Епископ Арсений. Богослужения на праздник Входа Господня в Иерусалим

9 апреля 2017 года на праздник Входа Господня в Иерусалим епископ Юрьевский Арсений в сослужении духовенства совершил Божественную Литургию в Софийском соборе. Накануне вечером владыка совершил всенощное бдение в Спасском соборе Свято-Юрьева монастыря. По окончании Божественной литургии перед иконой праздника было совершено славление с чтением молитвы на освящение ваий. 

После окончания богослужения владыка обратился к прихожанам со словами проповеди. Он отметил, что этот праздник, как никакой другой совмещает в себе и радость, и торжество, и печаль, и скорбь, потому что та торжественная встреча Христа в Иерусалиме, которую Ему устроили ученики и народ, на самом деле, стала началом Его крестного пути. И тропарь этого праздника выражает смысл двух дней: Лазаревой субботы и Входа Господня в Иерусалим (или Вербного воскресенья, как мы ещё называем этот праздник). "Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря Христе Боже...", т. е. воскрешение Лазаря было предвозвещением Христа о конечной победе жизни над смертью, предугадать на всеобщее воскресение.

"...Темже и мы, яко отроцы, победы знамения носяще, Тебе Победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен Грядый во имя Господне". И сегодня мы, по слову владыки, также, как и жители Иерусалима, как люди, которые сопровождали Христа накануне Его страданий, встречаем Его, как нашего Господа и Царя. В наших руках вместо южных ваий, т. е. ветвей пальмового дерева, освященные по обычаю Русской Православной Церкви ветви вербы, которые символизируют преображение нашей души, переход от греха к праведности, от смерти к жизни, также как преображение природы указывает на то духовное преображение, что надлежит пережить нам в эти святые дни.

Евангелист Иоанн, расказывающий об этом событии, обращает внимание на одну очень важную деталь, а именно, что сама эта торжественная процессия, эта встреча Христа, как Царя, Который входит в свой град, объяснялась во многом тем, что люди услышали, как Он воскресил Лазаря. И хотя Спаситель и раньше совершал чудеса, и раньше были невероятные случаи исцеления и даже воскрешения, но никогда не было того, чтобы столь очевидно был нарушен закон нашего падшего мира, когда смерть берёт своё и приходит на смену жизни. Тем не менее, Христос, Который, по слову Иоанна Богослова, любил Лазаря, устремляется с учениками в Вифанию, близ Иерусалима, как им казалось, для того, чтобы его исцелить, а потом "Иисус сказал им прямо: Лазарь умер; и радуюсь за вас, что Меня не было там" (Ин. 11:14-15). Владыка подчеркнул, что в этих словах приоткрывается тайна этого события - то, что произошло в Вифании, воззвание к жизни четверодневного мертвеца, друга Христова Лазаря, было не просто проявлением такой понятной нам человеческой любви, и не только проявлением всемогущей Божественной силы Христа Спасителя, ибо воззвать его обратно к жизни мог только Бог - Владыка жизни и смерти. Но это было сделано ещё для апостолов, чтобы они укрепились духовно на пороге предлежащих событий. Христос знал, что приходит Его час, ради которого Он пришел в этот мир, что близится искупление мира, та самая жертва, которая должна быть принесена на Голгофе за каждого из нас. Но ученики этого не знали. И хотя они по-своему любили Господа, своего Учителя,  как говорят евангелисты, слова о том, что их Учитель через несколько дней будет предан в руки грешников, и убьют Его, и что Он в третий день воскреснет, были закрыты от их сознания. Они гнали и не воспринимали саму мысль, что Он, такой любимый Господь и Учитель, такой могучий Чудотворец и великий Пророк может умереть.

Скорее всего, как отметил владыка, многие из учеников, тот же Иуда, о котором читалось в сегодняшнем Евангелии, когда он стал порицать Марию, сестру Лазаря, за то, что она помазала ноги Спасителя драгоценным миром, говоря, почему бы "не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?" (Ин. 12:5) - по большей части, думали лишь о земном. Они ожидали земное царство, как и многие их собратья иудеи, они готовы были видеть во Христе Мессию в типично иудейском представлении - национального царя, который восстановит славу древнего Давидова и Соломонова царства. Он должен скоро воцариться над домом Израилевым и над всем миром, а если Он ещё может воскрешать людей, то почему бы не устремиться к Нему, надеясь получить что-то для себя, почему бы и не приветствовать такого Царя с радостными криками, которые были традиционные для такого рода процессий? Так встречали царей и полководцев, "осанна сыну Давидову", т. е. слава потомку из рода царя Давида, "благословен грядущий во имя Господне". И никто из них не осознает, что наступает не земное царство, а приблизилось Царство Божие. Христос, по слову владыки, не обещает нам земного благополучия, и Он не Царь одних иудеев, в таком узком понимании, а Он - Царь всей вселеной, и самое важное, Он - Царь человеческого сердца. Может быть, очень немногие тогда это понимали: Лазарь, который был возвращён из тени смертной к жизни, о нём тоже упоминает праздничное Евангелие, о том, что он вечерял со Спасителем, как близкий Ему человек; Мария, его сестра, которая помазала драгоценным миром ноги Христа, приготовив Его к погребению. Возможно, кто-то ещё, но это были единицы. Преобладал
же восторженный подъём национального чувства, что вот, наконец-то, наступает золотой век благополучия и победы над врагами.

Однако, Христос, Который восходит в это время в Иерусалим, конечно, отдаёт Себе отчёт, что Его ждёт на самом деле. Что Он пришёл для не для земного царства того, а для того, чтобы отдать душу Свою ради жизни мира. Он призывал любить Бога и ближних, не обещая ничего взамен. Когда же люди поняли это, то глубоко разочаровались, иначе не объяснить того, что спустя несколько дней многие из тех, кто, вероятно, кричал: "Осанна", прокричат: "Распни, распни Его", требуя, по наущению первосвященников, казни Христа у римского прокуратора Пилата. Как произошла такая перемена? Это вопрос, по слову владыки, мы должны задавать себе сегодня. Кто мы, по отношению ко Христу, собравшиеся в эти дни в храмах? Люди с пальмовыми или вербыми ветвями, кричащие "Осанна", встречающие радостно своего Царя, но при этом думающие, что Он нам что-то должен здесь и сейчас, требуещие от Него какого-то земного благополучия - от Того, Кто идёт на Крест? Или же мы с теми, кто прокричит, спустя несколько дней: "Распни, распни Его"? Конечно, не столь вызывающе по отношению к Богу и ко Христу, но когда мы требуем у Бога что-то для себя, а Он, как по мановению волшебной палочки, не исполняет наши требования, то тогда нарастает в душе обида, разочарование или сомнение - зачем такой Бог нужен? И вот это отношение, это чувство, как раз  созвучно с требованием толпы, которая стояла у дворца Пилата - "Распни, распни Его"! Или же мы будем всё же с верными учениками Христа, с жёнами мироносицами, пройдя с Ним путь через Страстные дни до Светлого Христова Воскресения. Тем более, что нам с вами несравненно легче переживать эти последние дни земной жизни Спасителя в литургических священнодействиях Церкви, чем тогда, две тысяч лет назад, ученикам Христа следовать за Ним, потому что мы,отличие от них, знаем, что Его страдания не означают конца Его дела. Напротив, начинается новая жизнь, новое начало даётся миру, начало Церкви, начало эпохи сынов и дочерей Божиих, начало спасения этого мира, и дарование ему жизни вечной, которая изливается на каждого из нас от опустевшего гроба Христа Жизнодавца, - закончил владыка своё слово.