Доктор филологических наук назвала реформу Патриарха Никона крупнейшим лингвистическим конфликтом на Руси

В апреле этого года исполняется 400 лет со дня рождения протопопа Аввакума, главного противника церковных реформ Патриарха Никона, которые привели к расколу Церкви, появлению старообрядчества и даже казням. Об истинных причинах трагических событий XVII века рассказала во время лекции в Валдайском колокольном центре доктор филологических наук Виктория Дидковская. Беседа состоялась в рамках Дней православной книги.

Свою лекцию филолог начала с обозначения причин церковной реформы, частью которой стало в том числе исправление церковнославянского языка. По ее мнению, введенные Никоном изменения приобретают особую актуальность в связи с государственной политикой царя Алексея Михайловича, который в своей политической программе стремится к созданию православной империи, выходящей за рамки Московского царства. Например, ориентация Алексея Михайловича на византийских императоров проявляется в изменении внешних атрибутов власти. Так он заказывает из Константинополя державу – регалию царской власти, сделанную по византийскому образцу. Именно при Алексее Михайловиче царя начинают титуловать святым, что на Руси до этого было не принято.

По мнению лектора, к трагическим последствиям реформы и противостоянию между сторонниками и противниками реформ стало разное понимание идеи «Москва - третий Рим» сформулированной старцем Филофеем в 16 веке. Одни верили в полноту и безукоризненность богословских взглядов Русской Церкви и стремление отгородиться от внешнего мира. Вторые стремились придать Русской Церкви вселенское значение через сближение в обряде с греками, приблизить политическое объединение православных народов под московским царем. Так что идея московского церковного великодержавия требовала срочных и чрезвычайных реформ в Русской Церкви. Именно это и станет делом всего последующего служения Патриарха Никона.

Царь Алексей Михайлович и Патриарх Никон

Как отметила Виктория Дидковская, печальные итоги реформы, которая привела к расколу Церкви и многочисленным жертвам, во многом были обусловлены личными качествами Патриарха. Поэтому почти сразу Никон в свойственном ему прямолинейном авторитарном стиле без оглядки на церковное большинство последовательно и тиранично начинает проводить политику приведения Русской Церкви к единообразию с греческой. Так, русское духовенство при Патриархе Никоне переодевается в греческое платье и вообще уподобляется в своем обличье духовенству греческому. Здесь можно провести историческую параллель с началом XVIII века. Переодевание духовенства в греческое платье при Никоне предшествует переодеванию гражданского русского общества в западноевропейское платье при Петре I. Интересно, что новая одежда русского духовенства соответствует при этом не той одежде, которую греческие духовные лица носили в Византии, а той, которую они начали носить при турках после падения Византийской империи. Так появляется камилавка, форма которой восходит к турецкой феске, и ряса с широкими рукавами, также отражающая турецкий стиль одежды.

 

Но главной деятельностью Никона стала «церковная справа» – исправление церковных книг. Это должно было послужить возвышению Русской Церкви в глазах всего православного мира, признанию Москвы центром Православия, о котором пророчествовал старец Филофей

 

Интересно, почему это исправление вызвало такую реакцию и привело к таким трагическим последствиям для Церкви и государства? Ведь подобные изменения происходили и раньше, но так серьезно не возмущали общественность. Отвечая на этот вопрос, Виктория Генриховна предположила, что реакция была бы не такой острой, если бы «церковная справа» проходила по-другому. Например, старые книги постепенно заменялись бы экземплярами новой печати. Также филолог видит проблему и в выборе образцов, в соответствии с которыми вносились поправки. В первую очередь, книжная реформа Никона осуществлялась как исправление языка церковных богослужебных книг. Но исправление книжное сопровождалось и изменением обрядовости, что, конечно, требовало взвешенности, постепенности и осторожности. Исправление языка богослужебных книг изменяло привычное восприятия самого богослужения. А ведь для русских людей язык церковных книг был языком священным, хранителем древней «правой веры» – «так отцы наши верили».  Поэтому церковный раскол был связан не только с изменением церковных обрядов, но и с изменением языка веры.

Патриарх Никон представляет новые богослужебные тексты

Значительную часть лекции филолог посвятила непосредственно технологии исправления книг, которая применялась в ходе Никоновской реформы. Так перед началом «справы» в русские и греческие монастыри и библиотеки были посланы экспедиции с целью собрать как можно больше старых служебников, уставов, псалтырей, евангелий и других богослужебных и церковных книг. В результате в распоряжении Печатного Двора оказалось около 2700 ценнейших церковных книг. Естественно, что серьезное исследование и сличение текстов требовало значительного времени и тщательной научной работы. Но, как отмечает Виктория Генриховна, этого не произошло – так как исправления начинаются до прибытия в Москву старых книг.

 

Никон и его сторонники утверждали, что правят тексты по древним греческим и славянским рукописям, но на самом деле исправления проводились по современным греческим книгам венецианской печати конца XVI и начала XVII в


Греческий образец становится основным и отклонения от него уже не допустимы. Но для русского человека сама идея книжной справы по греческим оригиналам казалась подозрительной, так как нравственный упадок и тяжелое материальное положение греческой Церкви были известны на Руси. Также неприятие новоисправленных книг было обусловлено еще тем, что в качестве справщиков были приглашены приезжие книжники киевской учености. Для старообрядцев древнейший перевод Священного Писания с греческого на церковнославянский, как и для многих предшествующих поколений славянских книжников, служит безусловным авторитетом в лингвистических вопросах. Это священный текст, в котором нельзя изменить ни единой буквы, чтобы не исказить веру отеческую, святую. Поэтому исправление церковнославянского языка богослужебных книг по греческой грамматике вызывал решительный протест старообрядцев. Например, самую ожесточенную полемику вызвали исправления, внесенные в текст «Символа веры» в соответствии с правилами греческого синтаксиса. По мнению Виктории Дидковской, в России ни до, ни после Никоновской реформы лингвистические вопросы так широко не обсуждались общественностью и не вызывали такой резонанс. Последствием этого стали трагические события: Никон решительно пресекал протесты – дело дошло даже до казней несогласных с реформой.

Сожжение протопопа Аввакума

Интересно, что после модернизации церковнославянский язык становится языком ученого сословия, то есть приобретает функции, свойственные латыни на Западе, и становится вообще функциональным эквивалентом латыни. Так Никоновские исправления церковных книг привели к возникновению многих проблем в дальнейшем существовании церковнославянского языка. И даже в современном обсуждении вопроса, быть или не быть церковнославянскому языку богослужебным языком Православной Церкви, можно увидеть истоки «книжной справы» XVII века.

 

Патриарх Никон

Протопоп Аввакум