Михаил (Десницкий), митрополит Новгородский

Митрополит
Михаил
(в миру Матвей Михайлович Десницкий)
на кафедре с 1818 по 1821 гг.
† 1821 г.

Рождение будущего митрополита произошло при самых тяжелых и грустных семейных обстоятельствах: отец его, бедный пономарь села Топоркова Богородского уезда Московской губернии, лежал на смертном одре, а старший брат был болен оспою; и вот в тот день, когда над умирающим отцом было совершено таинство елеосвящения, 8 ноября 1761 г., родился будущий первосвятитель русской церкви. Через несколько дней отец, а за ним и брат скончались. Убитая горем мать не могла кормить младенца; от неминуемой смерти новорожденный был спасен добрыми людьми, пожертвовавшими для вскормления его козу; бедственное же положение семьи было несколько облегчено закреплением отцовского места за новорожденным младенцем Матвеем. Таким образом, младенец Матвей в пеленках уже был опорою и кормильцем матери.

Обучившись грамоте у дяди своего, Десницкий в 1773 г. поступил в московскую Троицкую Лаврскую семинарию, а с 1782 г. продолжал свое образование во вновь открытой в Москве Дружеским Ученым Обществом филологической семинарии, затем в Московском университете и в духовной академии. В университете он получил ученую степень, открывавшую ему широкий путь по гражданской службе, но, склонный к уединенной жизни, Десницкий хотел поступить в монастырь и только по просьбе матери женился и в 1785 г. был рукоположен во священника в московской церкви Св. Иоанна Воинственника, что в Якиманской части, близ Калужских ворот. Это был образцовый священник по усердию к богослужению, по готовности исполнять христианские требы по первому зову и особенно по своим проповедям, привлекавшим в церковь многочисленных богомольцев. Рассказывают, что Государь Император Павел Петрович в 1797 г. случайно услыхал в Москве проповедь о. Матвея и так был тронут, что призвал его к себе и проповедь оставил для того, чтобы ежедневно утром прочитывать. В 1797 г. о. Десницкий перемещен был в Петербург к церкви Зимнего дворца Его Императорского Величества. После смерти жены и троих детей о. Десницкий 27 ноября 1799 г., «по имянному Его Императорскаго Величества высочайшему соизволению и по самопроизвольному желанию, в придворной Гатчинскаго дворца церкви, при Высочайшем Их Императорских Величеств и Их Императорских Высочеств присутствии, пострижен в монашество и наречен Михаилом», с назначением быть придворным иеромонахом. 29-го ноября 1799 г. он уже был назначен архимандритом Новгородского Юрьева монастыря, членом Св. Синода и законоучителем 1-го кадетского корпуса в С.-Петербурге. Хотя обязанности службы задерживали его в столице, но 22 ноября 1801 г. архимандрит Михаил с Высочайшего соизволения был уволен на 20 дней во вверенный ему Юрьев монастырь; по его же представлению в 1802 г. отпущено 8930 рублей на ремонт соборной церкви и келлий монастыря. В Петербурге архимандрит Михаил проповедовал при всех выдающихся событиях: известно его слово в июне 1801 г. при освящении церкви греко-российского исповедания в капитуле державного ордена св. Иоанна Иерусалимского, слово по случаю торжества о благополучно совершившемся в Москве священном короновании и слово в 1802 г. при освящении Исаакиевского собора. 5 июля 1802 г. состоялся Высочайший указ о назначении архимандрита Михаила епископом Старорусским, викарием Новгородским, 11 июля было наречение, а 20-го – хиротония.

17 июня 1803 г. он был награжден орденом св. Анны 1-й степени, при следующем Высочайшем рескрипте:

«Известное Мне отличное прохождение служения Вашего и вновь подъемлемые труды, в преподавании пастырскаго народу учения, словом и примером жития, в неослабном назидании духовных правлений и церковнослужителей и в неопустительном исполнении всех сопряженных с званием Вашим должностей, требуют справедливаго воздаяния и Моей признательности, во изъявление чего… и т. д.».

И действительно, деятельность его в Новгороде вполне заслуживала награды: в короткое время он успел обозреть большую часть епархии, неопустительно священнодействовал и постоянно говорил проповеди. 18-го декабря 1803 г. преосвященный Михаил был назначен епископом Черниговским и Нежинским. Первое обозрение епархии он производил в 1805 г. с 24 января по 11 марта, в 1806 г. посетил города Остру и Козелец и, с Высочайшего соизволения, заехал в Киев на поклонение св. угодникам. 18 ноября 1806 г. возведен в сан архиепископа. Неустройства Черниговской епархии требовали больших трудов от вновь назначенного архиепископа. Преосвященный Михаил энергично взялся за дело: он завел строгие экзамены ставленникам; выстроил 2-этажный каменный корпус в семинарии, позаботился о лучшей постановке учебного дела; увещевал духовенство воздерживаться от ссор и жить в мире; многие из раскольников под влиянием его увещаний примирились с церковию, и вообще все в Черниговской епархии приняло иной вид. 4 декабря 1813 г. архиепископ Михаил был вызван в Петербург для присутствования в Св. Синоде, и 22 января 1814 г. велено было производить ему «членское» жалованье по 1795 р. 55 коп. в год. В том же 1814 г. он сначала был временно приглашен в комиссию духовных училищ, а 30-го августа назначен постоянным ее членом и членом Св. Синода; в то же время получил звание члена Российской академии и человеколюбивого Общества и вице-президента Библейского Общества. 20 ноября 1816 г. преосвященный Михаил был уволен на 4 месяца для обозрения своей епархии. Это было последнее посещение им Черниговской епархии. 26 марта 1818 г. он был назначен митрополитом С.-Петербургским, Эстляндским и Финляндским и Святотроицкой Александро-Невской лавры архимандритом. 25 июня 1818 г. ему велено быть «купно и митрополитом Новгородским», и 26 июня назначено ему жалованье, как первенствующему члену Св. Синода. Высочайший рескрипт при назначении преосвященного Михаила митрополитом гласил следующее:

«Преосвященный митрополит С.-Петербургский Михаил! Заслуги Ваши, церкви оказанныя, примерное благочестие и украшающия душу Вашу качества, обращали всегда на Вас Мое внимание. При введении Вас ныне в важнейшее прежняго служение, приятно для Меня изъявить Вам особенное уважение Мое, пожалованием Вам белаго клобука с крестом из драгоценных камней. Я молю Господа, да пошлет Он Вам умножение сил свыше к прохождению новаго поприща, во славу и распространение царствия Христа Спасителя, да насаждаете паче и паче слово Его в сердцах духовной паствы, Вам вверяемой, да совершая воистине дело обширнейшаго пастырскаго звания Вашего, соделаетесь образом стаду и, явльшуся Пастыре­начальнику, приимиите неувядаемый славы венец.

Пребываю Вам всегда благосклонный.

Александр

Варшава. 26 марта 1818 года».

Новый митрополит был уже знаком с Новгородом и Новгородскою епархиею, как архимандрит и как бывший викарий. Несмотря на многочисленные занятия по Св. Синоду, Комиссии Духовных Училищ и Библейскому Обществу, митрополит успел обозреть и Новгородскую епархию. В мае 1819 г. ему дозволено было отлучиться в Новгород и другие места епархии для обозрения «на столько времени, сколько настоящая надобность укажет». В том же году он выхлопотал более 11,5 тысяч рублей на исправление Сыркова женского монастыря и до 10 тысяч рублей на исправление Десятинского женского монастыря в Новгороде. В 1821 г. увеличил штат монашествующих в Воскресенском Горицком монастыре; не оставил без внимания и Новгородскую семинарию, увеличив в ней число казеннокоштных воспитанников. При нем же возникло и крупное дело «о незаконной отдаче в аренду Новгородского архиерейского подворья в Москве».

14 января 1820 г. митрополит доносил Св. Синоду: «По вступлении моем в настоящую должность, обязанность моя была войти в обозрение всех принадлежащих митрополичьим домам имений. И вследствие того по Новгородской епархии открылось, что в Москве находится пожалованное Государями из давних времен Новгородскому митрополитскому дому подворье, которое прежними преосвященными отдавалось в содержание разным людям. В 1812 г. при нашествии неприятеля то подворье, заключающееся в казенных зданиях и церкви, было сожжено. В окончании того же 1812 г. ноября 25-го и декабря 16, по приказанию предместника моего митрополита Амвросия и по указу Новгородской духовной консистории, с уполномоченным от оной архимандритом Гедеоном заключены контракты с купцами Екимовым и Аверкиевым сроком на 22 года, с таким условием, чтобы им то подворье выстроить и поправить новым материалом, с употреблением и стараго, где переделкою вновь, а где можно – поправкою, но чтоб строение было не хуже стараго, пред сим бывшаго, а улучшить, каким пожелают расположением, есть их собственная воля, но никогда улучшеннаго не доводить до упадка. Чрез четыре года произвести оффициальную оценку зданий и от арендаторов взять залог и поручительство в исправном содержании зданий. За наем получать ежегодно (22 года) с Екимова по 5000 руб., а с Аверкиева по 4000 рублей. (Контракт с Екимовым, по желанию, может простираться и на 42 года). При обозрении моем оставшихся после митрополита Амвросия дел открылось, что после назначенных в контрактах 4-х лет освидетельствования и оценки зданий произведено не было. Я распорядился произвести оценку. Оказалось:

а)    несгораемый материал зданий с землею стоит            251898 р. 50 к.;

б)    все строение подворья (негораемое и сгораемое) с землею    301904 р. 75 к.;

в)    сломка каменных стен и сводов Екимовым                  18496 р.;

г)    постройка новых таких же                       26030 р.;

д)    постройка всего строения в прочном и безопасном виде          78276 р.;

е)   сломка старых и постройка новых Аверкиевым                  3001 р.;

ж) вся обстройка Екимову обошлась                           26366 р. 25 к.;

л) вся обстройка Аверкиеву обошлась                          30754 р. 50 к.;

Екимов, сверх взноса в думу 6%, имеет ежегодно доходу        42550 р.;

Аверкиев, кроме занимаемых им покоев, получает ежегодно        17583 р.;

Оба, за исключением расходов, получают доходу ежегодно           60133 р.;

Все подворье оценено, в случае залога                               600000 р.

Соображая все сие, заключить могу, что назначенная в контрактах ежегодная плата по 9000 р. весьма не соразмерна получаемому с наемщиков 60000-ному доходу, и умаляется противу онаго менее шестой части, и проч.»

Дело это тянулось до 1824 г. и вызвало два циркулярных указа Св. Синода: а) от 23 января 1821 г. о заключении контрактов не далее 12-летнего срока и б) от 30 июня 1824 г. о том же, с присовокуплением – нарушить контракт, произвести окончательный расчет с арендаторами и получить Новгородскому архиерейскому дому отстроенное здание вместо обгорелого. Такова была хотя и кратковременная, но многополезная деятельность митрополита Михаила по Новгородской епархии. В Петербурге деятельность митрополита Михаила была гораздо сложнее. В то время было господство религиозного мистицизма и масонства. «Сам митрополит Михаил по природному внутреннему настроению был склонен к мистицизму. Пребывание в Новиковском кружке (Москов. Дружеск. Учен. Общ.) укрепило в нем еще более это настроение. Но это был не тот мистицизм, среди которого и против которого пришлось ему действовать в Петербурге. Мистицизм у преосвященного Михаила был тихим религиозным созерцанием, устремлением верующей души к Богу и сосредоточенностью в молитве и любви Божией. Напротив, у мистиков последней половины царствования Александра мистицизм имел характер какого-то дикого исступления, соединен был с различными внешними способами возбуждения религиозного экстаза и превращался в духовидение. Борьба была трудна, потому что во главе этого направления стоял министр духовных дел – князь А.Н. Голицын.

Митрополит Михаил при каждом своем служении говорил проповеди, слушать которые собиралось множество народа. Князь Голицын также ездил слушать его, но не удовлетворялся их содержанием и направлением и наклонял его к проповеданию в мистическом духе. Снисходя к таким настояниям могущественного вельможи и щадя немощную совесть, митрополит Михаил приспособлял свои проповеди к его разумению, но приносил жертву напрасную. Сердце князя или, по крайней мере, слух и внимание его тяготели к проповедям двух модных проповедников Линдля и Госнера. Вопрос о проповедничестве серьезно занимал митрополита Михаила: Св. Синодом, по его настоянию, был издан указ об усилении проповеднического дела в России. Но силы в этой борьбе были далеко не равны...

Не мало было трудов митрополиту Михаилу и по Комиссии духовных училищ, так как в то время продолжалось преобразование московского, киевского и казанского академических округов. Текущие дела по двум епархиям отнимали много времени. Но главная беда была в том, что все эти усиленные многотрудные и разнообразные занятия пересыпаны были постоянными пререканиями и неприятностями. Один раз он возвратился из Св. Синода до того расстроенный, что его должны были вынести из кареты: в заседании было сильное столкновение митрополита с князем Голицыным. Последствием неприятностей была болезнь митрополита, начавшаяся в декабре 1820 г. и продолжавшаяся три месяца: она то усиливалась, то ослабевала, а в конце концов все-таки привела его к могиле. За две недели до кончины, но уже в предчувствии ее близости, митрополит Михаил написал к Государю письмо, в котором откровенно изобразил все опасности, которым подвергается церковь, и в заключение говорил: «Государь, когда дойдет до Вас сие писание, меня уже не будет на свете. Ничего, кроме истины, не вещал я людям; наипаче же теперь, когда в деяниях своих готовлюсь дать отчет Вышнему Судии». Изнемогши в борьбе с «слепотствующим министром просвещения», митрополит Михаил «по немаловременной внутренней болезни» скончался 24 марта 1821 г. в начале 6 часа пополудни. Погребен в Александро-Невской лавре в церкви Св. Духа, которая им же была начата постройкою.

«Кончина его мирная, – писал архиепископ Филарет (Дроздов), – память его благословляема, пустота и сиротство им оставленное велико. За несколько дней до кончины его некто видел во сне, что высокий столп с венцами наверху разрушился с громом: сон, по-моему мнению, очень справедливый. Ради блага многих, помолитесь с нами, чтобы Господь даровал нам человека с духом и силою Илииною, ибо надобно проповедовать покаяние и суд, и с любовию и терпением Христовым, ибо надобно миловать и утешать, без надежды собственнаго утешения».

«Заслуживает внимания и то обстоятельство, – говорит Чистович, – что назначение преемника митрополиту Михаилу откладывалось до возвращения Государя, между тем как назначение преосвященного Михаила состоялось вслед за получением Государем известия о кончине митрополита Амвросия, также в отсутствие Государя из Петербурга. Из этого можно заключить, что в выборе преемника митрополиту Михаилу происходили колебания, разрешившияся с возвращением Государя переводом 19 июня Московскаго митрополита Серафима в Петербург». Тот же архиепископ Филарет по этому поводу заметил: «Поелику имели нужду призвать его (митрополита Серафима) к тому, в чем, очевидно, он имел нужду, то он может действовать свободнее».

Сочинения митрополита Михаила, его многочисленные беседы, письма и трактаты религиозного содержания изданы были в 10 томах еще при жизни автора, второе издание их при пособии от Государя было в 1824 г.; третье издание было в Москве в 1854–1857 годах.

Новгородским викарием при митрополите Михаиле был епископ Старорусский Дамаскин (Россов) в 1819–1821 гг. При вступлении на митрополию преосвященный Михаил застал в викариях еще епископа Амвросия (Орнатского), но в январе 1819 г. представил его кандидатом на кафедру в Оренбург. Благодаря заступничеству графа Аракчеева, назначение не состоялось, но все-таки в том же году преосвященный Амвросий был назначен в Пензу. 17 ноября 1817 г. митрополит Михаил уже испросил Высочайшее соизволение на отправление в Новгород С.-Петербургского викария епископа Ревельского Владимира (Ужинского), «дабы не произошло некоторого затруднения в производстве дел, особливо в посвящении ставленников по Новгородской епархии, с предположением пробыть ему там до избрания и посвящения другаго в Новгород викария».

Преосвященный Владимир (в миру – Василий Ужинский) обучался в Новгородской семинарии. С 1800 г. был в ней учителем; в 1807 г. пострижен; в 1812 г. – ректор Новгородской семинарии; в 1816 г. 1 марта переведен в Иверский монастырь; с 1819 г. 11 мая – епископ Ревельский; с 1822 г. 12 апреля – епископ Курский; с 1831 г. 23 марта –  архиепископ Черниговский; с 1835 г. 19 сентября – архиепископ Казанский; 1848 г. 1 марта уволен на покой в Свияжский Новгородский монастырь; скончался 16 декабря 1855 г.

Дамаскин (в миру – Димитрий Россов), «природою великороссиян», сын диакона, родился в 1778 г. 1 января 1793 г. он поступил в московскую Троицкую лаврскую семинарию, потом перешел в Вифанскую семинарию, где и кончил курс. 7 августа 1807 г. поступил учителем в Перервинскую семинарию и там 10 мая 1809 г. принял пострижение в монашество с именем Дамаскина, 16 мая рукоположен в иеродиакона. 15 августа 1809 г. он назначен был проповедником в Московскую духовную академию и в следующем году 12 августа рукоположен в иеромонаха. В 1812 г., при занятии Москвы французами, о. Дамаскин выбыл в Вологду и жил там без всякого дела. Митрополит Амвросий указал на него Св. Синоду, и о. Дамаскин 18 ноября 1812 г. был причислен к соборным иеромонахам Александро-Невской лавры и назначен законоучителем С.-Петербургского коммерческого училища. 5-го сентября 1814 г. он произведен был в архимандриты Серпуховского Высоцкого монастыря и в 1816 г. вызван в Петербург для исполнения чреды священнослужения и проповеди Слова Божия. В этом же году, в бытность в Петербурге, архимандрит Дамаскин получил два перемещения: 30 марта он был назначен настоятелем московского Данилова монастыря, но не успел там побывать, как 3 июля перемещен был настоятелем Троице-Сергиевой пустыни. Следующим местом служения его был новгородский Юрьев монастырь, куда он был назначен настоятелем 27 мая 1819 г., а 29 ноября того же года состоялся Высочайший указ об избрании его в епископа Старорусского, викария Новгородского; 8 декабря было наречение и 14 декабря 1819 г. – хиротония. При преосвященном Дамаскине скончался митрополит Михаил, и он один с 24 марта до 19 июня в 1821 г. управлял Новгородской епархией. В том же 1821 г. 6 ноября преосвященный Дамаскин получил назначение на самостоятельную епископскую кафедру, Тульскую и Белевскую, где прослужил 30 лет и проявил пастырскую заботливость по воспитанию сирот духовного звания. В 1843 г. он был награжден орденом св. Владимира 2-й степени, а в 1850 г. возведен в сан архиепископа и 19 декабря назначен архиепископом Олонецким и Петрозаводским. Но вместо того, чтобы ехать в Петрозаводск, архиепископ Дамаскин из Тулы же прислал прошение об увольнении на покой по преклонности лет (73) и по болезни («тяжкие гемороид. припадки с головокружением и сильными спазматическими болями в животе»). Увольнение его состоялось 7 февраля 1851 г.: ему была назначена тысячерублевая пенсия и дана в управление Белевская Введенская Жабынская пустынь Тульской епархии, о восстановлении которой из совершенного почти разорения в последнее время епископства он особенно заботился. Но недолго пожил преосвященный на покое. Болезни его усиливались и заставляли его серьезно лечиться. Поездки его в 1852 г. в Москву и в 1854 г. в Киев были вызваны отчасти желанием поклониться св. угодникам, а отчасти и необходимостью посоветоваться с врачами. 31 июля 1855 г. архиепископ Дамаскин скончался и погребен в той же Белевской пустыни, которая находилась в его управлении.