Епископ Арсений: Смысл почитания икон в том, что, взирая на них, мы видим свое призвание

27 октября 2019 года, в Неделю 19-ю по Пятидесятнице, епископ Арсений совершил Божественную литургию в Спасском соборе Свято-Юрьева монастыря.

После чтения Евангелия проповедь произнес иеромонах Сергий (Шардаков).

По окончании богослужения епископ Арсений обратился к молящимся со словом: «Сегодня совершается память отцов Седьмого Вселенского Собора, который состоялся в VIII веке в городе Никее. Тогда это была территория православной Византийской империи, а сейчас это территория Турции. Это был последний из известных в первом тысячелетии вселенских соборов, на котором формулировались истины православной веры, которые обязательны для каждого члена Церкви. Седьмой Вселенский Собор утвердил почитание святых икон, после того, как примерно за 60 лет до этого момента император Лев Исавр начал вводить иконоборчество. При нем ересь отрицания икон на несколько десятилетий охватила Византийскую церковь. Был даже созван иконоборческий собор, который объявлялся вселенским, но он не был поддержан всей Церковью Востока и Запада.

Зачем это было сделано? У императора были свои представления, прежде всего, касательно приграничных с мусульманами территорий. Он хотел сделать мирным и удобным соседство с арабами, которые как раз выступали против всякого изображения. Но в Православной Церкви были исповедники и хранители апостольского Предания, которые, несмотря на имперскую политику, насаждаемую сверху, продолжали сохранять преданность Церкви и преданность апостольской вере. Таким человеком был известный богослов того времени - Иоанн Дамаскин, автор церковных канонов, который писал сочинения в защиту почитания икон. Ему принадлежит знаменитое высказывание, которое и раскрывает суть иконопочитания: «Я видел человеческий лик Бога и спасена душа моя».

Седьмой Вселенский Собор уже после смерти Иоанна Дамаскина в 787 году утверждает истину об иконопочитании, которое следует отличать от богопочитания, и говорит о том, что честь, воздаваемая образу, восходит к первообразу. Тем самым утверждается не просто литургическая практика или благочестивый обычай иметь в храме или дома иконы и чествовать их с благоговением, а нечто большее, потому что в постановлении Седьмого Вселенского Собора было прямо указано на то главное основание, которое лежит в основе иконопочитания - боговоплощение. Если Бог не стал человеком видимым, осязаемым, описуемым в словах - в евангельском повествовании и апостольских посланиях, а также и в красках, и в мозаике - в изображениях в церквах, то тогда и невозможно было бы делать эти изображения. А отрицать это, значит, по мысли Седьмого Вселенского Собора, отрицать и боговоплощение.

В богословии говорится, что иконы Христа, святых и Богородицы - это как бы окно в горний мир. Это все верно, но главное все-таки то, о чем нам напомнили святые отцы Седьмого Вселенского Собора - это истина о боговоплощении ради спасения мира. Иоанн Богослов начинает свое Послание так: «О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, -  ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам» (1 Ин. 1:1-2). Любая икона, и прежде всего икона Христа - это зримое свидетельство того, что Жизнь, которая является истинной жизнью каждого человека и всего мира, явилась в этом мире ради его спасения. Еще одно следствие из этой главной истины, что следствием боговоплощения является и наше причастие Богу, наше причастие божественной природе через Христа, через верность Ему, жизнь в Церкви, Таинства и святость.

Через это мы становимся подобными Христу, совершаем свое спасение и раскрываем в себе тот самый образ Божий, а икона с греческого переводится как образ, который заложен в нас Творцом при нашем творении. Смысл почитания икон в том, что, взирая на них в молитве, мы видим свое призвание, свой идеал, свою цель, то, чем нас Господь призвал стать. Чтобы мы, по словам апостола Павла, могли сказать во своей жизни: «И уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2:20), и чтобы эта жизнь со Христом начиналась в нас здесь, на земле, в Церкви и продолжалась в вечной жизни».


Его Преосвященству сослужили благочинный Свято-Юрьева монастыря иеромонах Григорий (Побожин), насельники обители: иеромонах Серафим (Игнатьев) и иеромонах Сергий (Шардаков).

Богослужение сопровождалось пением смешанного хора монастыря под управлением регента Ольги Вересовой.