для церкви и отечества полезнаго и уважительнаго, не подвергнуть себя строгому и праведному суду и осуждению Божию и Святейшаго Синода, признаю я за необходимое испросить у Вашего Святейшества увольнение себе от управления епархиею, мне вверенною, до приведения к окончанию моего труда в издании вторым полнейшим и совершеннейшим образом «Истории Российской иерархии», с дозволением иметь мне пребывание в Кирилло-Белозерском первоклассном большом монастыре, состоящем в Новгородской епархии».

4 сентября 1825 г. состоялась Высочайшая резолюция на увольнение преосвященного Амвросия от управления епархией с пенсией «для безбедного содержания и в пособие к изданию возложенной на него Св. Синодом книги» по 2000 рублей в год. Зимой, в конце декабря, преосвященный Амвросий, в тулупе и в шапке с ушами, с небольшою связкою книг, выехал из Пензы и безостановочно следовал к месту последнего своего пребывания; даже на своей родине он посетил только церковь и издали благословил родные места, где он провел свое детство. В Кирилло-Белозерский монастырь прибытие владыки было так скромно, что даже настоятель узнал о нем только тогда, когда преосвященный поселился уже в назначенных для него покоях. В монастыре он всецело предался подвигам воздержания, молитвы и безмолвия. Он выходил из своей келлии только ночью, молился на церковной паперти с воздетыми к небу руками, посещал соседний Иванов­ский монастырь, где погребались иноки и где стояла келлия преподобного Кирилла, и с первым ударом колокола к утрени возвращался в свои покои. Он много благотворил бедным, но из любви к уединению никого не принимал у себя; келейник его записывал имя просителя и обстоятельства, вынуждавшие просить о пособии; эту записку оставлял он вместе с приносимою пищею на столе в прихожей и уходил. Преосвященный читал, означал карандашом количество денег и оставлял их на том же столе; келейник отдавал деньги по назначению. С июля 1827 г. преосвященный стал чувствовать отвращение от пищи. В начале декабря он не мог есть даже просфоры: образовался завал в горле; страдания были невыносимы, врачебные средства оказались бессильными, и преосвященный Амвросий 26 декабря 1827 г. в 4 часа пополудни скончался. Тело его погребено было 31 декабря в монастырском холодном Успенском соборе.