Протоиерей Игорь Бойцов: Моя задача — сделать так, чтобы в тюрьме человек себя не потерял [ИНТЕРВЬЮ]

25 лет назад благочинный Валдайского округа протоиерей Игорь Бойцов впервые переступил порог исправительного учреждения для окормления верующих заключенных. За эти годы на постоянном попечении священника были две тюрьмы в Новгородской области, одна из которых - строгого режима. Отец Игорь рассказал сайту епархии и газете «Валдай» о том, почему многие приходят к вере именно в тюрьме и что, по его мнению, является самым страшным наказанием для человека.

— Отец Игорь, когда Вы впервые посетили исправительное учреждение?

— Впервые я посетил исправительное учреждение в 1995 году на Пасху. Это было во вновь образованной колонии строго режима в поселке Парфино. Тогда в колонии находилось около 600 человек. Я привез каждому по экземпляру Нового Завета на русском языке. Вместе с супругой покрасили 600 яиц, которые после освящения раздали заключенным. Ощущения, конечно, были не самыми приятными. Во-первых, в исправительном учреждении довольно серьезная пропускная система. Когда за спиной защелкивается очередной замок, то становится некомфортно. Во-вторых, тогда условия содержания были гораздо хуже, чем сейчас. Помню, как впервые вошел в общежитие и оказался в тумане, который образовался от того, что там курили, варили чай и сушили носки. Запах был очень специфическим, после которого приходилось стирать всю одежду. Так что первое время я привыкал к этим жестким условиям и к особому чувству от того, что в одном месте собраны люди, совершившие тяжкие преступления. Затем я 10 лет окормлял Парфинскую колонию строгого режима и 15 лет – Исправительную колонию общего режима в Валдае.


- цитата -

«Когда человек живет во грехах, он фактически уже живет в собственной «рукотворной» тюрьме или в своем аду. Попадание в обычную тюрьму - это лишь следствие греховной жизни»

Протоиерей Игорь Бойцов


— Как проходила Ваша пастырская деятельность в местах заключения?

— Поначалу я только беседовал с заключенными, потом стал исповедовать, причащать и крестить. В Парфино сразу встал вопрос о строительстве храма. В короткое время он был построен и освящен во имя святителя Николая. Богослужения мы совершали по субботам. У меня там был свой хор и пономарь из числа осужденных. Сами читали, сами пели и сами следили за порядком. Также руками сидельцев был написан иконостас и изготовлено убранство храма. Интересно, что деньги на закладку фундамента Никольской церкви дал бывший заключенный Парфинской колонии. В колонии мы создали воскресную школу, рассчитанную на четыре года, по окончании которой проводили экзамены и давали сертификат. Там изучали Священное писание, историю Церкви. Некоторые осужденные дистанционно поступали и учились в богословском институте.

Раз в месяц я проводил с заключенными беседы. Обычно у них было много вопросов, так что встречи проходили довольно интересно. Осужденные спрашивали о разных аспектах церковной жизни, Таинствах, особенностях православного вероучения. Задавали вопросы, касающиеся различных сложных жизненных ситуаций, в том числе причин, по которым они оказались в колонии. Одни жаловались и обвиняли других в том, как сложилась их судьба, другие винили только себя и пытались найти ответ, почему это произошло, желали исправиться. Разговаривая с людьми, я видел, что многие из них находятся в состоянии уныния, депрессии. Они просили помощи, так как чувствовали, что сами не справляются, что уже «крыша начинает съезжать». В тюрьме это часто происходит.

- Как Вы считаете, какое самое тяжелое наказание для человека? Заточение и оторванность от общества?

- И физически, и психологически, и духовно самым тяжелым наказанием для человека является греховная жизнь, нахождение в нераскаянных грехах. Святитель Феофан Затворник говорил: «Только успевший выйти из этого омута греховного узревает, что оброк греха — смерть, смерть и душевная, и телесная, и вечная». Когда человек живет во грехах, он фактически уже живет в собственной «рукотворной» тюрьме или в своем аду. Попадание в обычную тюрьму - это лишь следствие греховной жизни. Тюрьма - это то место, где люди, ведущие греховный, разгульный образ жизни, собраны в большом количестве. Тюрьма - это не наказание, а попытка исправить человека. Поэтому она и называется исправительно-трудовым учреждением.


- цитата -

«Вера помогает человеку понять, почему он попал в тюрьму и со смирением принять это. Верующему человеку всегда и везде легче, чем неверующему, потому что он рядом с Богом и уповает на Него»

Протоиерей Игорь Бойцов


- Что помогает заключенным справляться с тяжелым эмоциональным состоянием в тюрьме?

- В тюрьме справиться с тяжелыми мыслями человеку помогает переосмысление своей жизни и вера в Бога. Время заключения - это время подумать о своих ошибках, исправить их и приготовиться к другой жизни. На свободе людям мешали их страсти, неправильный образ жизни, вредные привычки, нарушение социальных норм. Когда живешь в таком угаре, то трудно задуматься о чем-то высоком. И тут человек оказывается лишенным свободы. Он уже ограничен в своем греховном состоянии. В тюрьме появляется возможность остановиться, переоценить свою жизнь и исправиться. 

В колонии многие люди приходят к вере. Они хотят получить утешение, успокоение и находят это в Боге. Они сами приходят в храм, чтобы помолиться, покаяться, получить духовный совет и благодать через Причастие. Вера помогает человеку понять, почему он попал в тюрьму и со смирением принять это. Верующему человеку всегда и везде легче, чем неверующему. Верующий человек сильнее, потому что он всегда рядом с Богом и всегда уповает на Него. Неверующий же надеется только на самого себя и других людей, а это подводит. Человек, пришедший к вере, имеет надежду, он понимает, что если справится с грехом, то его жизнь кардинально изменится.

Я вхожу в комиссию по условно-досрочному освобождения (УДО) и вижу, как люди меняются в лучшую сторону, и администрация это видит. Такие заключенные быстрее покидают исправительное учреждение. Я сторонник того, чтобы человек как можно меньше сидел в тюрьме, потому что когда он долго там сидит, то может научиться от окружающих другим грехам, например, какому-то воровскому ремеслу. Психологически более слабые люди подвергаются воздействию более сильных. Моя задача как священнослужителя – человека поддержать, утешить и сделать так, чтобы в тюрьме он окончательно не потерял себя. Потерять себя значит потерять смысл своей жизни – не материальный, а именно духовный. Кстати, потерять себя можно и на воле, но в тюрьме это происходит гораздо быстрее: на воле мы сами по себе живем, а в тюрьме большое количество людей находится в замкнутом пространстве и оказывает друг на друга большее влияние.

- Встречаетесь ли Вы с прихожанами из исправительных учреждений после их освобождения?

- Да. Кто-то приходит ко мне и благодарит за духовную помощь, кто-то приходит за благословением на жизнь на свободе, кто-то просит кусок хлеба, помощь в поиске работы, а кто-то – направление в монастырь, кто-то приходит за духовным советом. Есть и такие, которые становятся прихожанами моего храма.

- Какой главный совет Вы дадите освободившимся и тем, кто еще находится в местах лишения свободы?

- Главный совет - это жить осмысленно. Надо иметь духовный смысл жизни и не терять его. Смысл жизни человека - это жизнь с Богом. Христос сказал нам: «Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин. 3,36). Веруйте, и Господь все устроит.

- Спаси Господи за беседу!