Варлаам, митрополит Новгородский

Митрополит
Варлаам
на кафедре с 1592 по 1601 гг.
† 1601 г.

Вторым митрополитом Великаго Новгорода был Варлаам, архимандрит Чудова монастыря. Из какого звания он происходил, когда и где принял монашество, сведений нет. Личность его становится известною лишь со времени избрания на Новгородскую святительскую кафедру. Вот что говорит об этом летописец по смерти Александра: «Лета 7100 (1592 года), февраля в 20-й день (в других сп. 22 февр.), в неделю вторую поста, на память преподобнаго отца нашего Тимофея иже в Символех и св. Евстафия Антиохийскаго, поставлен бысть Великому Новуграду и Великим Лукам (Великим Лукам в других сп. нет) митрополит Варлаам, а взят в царствующем граде Москве, в честней и великой обители, в Чюдове монастыре с архимандричества, избранием и повелением благовернаго и христолюбиваго царя государя и великаго князя Феодора Ивановича всеа Руссии, и при его государеве благочестивой и христолюбивой царице и великой княгине Ирине; а избрал его на метрополию сам благочестивый и христолюбивый государь царь и великий князь Феодор Иванович всея Руссии». Но всего вероятнее, что в избрании и поставлении Варлаама на Новгородскую митрополию принимал самое деятельное участие Борис Годунов, чему находим подтверждение у того же самого летописца. Сказав об избрании Варлаама на святительскую кафедру царем, он прибавляет далее: «А избрал его сам царь... со своим государевым близким слугою и боярином и конюшим Борисом Федоровичем». Вероятность этого обстоятельства становится тем более правдоподобною, что Варлаам, как увидим ниже, пользовался особенным благоволением Годунова.

В сан митрополита ставил архимандрита Варлаама «святейший Иов патриарх Московский и всеа Русии в пречистей соборней церкви на Москве». Достойно замечания, что новопоставленному Новгородскому митрополиту предоставлено в этот раз первенство и старейшинство между митрополитами. Патриарх Иов, рукоположив в 1592 г. для Новгорода нового архипастыря Варлаама, в настольной грамоте ему, данной от лица собора, говорил: «Почтохом его святительскою почестию и седанием во всем русском патриаршествии первому ему быти митрополиту местом и святительским седанием, и впредь по нем прочим митрополитом Ноугородским и Великолуцким тою же святительскою почестию и седанием почтенным быти, и именоватися».

Новопоставленный владыка прибыл в Новгород марта «в 23 день, на память преподобнаго отца нашего Никона и двою сот ученик его, в великий четверток, на 3 часу дни». Мирно провел он на своем престоле 9 лет, был любимцем могущественного Годунова, присутствовал на великом соборе в Москве по случаю избрания его на царство в 1598 г. и подписался под избирательною грамотою.

Время святительства Варлаама особенно памятно для Новгорода открытием в 1597 г. мощей преподобного Антония Римлянина, которые покоились в недрах земли 450 лет. Вот что говорится об этом в житии преподобного: жил в обители старец Анания, иконописец, весьма благоговейный, который 33 года не выходил за ограду и великую имел веру к преподобному; был у него ученик, по имени Нифонт, которого наставлял он к благоговейному образу жизни. Анания скончался в 1581 г., и ученик его, поселяясь в его келлии, свято исполнял правило, которое от него принял. Однажды, по окончании правила, был он погружен в тонкий сон; ему представилось, что он стоит в монастырской церкви Рождества Богоматери и видит угодника Божия, лежащего в открытой раке поверх помоста, и подле него святителя Никиту. В то же время он видимо созерцал на престоле Господа, окруженного ликом ангелов, и множество птиц небесных, летающих по монастырю. Воспрянув от видения, помышлял сам в себе инок: не есть ли это таинственное указание, что и преподобный Антоний должен быть прославлен, подобно святителю Никите, с которым вместе сооружал церковь и который уже просиял и почивает открыто в Софийском соборе. О своем видении он поведал духовнику и опытным старцам, ибо много тогда совершалось исцелений при гробе преподобного.

Часто приходя молиться над гробом блаженного Антония, Нифонт однажды тайно дерзнул приподнять верхнюю доску раки, чтобы созерцать мощи блаженного, и с радостным изумлением увидел глубоко в земле тело святого совершенно нетленным и даже самый покров на них в целости. Горько ему стало, что такое великое сокровище лежит в забвении. Спустя несколько времени пришло ему на мысль приподнять гроб с мощами из глубины могилы, чтобы братия могла целовать их, и он открыл желание своего сердца игумену Кириллу, не утаив и того, каким образом удостоверился в нетлении святых мощей. Игумен Кирилл и сам имел великую веру к угоднику Божию и благоговел ко всему, что только было близко святому, и особенно с тех пор, когда отравленный однажды, по ненависти братии, получил исцеление у раки преподобного. Он и сам желал открытия мощей его, убедившись в их нетлении; но не дерзал к сему приступить без дозволения своего владыки. Митрополит Александр, получив от игумена радостную весть сию, обещал известить о том царя и патриарха, но не успел сего исполнить, ибо вскоре умер.

Между тем игумен Кирилл вызван был в архимандрита Сергиевой лавры и на место его поставлен был игумен Трифон. Не остался, однако, спокоен ревностный Нифонт и не преставал возбуждать и нового настоятеля к совершению богоугодного дела. Раз случилось самому ему быть в лавре; видя, как уважает бывшего их настоятеля царь и патриарх, Нифонт напомнил ему о видении и убеждал его доложить о том Державному.

Исполнил наконец усердное желание инока архимандрит Кирилл, рассказав о чудных видениях царю и патриарху в присутствии Годунова, он умолял их освидетельствовать мощи угодника. Царь изумился, услышав о сокровище нетленных мощей, которое столько веков хранилось под спудом. Посоветовавшись о том с патриархом Иовом, он повелел написать грамоту новому Новгородскому митрополиту Варла­аму об открытии святых мощей. Не вдруг, однако, приступил к сему святому делу благоговейный Варлаам. Наложены были пост и молитва, и сам владыка постился и молился и раз, стоя на молитве, имел некое чудное откровение о преподобном; было откровение и настоятелю обители Трифону и братии, которые несколько раз слышали в тишине ночи торжественный звон ее колоколов, предзнаменовавший долженствовавшее совершиться духовное торжество. Когда приступили к открытию раки и сняли гробницу, осенявшую место, где погребен был преподобный, ужасом объяло всех зрелище нетленного тела. И настоятель не смел коснуться святых мощей, которые лежали глубоко в земле, на большом камне, как бы в память того, что некогда на камне совершил он чудное свое плавание из Рима; при этом разлилось чудное благоухание, и многие исцеления потекли от святых мощей верующим. Тогда владыка Варлаам, совершив из Софийского собора крестный ход в обитель и молебное пение со всем освященным собором, поднял мощи преподобного с камня, от которого не благоволил он отделиться при первом открытии гроба, и торжественно положил их в новую кипарисную раку и поставил ее над могилою в созданном им храме Рождества Богородицы. Это торжественное событие совершилось 1 июля 1597 г., и тогда же установлено святителем Варлаамом во все последующие времена праздновать сей день в обители с крестным ходом из Софийского собора. Много исцелений в тот знаменательный день совершилось в обители, и с радостной вестью о том и описанием чудес послан был от митрополита Варлаама игумен Трифон в царствующий град к царю и патриарху.

При митрополите Варлааме учреждено Новгородское викариатство в облегчение трудов владыки по обширной епархии, так как Корелия, постоянно переходившая из рук в руки то к русским, то к шведам, по мирному договору уступлена была России, тогда же послан был туда с русскими воеводами и хиротонисанный патриархом Иовом епископ Сильвестр, с наименованием Корельского и Ладогского.

Об этом Сильвестре известно только то, что он хиротонисан был в 1593 г.; находился при венчании на царство Бориса Феодоровича Годунова в 1599 г.; в 1610 г. был переведен во Псков, и после него не было викарных в Новгороде до 1685 года.

Памятником святительства Варлаама в Новгороде остаются доселе сохранившиеся вещи, устроенные им для Софий­ского собора и свидетельствующие об усердии его к храму Святой Софии:
Медное литое и самое большое, висящее посредине Софийского собора паникадило (хорос), о четырех ярусах свещников, с литыми херувимами, апостолами и разными украшениями; на верху его двуглавый медный орел, а внизу серебряное яблоко и кисть из серебряных и золотых сканых нитей с жемчужными варворками. Посредине яблока вырезана надпись, из которой видно, что паникадило сие «поставлено… в Софье неизреченны Премудрости Божии, на украшение церкве Божии... Боголюбивым Варлаамом митрополитом Велико Нова города и Великолуцково в осмое лето святительства его, лета 7108 месяца фев. 24 д.» (1600 г.) в царствование Бориса Феодоровича Годунова и при патриархе Иове.

Замечательно, за именем Бориса  следует в надписи перечисление всей его фамилии, которой принадлежность похищенных прав смущенное честолюбие Годунова силилось увековечить на всех памятниках, переходящих в потомство.

В 1594 г. митрополитом Варлаамом устроен на Евангелие сребропозлащенный оклад, резной, с каймою сканою, украшенный финифтью и чеканными на верхней доске изображениями. Оклад этот потом перенесен на Евангелие, напечатанное в Москве в 1711 году.

В 1600 г. сооружен митрополитом Варлаамом напрестольный золотой осьмиконечный крест со Святыми мощами, с литым изображением Спасителя, обложенный крупным жемчугом в одну нить и украшенный 8-ю камнями. Надпись на нем гласит, что он устроен митрополитом Варлаамом в дом Пречистыя Богородицы при царе Борисе Феодоровиче во 2-е лето его царства, при его царице и детях.

В 1592 г. мая в 10 день сделано серебряное позолоченное блюдо для святой воды, с вырезанным изображением Богоявления Господня. Из надписи видно, что блюдо это «сделано по повелению митрополита Варлаама в дом Святой Софии Премудрости Божией».

В следующем 1593 году устроена водосвятная круглая серебряная, местами позлащенная чаша, с изображением Богоявления Господня на дне чаши. Надпись гласит, что эта чаша построена «в дом Святой Софии неизреченныя Премудрости Божия при царе Феодори Ивановичи из Софейскаго церковнаго серебра», и тут же прибавлено: «и яз митрополит Варлаам своих денег прибавил 26 рублев, вдача от дела десять рублев», а на поддоне вычеканено: «а золота пошло на чашу 25 золотых».

Вообще же о жизни и пастырской деятельности митрополита Варлаама, как и предместника его – митрополита Александра, в летописях ничего почти не говорится; но несомненно то, что митрополит Варлаам в бытность свою на кафедре Новгородской имел не малое рачение об иноческих обителях и приходских церквах своей епархии, чему доказательством служат многочисленные грамоты его, жалованные монастырям и причтам, и подтвердительные надписи на таковых же грамотах, пожалованных монастырям и церквам его предшественниками.

Правил Новгородскою паствою митрополит Варлаам, как мы уже заметили выше, «9 лет и пол десяты недели; а преставися... лета 7109 (1601 г.), апреля в 15 день, в среду Святыя недели, на память святых апостол Аристарха, Пуда и Трофима, и положен бысть у Святей Софии Премудрости Божии, в большой паперти в сторонней от полуденныя страны, яже зовется Мартириевская». Незадолго до кончины его сильно пострадала от пожара Софийская сторона Новгорода. «В лето 7108-е, – пишет летописец, – июня во 2 день загореся в Великом Новегороде на Софийской стороне на Боркове на большой улицы, и горело по Розважу, а к Димитрию Святому до конца; дворов сгорело c 400».

От составителя:

Здесь и в дальнейших главах повествование о викариях новгородских святителей ведет К.Я. Здравомыслов:

«При митрополите Варлааме учреждено новгородское викариатство. Корелия, постоянно переходившая у русских и шведов из рук в руки, при царе Феодоре Иоанновиче, по мирному договору 18 мая 1595 года, была уступлена России. Тогда же учреждена была самостоятельная епархия корельская с епископом Сильвестром, именовавшимся корельским и орешковским; вскоре епархия эта была подчинена новгородской митрополии. О Сильвестре известно только, что в июне 1613 г. он был перемещен в Псков и там 1 декабря 1615 г. скончался. В «Истории Росс. иерархии» упоминается еще епископ корельский и орешковский Павел (1614 г.), но это не верно: летописи ничего не говорят о нем. Карелия же и самый Новгород до 1617 г. находились под властью шведов. Викарных епископов у новгородского митрополита не было до 1685 года».

Сильвестр, епископ Псковский и Изборский.

В 1593 году (по известию двух рукописей, в 1599 году) хиротонисан из архимандритов Московского Симонова монастыря во епископа Корельского. Корельская епархия была учреждена при царе Борисе Годунове в 1598 году. После взятия города Корелы шведами в июле 1611 года Корельская епархия была закрыта навсегда. Единственный ее епископ Сильвестр после этого временно управлял Вологодской епархией, называясь то епископом Корельским, то архиепископом Вологодским. В сентябре 1612 года Вологда была захвачена поляками, церкви были разорены, многие священники и церковные служители убиты. Епископ Сильвестр был взят в плен и четыре дня содержался под стражей, много раз его приводили к казни и отпустили чуть живого.

Был игуменом Кирилло-Белозерского монастыря.

В 1593 г. хиротонисан во епископа Корельского, викария Новгородской епархии.

С 07.1611 г. по 11/21.07. 1613 г. – епископ Вологодский и Великопермский.

С 11 июля 1613 г. – епископ Псковский и Изборский.

Скончался 1 декабря 1615 г., во время осады г. Пскова шведами.