Епископ Арсений: Слова расслабленного: «Не имею человека, который бы помог мне», должны звучать вечным укором для нас

7 мая 2017 года в Неделю 4-ю по Пасхе, о расслабленном епископ Юрьевский Арсений в сослужении духовенства совершил Божественную литургию в Спасском соборе Свято-Юрьева монастыря. Накануне вечером в этом же храме обители было совершено всенощное бдение.

За Божественной литургией после чтения Евангелия произнёс проповедь иерей Герман Митрофанов. По окончании богослужения владыка Арсений обратился с проповедью к прихожанам. Он отметил, что каждое воскресенье после Пасхи, до её отдания, имеет своё значение. Первые два воскресенья - Неделя Фомина и Неделя жён-мироносиц, посвящены воспоминанию о событиях, которые произошли после Воскресения Христова, являя собой прямое назидание для нас с вами. Неверию Фомы противопоставляется верность жён-мироносиц, простых женщин, которые даже не были апостолами, не были устроителями Церквей, однако явились первыми провозвестницами Воскресения Христова в этом мире, и, в этом смысле, стали апостолами для самих апостолов Христовых. Последующие же воскресные дни, начиная с сегодняшней Недели о расслабленном, Неделя о самарянке и Неделя о слепом, повествуют о событиях, которые предшествовали Воскресению. Эти события произошли во время земной жизни Господа, но в осознании Церкви эти эпизоды евангельской истории, которые легли в основу воспоминаний этих воскресных дней, оказались столь значительны, что в продолжении пасхального периода нам предлагается не только вспомнить их, а осмыслить заново и извлечь для себя соответствующие уроки.

Итак, Евангелие об исцелении расслабленного у Овечьей купели. Как подчеркнул владыка, мы часто слышим его на водоосвящении, в Неделю о расслабленном же оно предстаёт в полном варианте, потому что в тот момент в той самой купели, которая называлась по-еврейски "Вифезда" ("Дом милосердия"), происходит чудо милосердия Божия. Эта купальня представляла собой бассейн с прилегающими к нему притворами, в которых лежали болящие люди, ибо, как верили, эта вода имела чудодейственную силу. Временами она как бы возмущалась, или "вскипала", и тот, кто первый входил в эту воду, принимал на себя целебные свойства, появлявшиеся в этот момент. Однако, среди прочих болящих, которые были там, находился один расслабленный, т.е. парализованный в течение 38 лет человек, который не имел даже надежды когда-нибудь приблизиться к воде. Ведь, если он даже и мог подползти как-то к воде, то всегда кто-нибудь раньше его сходил в неё, чтобы получить исцеление. В общем, это был человек, у которого не осталось никакой надежды в этом мире, кроме надежды на Бога. Имел ли он веру для исцеления? Уповал ли он на Бога? Евангелие об этом молчит, но именно этого человека, совсем не безупречного, как покажет дальнейшее развитие событий, Христос почему-то, посетив это место скорби, избирает для того, чтобы явить чудо исцеления. "Хочешь ли быть здоров?" (Ин. 5:6)  - спрашивает Спаситель именно его, безнадежно лежащего среди всей этой толпы больных и калек. И он говорит: "Так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода" (Ин. 5:7). Эти слова расслабленного: "Не имею человека", как подчеркнул владыка, на самом деле должны звучать вечным укором для нас, христиан. А мы являемся ли теми, кем должны быть? Не говоря уже о святости, не говоря уже о добродетели, являемся ли мы, призванные Богом, хотя бы людьми для всех тех, кто нас окружает, особенно, когда окружающие нуждаются в нашем внимании, находясь в скорбях и страданиях? Не могут ли они сказать в ответ на нашу бесчувственность: "Не имею человека, который бы помог мне"?

Далее, Спаситель в этот момент, как и в другие эпизоды, которые мы будем вспоминать в последующие воскресные дни, так просто и, в тоже время, так величественно проявляет Свою Божественную власть, как Владыка жизни, говоря расслабленному: "Встань, возьми постель твою и ходи" (Ин. 5:8). И этот человек, не осознавая, вероятно, что происходит, как во сне, взял свою подстилку, чтобы отправиться уже на своих ногах из этого дома скорби, забыв, вероятно, и поблагодарить за исцеление. И в этот момент, по слову владыки, происходит ещё одно событие, которое во многом показательно и для нашей церковной жизни. Человека, который только что был исцелён Самим Христом, начинают осуждать фарисеи, ревнители Закона и благочестия, за то, что он, мол, нарушил субботу - день покоя, ибо несёт на себе постель свою, т.е. совершает работу, а это уже - преступление Закона. От такого извращенного понимания Закона Моисеева, от такого толкования заповеди о дне покоя и сам Моисей, наверное, пришел бы в ужас. И вместо того, чтобы радоваться о возвращении здоровья к этому человеку, многие десятилетия своей жизни лежавшего без всякой надежды, его начинают осуждать: "Ты - грешник, ибо несёшь постель свою в субботу, а значит - работаешь"! Но и этот человек, несмотря на то, что он был так облагодетельствован Самим Христом, не находит ничего лучшего, как сказать, что это не он виноват, но Тот, Кто его исцелил, Он сказал: "Возьми одр твой и ходи", таким образом, возлагая всю вину на своего Благодетеля и Господа. Как это напоминает оправдания согрешивших первых людей, их спор с Богом и слова Адама: "Жена, которую Ты мне дал" (Быт. 3:12), как будто Сам Господь виноват в том, что Он дал человеку жену, которая его подтолкнула ко греху.  Сейчас же виновным делается Христос. Осознавал или нет этот человек, вчерашний расслабленный, что он делается невольным соучастником в заговоре против Христа, потому что именно обвинения в нарушении Закона, религиозные обвинения, приведут Спасителя на Крест? Может быть и нет, Евангелие оставляет этот вопрос без ответа, но, тем не менее, сама история является красноречивым примером наших с вами подчас далеко не совершенных отношений с Богом, ведь, воспринимая Его благодеяния, о которых мы может быть долго и усердно молимся, мы тут же забываем о нашем Благодетеле, о Господе, зачастую не замечая и того, чем уже сейчас обладаем, забывая благодарить Его. А чувство благодарности, такое человеческое, свойственно не только христианам. Ведь так естественно благодарить своих благодетелей, и именно вот этой благодарности мы, чаще всего, не наблюдаем в себе по отношению к Богу.

Задумаемся, о чём наши молитвы? Если мы и соизволяем помолиться Богу, то это, как провило, настойчивое: "Дай, дай, дай! Ты мне должен дать это, это и это". А если мы не получаем просимого, то тут же отчаиваемся - Бог не помогает нам. Есть ли такой Бог вообще, Который не служит нам и не выполняет все наши требования? А не забываем ли мы благодарить Его о всех тех благодеяниях, которые нас окружают с рождения, с детства, сопровождают сейчас и будут сопровождать в течение всей нашей жизни и каждый день? Нам следовало бы со смирением, с чувством сыновней благодарности обращаться к Богу ежедневно: "Благодарю Тебя, слава Тебе", - ведь именно такая молитва, благодарственная и славословящая, является высшим видом молитвы, по сравнению с просительной или требовательной. Главный же урок сегодняшнего Евангелия заключается в том, что мы не должны пребывать в расслаблении, которое может быть и не физическим недугом, а нашей духовной спячкой, нашей неспособностью к добрым делам, холодностью к вере, равнодушием и неблагодарностью к Богу.  Именно от этой спячки способен нас пробудить, исцелить и вернуть к настоящей жизни, воскресить, в конце концов, только Христос Спаситель, истинный Врач душ и телес наших, - закончил владыка своё слово.