Епископ Арсений: Послания святого Игнатия Богоносца помогают нам лучше узнать нашу веру и наше место в Церкви

В субботу перед Рождеством Христовым епископ Арсений совершил Божественную литургию в церкви Рождества Богородицы на Перынском скиту. По окончании богослужения владыка обратился к верующим со словами проповеди, в которой рассказал об одном из первых святых отцов, ученике апостолов – святителе Игнатии Богоносце.

Святой, которого Господь привел в пример апостолам

Сегодня Церковь чтит память подвижников, которые жили в разные времена, с разницей во времени почти в две тысячи лет – это священномученик Игнатий Богоносец (конец I - начало II века) и святой праведный Иоанн Кронштадский (конец XIX - начало XX века). Но этих двух подвижников Церкви Христовой объединяет, прежде всего, глубокая любовь ко Христу, к Церкви и Евхаристии, которая созидает саму Церковь. Об этом мы читаем в писаниях как у одного, так и у другого. Но если имя и высказывания святого праведного Иоанна Кронштадского у всех на слуху, и все его знают и почитают, то об Игнатии Богоносце знают не все. Возможно, кто-то вспомнит сказания из его жития о том, что имя «Богоносец» означает «носимый Богом», и что, согласно Симеону Метафрасту (X век), составителю жития Игнатия Богоносца, он был младенцем, которого когда-то Господь привел в пример апостолам, когда сказал: «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18:3).

Однако древняя Церковь почитала Игнатия не за это. Его почитали как мужа апостольского, или отца апостольского века. Самые ранние святые отцы – это как раз Игнатий Богоносец, Климент Римский и Поликарп Смирнский. Они все священномученики, то есть святители, пострадавшие за Христа в эпоху гонений. Они называются еще апостольскими отцами или отцами апостольского века именно потому, что они были свидетелями жизни и учениками самих апостолов Христовых. Об Игнатии говорится в древнем предании, что он был учеником Иоанна Богослова, как и Поликарп Смирнский. И хотя Игнатий, епископ Антиохийский, будучи родом из Сирии, мог помнить проповедь первоверховных апостолов Петра и Павла, которые проповедовали в Антиохии, и апостола Варнавы, который тоже был там проповедником, но в своих писаниях, которые дошли до нас, он приближается к учению Иоанна Богослова, апостола любви. Сохранилось 7 его посланий – 7 пастырских писем Игнатия Богоносца, которые он пишет христианским общинам в начале II века.

Послания святого Игнатия Богоносца – дополнение к Новому Завету

О нем известно еще, что около 107 года он, по приговору местной римской власти, был взят под стражу и отправлен под конвоем в Рим для того, чтобы, согласно приговору, быть растерзанным на арене дикими зверями. И вот по пути своего странствия в Рим Игнатий Богоносец пишет свои послания. 5 посланий церквам Малой Азии – к Ефесянам, к Магнезийцам, к Траллийцам, к к Смирнянам, к Филадельфийцам, одно послание в Рим и еще одно послание в Смирну, лично епископу Поликарпу. В этих посланиях, носящих пастырский характер, он дает наставление для христиан о вере, о Церкви, много пишет о Евхаристии, об истинности воплощения Господа. Его послания являются для нас драгоценным свидетельством веры и жизни древней Церкви, и мы узнаем в этой Церкви, которую описывает Игнатий, нашу с вами Православную Церковь. И тем более важно, что это был один из непосредственных учеников апостолов. Иначе говоря, то, что он пишет, так же, как пишут и другие мужи апостольские в своих пастырских письмах, это то, что ученики сами восприняли от апостолов Христовых. Таким образом, эти самые древние святоотеческие писания являются как бы дополнением к Новому Завету, потому что это продолжение апостольского учения. И вот сегодня в день памяти Игнатия Богоносца хотелось бы привести несколько фрагментов из его писем или посланий.

Мы находимся в преддверии Рождества Христова. Надо сказать, что для ранних отцов было важно само событие Богоявления. Не обстоятельства времени и места, а сам вот этот небывалый, величественный и главный факт в истории нашего спасения, явление Бога в этом мире ради нашего спасения. Древнее название праздника Рождества – Богоявление. На Востоке в III веке этот праздник включал в себя и воспоминание о Рождестве, и воспоминание событии на Иордане (Крещение Господа), и о начале проповеди Христовой.

Этот единый праздник вобрал в себя все смыслы, связанные с явлением Бога в этот мир ради нашего спасения. И вот древние святые отцы говорят о явлении Бога в мир, и о том, что для нас значит это явление. Прежде всего, они настаивают на истинности боговоплощения, на его реальности, в противовес тому, чему учили современные им еретики, гностики. Последние говорили о том, что Христос – надмирный дух, который явился в этом мире, но никак не мог воспринять тело: Он только казался человеком, воплощение и страдания были кажущиеся. Таким образом, они отрицали и Рождество, и истинность страданий, и истинность Воскресения. Полемикой с такими лжеучителями как раз и объясняются акценты в богословии самого Игнатия, когда он говорит об истинности боговоплощения, о реальности присутствия Бога в этом мире, а значит – и о реальности нашего соединения с Богом через Христа, о реальности, а не призрачности, нашего спасения.

Мы принадлежим к реальной, видимой, а не призрачной Церкви

Например, в послании к Ефесянам он говорит о Христе так: «Есть только один Врач, телесный и духовный, рожденный и нерожденный, Бог во плоти, в смерти Истинная Жизнь, от Марии и от Бога, сперва подверженный, а потом не подверженный страданию, Господь наш Иисус Христос» (Послание к Ефесянам, 7). Удивительно, что святой отец, живший в конце I - начале II века, говорит, по сути, на языке Вселенских соборов, а именно так, как 4-й Вселенский собор в V веке говорит о Христе –  истинном Боге и истинном человеке. Или в другом месте также говорится об истинности боговоплощения, в послание к Смирнянам: «Все это Он перетерпел ради нас, чтобы мы спаслись; и пострадал истинно, как истинно и воскресил себя, а не так, как говорят некоторые неверующие, будто Он пострадал призрачно. <…> Если же Господь наш совершил это призрачно, то и я ношу узы только призрачно. И для чего же я сам себя предал на смерть, в огнь, на меч, на растерзание зверям? Нет, кто подле меча – подле Бога, кто посреди зверей – посреди Бога; только бы чтобы было это во имя Иисуса Христа. Чтобы участвовать в Его страданиях, я терплю все это, а Он укрепляет меня, потому что сделался человеком совершенным. <…> Они (еретики) удаляются от Евхаристии и молитвы, потому что не признают, что Евхаристия есть плоть Спасителя нашего Иисуса Христа, которая пострадала за наши грехи, но которую Отец воскресил, по Своей благости. Таким образом, отметая дар Божий, они умирают в своих прениях» (Послание к Смирнянам, 2, 4, 7).

Так вот, из апостольского учения, учения Церкви, мы знаем о том, что Сын Божий стал истинным человеком Господом Иисусом Христом, реальным, а не призрачным. Он реально воплотился, реально пострадал и истинно воскрес (а не призрачно, как говорили лжеучители). Отсюда сщмч. Игнатий делает и вполне реальные выводы для жизни христианина – прежде всего, в Евхаристии мы вкушаем истинные Тело и Кровь Христовы. Это не иллюзия, не символ и не аллегория – мы вкушаем истинную Плоть Спасителя нашего, Который пострадал за нас и воскрес. Вместе с этим мы принадлежим к реальной, видимой, а не какой-то призрачной Церкви. Вместе с этим для спасения необходимы реальные дела милосердия и любви, то, чего не было как раз у таковых лжеучителей. Реальность боговоплощения влечет за собой необходимость принадлежать к реальной церковной общине и совершать реальные добрые дела. И, наконец, Игнатий еще дает пример, указывая на самого себя и спрашивая, почему же он тогда в узах? Узы – реальны, так как Христос пострадал за нас реально, и самому Игнатию предстоят реальные, а не призрачные страдания.

«Нет ничего лучше мира, ибо им уничтожается всякая брань небесных и земных духов»

Мученики в древней Церкви воспринимались не как славные герои античности, но и не как какие-то несчастные страдальцы. Это те, кто свидетельствует о своей вере (слово «мученик» и означает «свидетель»), свидетельствует о том, что во Христе жизнь победила смерть. И они не умирают, а рождаются для жизни вечной. И вот дни памяти святых мучеников, сначала Поликарпа, Игнатия, Климента, потом многих других мучеников в разных церквах и стали первыми церковными праздниками. В дни кончины мучеников, как сегодня в день мученической кончины Игнатия Богоносца, мы совершаем празднование, потому что уже первые христиане праздновали этот день – праздновали рождение этого человека для жизни вечной.

Вот несколько простых наставлений, которые дает для христиан сщмч. Игнатий Богоносец: «Но и о других людях непрестанно молитесь. Ибо есть для них надежда покаяния, чтобы прийти к Богу. Дайте им научиться по крайней мере из дел ваших. Против гнева их вы будьте кротки; против их велеречия – смиренномудренны; их злословию противопоставляйте молитвы, их заблуждению – твердость в вере; против их грубости будьте тихи. Не будем стараться подражать им, напротив, своею снисходительностью окажем себя братьями их и постараемся быть подражателями Господу» (Послание к Ефесянам, 10). Или вот о том, что необходимо участвовать в богослужениях: «Итак, старайтесь чаще собираться для евхаристии и славословия Бога. Ибо, если вы часто собираетесь вместе, то низлагаются силы сатаны, и единомыслием вашей веры разрушаются гибельные его дела. Нет ничего лучше мира, ибо им уничтожается всякая брань небесных и земных духов» (Послание к Ефесянам, 13).

«Лучше мне умереть за Иисуса Христа, нежели царствовать над всею землею»

Замечательно во многих отношениях его послание к римским христианам. Он знает, что они могут предпринять какие-то шаги, чтобы спасти его от смерти. Нужно помнить, что римская церковная община в те времена была как самой многочисленной, так и самой влиятельной, потому что в нее входили представители всех слоев общества, даже люди близкие императорскому дому. Если римские христиане того времени захотели бы, то они постарались бы добиться отмены приговора, потому что они, по-видимому, хотели спасти Игнатия. Об этом говорит его послание к Римлянам, где он умоляет их, требует и просит этого не делать, не мешать ему стать мучеником. Обратимся к некоторым строкам: «Я пишу церквам и всем сказываю, что добровольно умираю за Бога, если только вы не воспрепятствуете мне. Умоляю вас: не оказывайте мне неблаговременной любви. Оставьте меня быть пищею зверей и посредством их достигнуть Бога. Я пшеница Божия: пусть измелют меня зубы зверей, чтоб я сделался чистым хлебом Христовым. <…> Молитесь о мне Христу, чтоб я посредством этих орудий сделался жертвою Богу» (Послание к Римлянам, 4).

«Никакой пользы не принесут мне удовольствия мира, ни царства века сего. Лучше мне умереть за Иисуса Христа, нежели царствовать над всею землею («ибо какая польза человеку, если он приобретает целый мир, а душе своей повредит?» (Мк8:36–37).). Его ищу, за нас умершего. Его желаю, за нас воскресшего. Я имею в виду выгоду: простите мне, братья! Не препятствуйте мне жить, не желайте мне умереть. Хочу быть Божиим: не отдавайте меня миру. Пустите меня к чистому свету: явившись туда, буду человеком Божиим. Дайте мне быть подражателем страданий Бога моего. Кто сам имеет Его в себе, тот пусть поймет, чего желаю, и окажет сочувствие мне, видя, что занимает меня» (Послание к Римлянам, 6).

Итак, Игнатий совершил свое странствие в 107 году, достиг Рима, где и принял мученичество за Христа. Потом его мощи были перенесены в Антиохию, где они почитались долгое время, и наряду с другими ранними отцами, учениками апостольскими, Климентом Римским и Поликарпом Смирнским, он продолжал оставаться одним из самых почитаемых святых ранней Церкви и в последующие времена. Его писания проливают свет не просто на раннюю Церковь, потому что Церковь всегда одна и та же, как и вера одна. Они помогают нам лучше узнать собственную веру и собственное место в Церкви, узнать то, чему учат нас святые апостолы, чему учит нас Господь Иисус Христос.

Поэтому как пастырь и епископ в своих писаниях Игнатий, обращается, в общем-то, ко всем поколениям христиан. И потому, что Церковь с благодарностью сохранила его писания, сегодня и мы можем вчитываться в его послания. И хотя по времени жизни он – свидетель апостолов, но по духу он и наш с вами духовный наставник, пастырь и учитель. Поэтому призываю всех вникать с святоотеческие творения, особенно в писания ранних отцов, чтобы черпать из них то, что Церковь на протяжении всей своей истории содержала и содержит – спасительную веру, апостольское предание, которое является драгоценным сокровищем, данным нам для нашего духовного возрастания и для нашего с вами спасения во Христе Иисусе».


Во время Литургии возносилась заупокойная ектения о новопреставленной рабе Божией Нине.