Патриарх Кирилл: Священникам нельзя терять достоинство сана, пытаясь завоевать доверие молодых

Все усилия, которые мы предприняли для реализации молодежной церковной миссии, будут бессмысленны, если мы не добьемся самого главного – если мы не повлияем реально на умы и сердца современной молодежи, с тем чтобы молодые люди оказались способными продолжать наши труды на ниве Христовой.

Самая важная сегодня задача – миссия среди молодежи

Глубоко убежден, что миссия среди молодежи – может быть, самая важная задача, которая сегодня стоит перед Церковью… Все усилия, которые мы предприняли для реализации молодежной церковной миссии, будут бессмысленны, если мы не добьемся самого главного – если мы не повлияем реально на умы и сердца современной молодежи, с тем чтобы молодые люди оказались способными продолжать наши труды на ниве Христовой.

Вообще конфликт отцов и детей – это неизбежный конфликт. Но в Церкви он преодолевается не столько какими-то воспитательными мерами или созданием воспитательных структур, сколько силой благодати Божией. Мы это чувствуем во время совершения Божественной литургии, когда в храме стоят вместе и молодые, и люди среднего возраста, и пожилые. Именно литургическая община являет нам свидетельство о том, что вне зависимости от возраста люди наделены Богом данным достоинством и равны пред лицом Божиим. Мы как поколение отцов должны научиться, прежде всего, любить поколение детей, а любовь, как мы знаем, не превозносится и не гордится (1 Кор. 13: 4–5). Поэтому свойственный части нашего духовенства пренебрежительный, менторский пафос в общении с молодежью больше отталкивает, чем привлекает. Не скрывается ли за таким отношением к молодежи просто нежелание по-настоящему трудиться?..

Авторитет утверждается делами

В мире глобальных коммуникаций мы, люди старшего поколения, призваны постоянно утверждать свой авторитет – в первую очередь не словами, а реальными делами. Конечно, очень большую роль при этом играет искреннее милосердие – не милосердие чиновников или организаций, а милосердие каждого человека, потому что живой пример милосердия воспитывает как ничто другое. Если папа с мамой работают в общественной организации, которая занимается делами милосердия, – это одно. А если папа и мама лично помогают людям, если дети являются свидетелями этой солидарности родителей с несчастными, то на детей оказывается огромное положительное воспитательное воздействие.

Нельзя терять достоинство сана, пытаясь завоевать доверие молодых

Глубоко убежден: священникам нельзя терять достоинство сана, пытаясь завоевать доверие молодых

Нужно также помнить, что у духовенства и вообще церковных людей, которые работают среди молодежи, есть опасность уйти в некоторую крайность. Глубоко убежден, что священникам нельзя терять достоинство сана, пытаясь завоевать доверие молодых. Если священник будет проповедовать сугубо на молодежном сленге, не брезговать вульгаризмами, отпускать шутки на грани приличий, он ничего не добьется. Он добьется сиюминутных симпатий, но он не сможет явить христианский образ жизни и христианский образ мыслей. Можно блистать, прибегая к современной молодежной терминологии, – это будет вызывать интерес, улыбку: мол, свой парень, – но это абсолютно не означает, что миссия будет успешной. А можно говорить на привычном для себя языке и быть очень убедительным.

Мне приходилось встречаться с молодежью – и неофитами, и теми, кто оказался на грани религиозности и неверия. И вот что я почувствовал: молодые люди, вступая в контакт со священником, не хотят быть шокированы, эпатированы – им хочется увидеть что-то светлое, доброе, такое, чего им, может быть, в семье не хватило. Ведь детская душа, душа молодого человека всегда открыта любви и свету, и когда священник приносит этот свет, эту любовь, искренне срастворяя себя с окружающими, когда он протягивает им руку помощи, – тогда он и становится настоящим пастырем…

Поэтому мне кажется, что у пастыря не должно быть никакой развязности ни в интернет-общении, ни при непосредственных контактах. Мы должны быть самими собой и не говорить на жаргоне с теми, кто этот жаргон использует.

За технологиями должна стоять любовь к людям

Несколько слов о современной цивилизации. Церковь живет в этой цивилизации. Разные члены Церкви по-разному относятся ко всему тому, что нас окружает, но без открытости миру, с совершенно новыми средствами связи, коммуникациями и технологиями, трудно будет понять, что происходит с человеком. Поэтому с эллинами нужно быть как эллины, с молодыми людьми – как их друзья, неравнодушные к их интересам. А это возможно, когда пастырь понимает, что вокруг него происходит, что происходит с людьми, что происходит с молодежью.

Проповедь в социальных сетях, видеоблоги, спорт, новые виды образовательных практик: квесты, ролевые игры, интерактивное обучение – всё это может и должно осваиваться церковными миссионерами. Но за всеми технологиями должна стоять любовь, христианское отношение к людям, а не просто галочки в отчетности. Если за галочками не стоит ничего такого, что происходит от человеческого сердца, разума, ревности, то галочки никакой пользы не принесут. Формы молодежной работы мертвы без живой веры и любви к людям.

Из слова на заседании Высшего Церковного Совета
25 июля 2017 года

Единство и свобода

Мы знаем, что разделения существуют везде, в любом человеческом сообществе… Но когда мы говорим о сохранении единства, мы должны понимать, о чем идет речь. Нельзя сохранять единство в вопросах второстепенных, потому что тогда человек потеряет всякую свободу, он будет вынужден делать то, чего делать не хочет. У каждого есть свой взгляд на жизнь, свои привычки, свой уровень культуры. Мы очень отличаемся друг от друга, и требовать единства во всем невозможно. Именно поэтому в послеапостольское время, в глубочайшей древности, святой Викентий Леринский дал прекрасную формулировку, которая помогает каждому понять, что означает хранить единство. Он сказал так: в главном и основном – единство, во второстепенном – свобода и во всем – любовь. Вот если мы научимся из всего того, что окружает нас, выделять главное – для каждого из нас, для сохранения нашей национальной жизни, для сохранения свободы и независимости нашего Отечества, для сохранения нашей веры – и если, вычленив это главное, мы будем едины, то во всем остальном мы обретем свободу, без которой человек превращается в раба.

Если мы точно знаем, что от нас требует Бог, мы всегда умом и сердцем поймем, в чем мы все должны быть едины

Сочетание единства и свободы реализуется, в первую очередь, через нашу веру. Можно запутаться в философских понятиях, в разного рода политических учениях, но если мы точно знаем, что от нас требует Бог, то мы всегда умом и сердцем поймем, в чем мы все должны быть едины, и никакая пропаганда, никакие иные взгляды, навязываемые прямо или прикровенно, не сумеют поколебать подлинного единства нашего народа. Но мы должны также помнить недавний опыт нашей страны, когда власть пыталась обеспечить единство в вопросах второстепенных и подстригать всех под одну гребенку. Сегодня мы имеем возможность быть свободными и одновременно сохранять единство в самом главном.

Свобода и любовь

Ну и, наконец, «во всем остальном – любовь», потому что в равенстве тоже могут быть конфликты. Равенство может порождать здоровую или нездоровую соревновательность, что мы сегодня и видим и в бизнесе, и в политической жизни… Но если мы свободу наполняем любовью, то есть христианским образом жизни, то свобода всегда остается свободой. Человеческие изъяны и наши слабости покрываются любовью, потому что Сам Бог есть любовь.

 

pravoslavie.ru