Митрополит Лев: Митрополит Никодим развивал внешнюю деятельность Церкви, чтобы она могла существовать у себя на Родине

15 октября 2018 года митрополит Лев и епископ Арсений совершили Божественную литургию в сослужении духовенства Новгородской и Санкт-Петербургской митрополий в Софийском соборе. За богослужением была совершена заупокойная ектения об упокоении митрополита Никодима (Ротова), а после Литургии - заупокойная лития. Богослужение приурочено к 40-летней годовщине со дня смерти владыки.

Богослужение сопровождалось пением смешанного хора СПбДА под управлением регента монахини Ксении (Каньшиной).

По окончании богослужения митрополит Лев обратился к верующим с архипастырским словом. Его Высокопреосвященство отметил, что много противоречивого говорилось и говорится о личности владыки Никодима, но с удалением во времени многие, даже противники, начинают сознавать ту роль, которую владыка сыграл в жизни Русской Церкви в самый трудный послевоенный период так называемой Хрущёвской оттепели, которая для Церкви обернулась Хрущёвской зимой, гонениями.

Вопреки слезам людей власти закрывали и разрушали храмы, духовные школы. Именно в этот период в 1961 году митрополит Никодим избирается во епископа и начинает своё святительское служение в Русской Церкви. Промыслом Божиим владыка был назначен на Ленинградскую кафедру. И первое, что он сделал – начал спасать Ленинградскую духовную школу, которую советская власть хотела закрыть, студентов туда уже не принимали, богослужения не совершались.

По благословению Патрираха Алексия Iмитрополит Никодим начал приглашать в Ленинград верующую молодёжь из Африки, Египта и всех стран Третьего мира. Почему? Потому что Советский союз завязывал отношения с развивающимися странами и предлагал им социалистическую систему управления государством и обществом. Но как можно выбрать такую систему, в которой ней нет места верующему человеку, религии, а, соответственно, нет места Богу? Этот факт сыграл важную роль. По причине обучения иностранцев Лениградские семинария и академия были сохранены. Это произошло благодаря энергичной деятельности и находчивости митрополита Никодима.

Затем к Ленинградской епархии была присоединена Новгородская епархия, которая уже закрывалась. Был закрыт Никольский собор и другие храмы. К 1972 году Новгородская епархия насчитывала всего 12 приходов, и ни о каких разрешениях об открытии новых приходов речи быть не могло. В силу специфики города он был закрыт для иностранцев, поэтому можно было пользоваться здесь полной свободой по разрушению церковной жизни. Священники не могли собираться вместе.

Был случай, когда три священника в преклонном возрасте собрались попить чаю и послушать пластинку церковных песнопений. Когда это дошло до уполномоченного по делам религии, эти священники были лишены регистрационной справки, говоря современным языком, лицензии на право служения. Они остались безработными. Нигде на работу их больше не принимали: ни сторожем, ни дворником, ни кочегаром, ни псаломщиком. Даже в церковной ограде. Если священник был почитаем народом, то его также лишали права служения. И таких священников было очень много.

Таким был Новгород на момент, когда митрополит Никодим приехал сюда. Действовал всего один храм – церковь апостола Филиппа с одним приделом. Владыке Никодиму пришлось приложить много сил в течение долгих лет, чтобы получить разрешение на высшем уровне на строительство второго придела - Никольского. Я был свидетелем переживаний владыки. Разрешение на строительство то давали, то отбирали. Но придел всё-таки был построен, и в 1978 году митрополит Никодим перед отъездом в Рим, будучи в Новгороде сказал: «Вернусь из Рима, освятим уже и этот придел». Но так случилось, что из Рима он уже не вернулся…

Митрополит Никодим развивал внешнюю деятельность Церкви для того, чтобы она, свидетельствуя о себе за пределами рубежей Отечества, могла спокойно существовать у себя на Родине. Как один из новгородских священников отец Михаил Елагин на одной из встреч сказал митрополиту Никодиму: «Владыка, от вашего внешнего успеха зависит жизнь Церкви внутри страны». Так оно и было. Где были иностранцы, там была видимая свобода, а где их не было (в Новгороде, Карелии), там считали, что с Церковью уже покончено. Митрополиту Никодиму стоило больших сил противостоять этому и делать всё наоборот, чтобы сохранять Церковь.

Неудивительно, что от таких нагрузок он умер совсем молодым – в 49 лет. Что помогало владыке все эти годы? Ему помогала вера, он каждый день служил Божественную литургию, а если не было возможности служить - причащался запасными Дарами. Для него Евхаристия была центром христианской жизни.

Сегодня мы собрались в этом храме, в котором он находился, иногда сопровождая высокие иностранные делегации. Как-то сопровождая делегацию римско-католической церкви, он вошёл в алтарь, где было много туристов (София тогда ещё была музейным объектом), встал на Горнее место и сказал: «Моя кафедра здесь!». Поэтому всё то, что мы сегодня делаем в Церкви, мы делаем благодаря заслугам владыки Никодима, подчеркнул митрополит Лев.

После богослужения Его Высокопреосвященство пригласил верующих на вечер памяти митрополита Никодима в Новгородскую областную филармонию.