Епископ Арсений. Богослужения в день памяти Собора Трех Святителей

12 февраля 2017 года в Неделю о блудном сыне, в день памяти собора Вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого, епископ Юрьевский Арсений совершил Божественную литургию в Спасском соборе Свято-Юрьева монастыря.

Накануне вечером в этом же храме обители владыка Арсений совершил всенощное бдение. За Божественной литургией после чтения Евангелия к прихожанам обратился с проповедью благочинный монастыря иеромонах Григорий (Побожин). После причащения было совершено славление у иконы Трех Святителей.

По окончании богослужения епископ Арсений обратился к молящимся со словом. Он отметил, что празднование памяти Трех Святителей было установлено в XI веке, хотя сами святые жили в IV веке. И связано это с определенными нестроениями в Константинопольской Церкви, вызванными преувеличенным почитанием некоторыми группами христианам того или иного святителя из этой троицы. И тогда, для равночестного их почитания и ради церковного мира, было установлен этот праздник. Владыка также отметил, что святителю Василию и Григорию пришлось жить в тяжкие времена, когда Восточную Церковь захлестнуло арианство, осужденное I Вселенским собором, но не ушедшее в небытие, а постепенно распространившееся и набравшее силу. На момент епископского служения этих святителей арианских епископов на Востоке было большинство, и арианство претендовало быть голосом всей Восточной Церкви. И только благодаря таким святителям, как Василий Великий, Афанасий Великий, который был еще участником IВселенского собора, и Григорий Богослов, благодаря их твердой позиции, выраженной в глубоких богословских писаниях, была подготовлена победа православия на II Вселенском соборе.

Владыка подчеркнул, что «святителя Василия стали называть «Великим» едва ли не при жизни, так как он очень сильно выделялся среди прочих архиереев своим строгим пастырским нравом, четкой богословской системой, многочисленными посланиями, которыми он ограждал Православие и поддерживал верующих». Он был великим и как литургист – до сих пор в Церкви совершается литургия, надписанная его именем. Это был великий устроитель монашества, первый, кто попытался, так сказать, «воцерковить» монашество, до того развивавшееся по большей части стихийно, принимая монастыри в своей церковной области под свою епископскую юрисдикцию. Он видел в монашестве тот пример, который монахи должны являть всем христианам – братство, спаянное любовью к Господу и организованное по принципу первой христианской общины в Иерусалиме. «Однако, как отметил владыка, это не было похоже на распространенный средимонашествующих того времени идеал, видевший вершину христианского бытия в отшельнической жизни в пустыне, вдали от людей. Исходя из того, что Евангелие Христово – едино и для монахов, и для мирян, Василий Великий задавался вопросом, а каким образом пустынники могут исполнить заповедь о любви, данную в Евангелии, и, самое главное, как они могут возрастать в этой добродетели вдали от людей? Потому он составил очень разумный и гармоничный устав монашеского общежития, легший в основу всех монашеских уставов в Восточной Церкви». Святитель Василий был велик как духовный писатель, как пастырь, как митрополит своей области – Каппадокии, положивший ради мира и утверждения Православия много сил и здоровья. Он скончался в достаточно молодом возрасте – в 48 лет– 1 января 379 года.

Григорий Богослов, друг и сослужитель святителя Василия, был поставлен им во епископы, чтобы тот оказывал ему помощь, как митрополиту, а затем был призван, гонимым арианамиправославным меньшинством Константинополя возглавить их малую общину. Тогда, в конце 70-х годов IV века все храмы столицы Империи были арианскими, и Григорий начал проводить богослужения в частном доме. Именно здесь он произносит прекрасные «Слова о богословии», за что и получил от Церкви именование Богослова. Владыка подчеркнул, что «из этих трех святителей, святой Григорий обладал самой тонкой богословской интуицией. Его писания о Боге, о Троице считаются непревзойденными в святоотеческой литературе и стали образцовыми для всех последующих поколений святых отцов и церковных писателй».

Святитель же Иоанн Златоуст был их младшим современником. Он стал архиепископом Константинопольским в 90-х годах IV века, до этого он был диаконом и пресвитером в Антиохии. И еще будучи диаконом (а диаконы тогда распоряжались материальными ресурсами Церкви для социального служения, на них лежало попечение о всех вдовах и бедняках) он стал, по сути, героем бедняков, благодаря своей заботе о них. Когда он стал пресвитером, в нем проявился талант проповедника. Большинство его проповедей и бесед были произнесены им в это время в Антиохии. Он стал для последующих поколений образцом проповеди и получил именование «Златоуст» (греч. Χρυσόστομος). Владыка отметил, что «в своих беседах он не вдается в высокие богословские рассуждения, а простым, ясным и пламенным языком учит жить по Евангелию. Его слово, как слово пророков, способно было изменить жизнь многих, провести в их сознании переворот – истинное покаяние – от греха к праведности. Он был аскетом, очень скромным человеком, непримиримым ко всякой неправде, считавшим, что Евангелие в жизни нужно понимать всерьез и жить по нему, а не только декларировать это». И став епископом Константинополя, он снискал всенародную любовь, но нажил много влиятельных врагов, в числе которых был архиепископ Александрийский Феофил и императрица Евдоксия. И все это привело к тому, что Феофил, вызванный в столицу на суд за беспорядки, учиненные его монахами, агитировавшими против Иоанна, повернул дело так, что этот суд стал судом самого Феофила над свт. Иоанном, который в 403 году был лишен кафедры, сана и отправлен в ссылку. Вскоре, он вернулся, но ненадолго, ибо не изменил тона обличительных проповедей, не изменил своей подвижнической жизни. Он был отправлен вновь в ссылку, в которой и скончался в 407 году.

«Пример трех святителей, жизнь которых была усеяна, отнюдь, не цветами, а шипами, их жизненный крест, свидетельствует о том, насколько все подлинные христиане не принимаются миром, по слову Спасителя «Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин. 15:20). На прошлой неделе мы с вами вспоминали новомучеников Церкви Русской. Так вот, думается, что мученикам древних времен и новомученикам XXвека было, в каком-то смысле, легче принимать мучения за веру от прямых врагов Церкви, чем этим святителям, много пострадавшим от своих собратьев по вере. Василий Великий, преодолевая козии ариан и утверждая Православие, скончался в расцвете лет. Григорий Богослов из-за интриг епископов должен был оставить столицу и II Вселенской Собор, председателем которого он был. Иоанна Златоуста дважды ссылали по мнимым обвинениям, и он умер в ссылке, вдали от своей паствы, – отметил владыка. – Народная любовь к этим святым при их жизни выразилась и во всеобщем почитании их после смерти. Так, например, жители Константинополя не ходили в те храмы, где не поминалось имя Иоанна, как законного патриарха столицы, так что уже приемник императора Аркадия, при котором был сослан святитель, его сын Феодосий должен был перенести мощи свт. Иоанна в столицу и попросить перед ними прощения у святителя за грех своих родителей».
«Пример праведников должен нас не только предостерегать от духовной спячки, теплохладного отношения к Церкви и духовной жизни, но и укреплять нас, как образец для нашей жизни и совести. Как говорит апостол Павел: «Поминайте наставников ваших… и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13:7). Так будем же все, в меру своих сил, по молитвам этих святых, подражать их вере, их безграничной любви ко Христу и Его Церкви, и их жизни согласно Евангелию Христову», – закончил владыка свое слово.