12 февраля – День памяти старицы Десятинного монастыря Марии Михайловны

Мария Михайловна прибыла из города Тихвин в новгородский Десятинный монастырь в 1888 году. В обители она прожила последние 16 лет своей жизни и скончалась 12 февраля в возрасте 107 лет. Строгая подвижническая жизнь, мудрость и доброта старицы влекли к ее келье не только простых людей, но и аристократов, и даже особ императорской семьи. За полтора года до расстрела старицу посетила императрица Александра Федоровна.

Стоит подчеркнуть, что старица жила в монастыре и вела монашескую жизнь (носила вериги, строго постилась и много молилась), не давая обета иночества. Она получила от Господа дар прозорливости, за советом и молитвой к ней приезжали верующие из Новгорода и его окрестностей, Петрограда, Москвы, Одессы и других городов России.

В 1914 году старица начала молиться за семью Романовых и предсказала, что ей предстоит встретиться с императрицей, однако ей не поверили. Говорила она необходимо передать старорусский образ Богоматери Царю Николаю. Когда началась первая мировая война, и русская армия стала терпеть одно поражение за другим, вспомнили старицу, сделали копию иконы. Эту икону 6 июля 1915 года торжественно, крестным ходом встречали в Царском Селе. Стояли в почетном карауле войска, прибыла вся царская семья… Император не оставил чудотворный образ в домашней церкви, а распорядился хранить его в 4-м стрелковом полку.

В 1916 году 107-летнюю старицу в келье Десятинного монастыря посетила императрица Александра. Из воспоминаний фрейлины императрицы А.А. Вырубовой: «В начале декабря 1916 года Её Величество, чтобы отдохнуть душою, поехала на день в Новгород с двумя Великими Княжнами и маленькой свитой, где посетила лазареты, монастыри, и слушала обедню в Софийском соборе… В Новгороде огромная толпа народа восторженно встречала Ее. При звоне колоколов старинных церквей Государыня шествовала, окруженная любящим и ликующим населением, посещая святыни и больных, и раненых воинов. До отъезда Государыня посетила Юрьев и Десятинный монастыри. В последнем она зашла к старице Марии Михайловне, в ее крошечную келью, где в тяжелых веригах, на железной кровати лежала много лет старушка. Когда Государыня вошла, старица протянула к Ней свои высохшие руки и произнесла: «Вот идет мученица – Царица Александра!» Обняла Ее и благословила. Слова эти глубоко запали мне в душу…»

Царица Александра после посещения старицы написала Государю в Ставку: «Она лежала на кровати в маленькой темной комнатке, а потому мы захватили с собой свечку, чтобы можно было разглядеть друг друга. Ей 107 лет, она носит вериги (сейчас они лежат около нее), – обычно она беспрестанно работает, расхаживает, шьет для каторжан или солдат, притом без очков, – никогда не умывается. Но, разумеется, никакого дурного запаха или ощущения нечистоплотности, – она седая, у нее милое тонкое овальное лицо с прелестными молодыми лучистыми глазами, улыбка ее чрезвычайно приятна. Она благословила и поцеловала нас. Мне она сказала: «А ты, красавица, тяжелый крест, не страшись (она повторила это несколько раз) – за то, что ты к нам приехала, будут в России две церкви строить» (она повторила это дважды)».

Из воспоминаний духовного сына старицы: «В 1916 году, 11 декабря, наш Великий Новгород посетила Императрица Александра Феодоровна с дочерьми своими… С вокзала они проехали в Софийский собор и, побывав еще в других святых местах, проехали в Десятинный женский монастырь в 2 1/2 часа дня, где проживала блаженная старица Мария. Побывав в церкви во имя великомученицы Варвары, Государыня зашла в покои игуменьи монастыря, а затем проследовала к старице Марии Михайловне, которая, будучи больною, лежала в кровати, но при входе Государыни с великими княжнами старицу посадили в кровати. Зайдя в ее келью, Государыня подошла к кровати больной и поцеловала старицу. Старица спросила Государыню: «Ты ли матушка-царица?» Государыня ответила: «Я царица». Старица подала ей красное яблоко со словами: «Люби батюшку-царя, не обижай его; ему очень трудно; да вот свези ему от меня яблоко… Затем взяла Императрицу за руку, чтобы поближе подошла и на ухо предупредила ее, чтобы береглась 1-го марта (1 марта 1917 года царя Николая остановили на пути в Царское Село, а 2 марта вынудили отречься от престола. - Прим. авт). Императрица спросила: «Что же? Чернь будет бунтовать?» Старица ответила: «Будет большая каша». Про эту «кашу» старица мне лично и раньше многое что рассказывала… Все на прощание подходили к старице, целовали ее, а Императрица очень плакала. Старица всех их благословила иконами. За два года до того старица предупреждала сестер нашей обители, что к нам приедет царица, но ни одна из них не поверила, не придавая значения ее словам, а когда предсказание сбылось, тогда припомнили о словах старицы. Келью ее посещали также князья Иоанн Константинович и Андрей Александрович; старица велела им служить верою и правдою Царю и Отечеству, во всем повиноваться».

29 января (12 февраля по новому стилю) 1917 года, в 3 часа утра игуменья Людмила зажгла свечу из Иерусалима около умирающей старицы, сестры читали акафист и отходную, через час свеча догорела до конца, и старица Мария отдала душу свою Господу. Перед гробом поставили икону – подарок Императрицы Александры после посещения Новгорода. На ней были изображены святые Александра, Ольга, Мария, Татьяна, Анастасия, а также подписи государыни и ее дочерей. Кипарисовый гроб после многочисленных панихид опустили в подцерковье (подвальное помещение) собора Десятинного монастыря, где еще в апреле 1913 года был устроен придел в честь Старорусской иконы Божией Матери.

По свидетельству современников в день блаженной кончины старицы исцелилась раба Божия Александра из Петрограда. У неё очень болела рука. Она прочла псалтирь во имя старицы, приложила больную руку к веригам старицы, которые лежали «при гробе», с полною верою в силу молитвы старицы и получила исцеление.