Церковь вспоминает архимандрита Фотия и иеромонаха Аникиту

25 августа, в день памяти мучеников Фотия и Аникиты, Церковь будет вспоминать известных священнослужителей XIX века: самого известного настоятеля Свято-Юрьева монастыря, при котором было возрождение обители, архимандрита Фотия (Спасского) и его сослужителя, скитоначальника, иеромонаха Аникиты.

Петр Спасский был сыном дьячка Новгородского уезда, родился 7 июня 1792 года. По окончании Новгородской семинарии поступил в Санкт-Петербургскую духовную Академию, но развивавшаяся в груди болезнь не дала ему дослушать курса, вследствие чего он назначен в Александро-Невское училище учителем латинского и греческого языков, славянской грамматики, церковного устава и Закона Божия. Пострижен в монашество с именем Фотия 16 февраля 1817 года в Александро-Невской Лавре, на другой день рукоположен в иеродиакона, а на следующий день - в иеромонаха. В Казанском Соборе митрополитом Амвросием вскоре определен законоучителем, настоятелем и благочинным в нескольких военно-учебных заведениях и подразделениях сразу. В 1818 году сделан соборным иеромонахом Лавры «за образ жизни, соответственный правилам монашеским, и за прохождение должностей с неутомимою ревностию и отличною похвалою». В 1820 году посвящен в игумена Новгородского Деревяницкого монастыря, и за службу и примерное поведение пожалован золотым наперсным крестом с алмазами самим Государем Императором Александром Павловичем.

Во время прохождения наставнических должностей отец Фотий действовал на сердца воспитанников не столько в качестве учителя, сколько в качестве духовного отца. Он владел даром проповедничества, в коем ярко обрисовалась вся сила его необыкновенного благочестия и ревность к делам веры. Поэтому он скоро сделался известным первосвятителям, государственным людям и самому Императору. При знакомстве с такими людьми отец Фотий не искал личной выгоды, а заботился о духовной их пользе, что и возвышало его в их же глазах. В 1822 году 29 января игумен Фотий произведен архимандритом Новгородского Сковородского монастыря, но вскоре переведен настоятелем в Свято-Юрьев монастырь и назначен присутствующим в Новгородскую духовную консисторию.

Духовной дочерью отца Фотия была графиня Анна Орлова-Чесменская (единственная дочь графа Алексея Орлова-Чесменского), обладавшая огромным состоянием. Кстати, она переехала из Санкт-Петербурга в Новгород и поселилась вблизи Свято-Юрьева монастыря. Ныне в усадьбе находится музей деревянного зодчества, но сохранился и каменный господский дом. Когда в 1822 году отец Фотий был назначен в Юрьев монастырь, графиня оказала ему всемерное содействие в осуществлении его планов. На её богатые вклады в обители началось обширное строительство. За короткое время были построены: Западный корпус с церковью Всех Святых, Спасский собор, восточный Орловский корпус с кельями для братии, северный с храмом Воздвижения Креста, южный с больничною церковью Неопалимой Купины. В 1841 году была построена колокольня по проекту знаменитого архитектора Карла Росси, по преданию она задумывалась выше колокольни Ивана Великого в Москве, но император Николай I лично вычеркнул из проекта один ярус.

Сам архимандрит Фотий вел очень строгую жизнь, отказываясь от чая и кофе, выпивая только стакан горячей воды. С наступлением поста, он строго выполнял обет безмолвия, все распоряжения делались письменно, а все время отец Фотий проводил в церкви почти без пищи. С небывалой роскошью был украшен древний Георгиевский собор. Золотой стеной возвышался огромный семиярусный иконостас с серебряными царскими вратами. Мраморный престол покрывала серебренная риза под бронзовой сенью. Храмовая икона святого Георгия XII века была покрыта драгоценною ризою украшенную драгоценными камнями. Даром графини Орловой-Чесменской был образок «Знамения» Божьей Матери, целиком вырезанный из изумруда и украшенный бриллиантами.

В 1824 году 16 июня Свято-Юрьев монастырь был исключен из общаго благочиния и оставлен в непосредственном ведении архимандрита Фотия, «как благонадежного и препровождающего духовную жизнь и, при том, старанием своим приведшаго в короткое время обитель сию древнюю в совершеннейшее, по всем частям, благоустройство», как засвидетельствовал митрополит Серафим, после чего Император Александр I пожаловал отцу Фотию панагию с драгоценными каменьями, и дозволено ему было во время службы носить крест и панагию, а вне службы - одну панагию. Император же Николай Павлович повелел оставаться ему настоятелем Свято-Юрьева монастыря до смерти. Кроме этого он был сделан благочинным многих Новгородских монастырей.

В 1838 году заметно потухли взоры и таяли силы настоятеля, так что 7 января, отслужив последнюю Литургию и едва держась на ногах, отец Фотий сказал: «Последний раз стою я здесь с вами, братия и чада моя о Христе Иисусе возлюбленная, пред сим Божественным Престолом и вкушаю на земле сию и Ангелами не вкушаемую Пищу - Святое Тело и Святую Кровь Спасителя нашего». Во втором часу утра с 25 на 26 февраля 1838 года архимандрит Фотий скончался, и был погребен в склепе Свято-Юрьевом монастыре. Графиня Анна Орлова-Чесменская впоследствии была погребена там же. В 30-е годы XX века могилы были разорены и повторное перезахоронение состоялось уже в могилу у Церкви Благовещения на Мячине.