Преподобный Антоний Сийский и преподобные Александр и Иоаким Сийские

 Житие преподобного отца нашего, игумена Антония (в миру Андрея) Сийского

 Память его празднуется месяца декабря в 7-й день

 + 1556

 и

 Сведения о преподобных отцах наших Александре и Иоакиме Сийских

 Память их празднуется месяца декабря в 7-й день

 + после 1556

До образования Холмогорской епархии (1682 г.) монастыри, приходы Севера находились под управлением Новгородской митрополии. И житие преподобного Антония Сийского изначально связано с Новгородской Землей. Родился преподобный в селе Кехта (40 верст до Архангельска, на берегу Северной Двины). Родители угодника Божия считались состоятельными крестьянами. Его отец Никифор происходил из Новгорода Великого; мать Агафия, – северянка из Кехты. (2001. № 2. С.28.) Это были люди благочестивой жизни: часто посещали храм Божий, делали посильные приношения в пользу церкви и старались исполнять заповеди Господни. Они горячо молили Господа, чтобы Он даровал им сына, и молитвы их были услышаны. В 1478 г. у них родился сын, первенец, которого они нарекли Андреем. Андрей отличался не только красотой лица, но и своими добродетелями. С ранних лет он был чист сердцем, кроток, незлобив, так что все любили его. Когда Андрею исполнилось семь лет, родители отдали его обучаться грамоте. Отрок быстро усвоил грамоту, а в то же время научился иконописанию и очень полюбил это занятие. Особенно часто он посещал храм Божий. Душа Андрея не лежала к занятиям родителей: сельские работы его не привлекали, ибо он хотел служить Господу. Любил он чтение. Все творения святых отцов и учителей Церкви, какие только мог достать, он изучал с великим рвением. Между тем Никифор и Агафия, почувствовав приближение своей кончины, призвали всех своих детей и сказали им: «Дети, мы достигли глубокой старости, и тяжелые болезни постигли нас, как сами вы видите. Уже недалеко время нашей кончины. Ныне мы поручаем вас Богу и Его Пречистой Матери. Они станут пещись о вас во все время вашей жизни и будут вам помогать во всех ваших делах. Вы же старайтесь всегда соблюдать заповеди Божии. Милость Господня да будет с вами вовеки!»

Вскоре они с миром отошли к Господу. Андрею в то время было 25 лет. По смерти родителей он переселился в Новгород и здесь прослужил одному боярину пять лет. По совету боярина вступил в брак. Но жена его через год умерла, и святой Андрей увидел в этом волю Божию. Он вернулся на родину, однако не долго пробыл там. Продав свою часть из имения родителей, он роздал бедным вырученные деньги и навсегда удалился из Кехты, чтобы служить Единому Господу.

Преподобный направился в обитель Пахомия (Спасо-Преображенская Кенская обитель) близ озера Кено, не взяв с собою даже другой смены одежды. Верст за пять до обители его застигла ночь. Святой стал усердно молить Господа, чтобы он указал ему путь, и после молитвы заснул. Во сне явился ему благолепный муж в светлых ризах с крестом в руках и сказал: «Возьми крест свой и не бойся вступить на подвиг твой. Подвизайся и не страшись козней диавольских, ибо ты будешь муж желаний духовных и явишься наставником множества иноков». Осенив его крестом, дивный муж сказал еще: «Сим побеждай лукавых духов».

Святый тотчас же пробудился. Сердце его было исполнено духовной радостью. Всю остальную ночь он провел в молитве. Наутро, войдя в обитель преподобного Пахомия, он припал к ногам благочестивого основателя и начальника Кенской обители и с великим смирением просился в число иноков. Пахомий указывал на трудность иноческой жизни, говорил, что обитель его недавно основана, но ничто не могло удержать избранника Божия. Прозревая в пришедшем будущего подвижника, Пахомий принял Андрея в число иноков и облек в иноческие одежды, причем его нарек Антонием в честь преподобного Антония Великого. (Память преподобного Антония Великого 17 января.) Это произошло в 1508 г., когда преподобному Антонию было 30 лет.

Сам Пахомий стал руководить новоначальным иноком, взяв его в свою келью. Новый инок прежде всех являлся в храм Божий, постоянно хранил в своем сердце память о страшном суде и о будущем нелицеприятном возмездии. Отличаясь крепким здоровьем, он охотно исполнял самые тяжелые работы, занимался земледелием, трудился на поварне, усердно работая на братию. Телесным трудом преподобный умерщвлял свою плоть и тем очищал свою душу. Сильно он боролся с наваждениями злых духов и всегда побеждал их. Спал он крайне мало, соблюдал строгий пост, пищу вкушал через день и то помалу.

За такую подвижническую жизнь вся братия относилась к нему с любовью и уважением. Но великий своим смирением, святой Антоний тяготился людской хвалой. В то время в обители не стало иеромонаха. Преподобный Пахомий и братия просили Антония принять на себя сан священства. Уступая их просьбам, он отправился в Новгород к архиепископу и принял от него священный сан. Возвратившись в обитель, подвижник начал вести еще более строгую жизнь. В монастыре была больница. В свободное от богослужения время святой Антоний ухаживал за больными: сам готовил для них воду, омывал болящих, стирал их одежды, ободрял и утешал своим словом. Так он подготовлял себя к будущим подвигам. Любя уединение, преподобный просил Пахомия благословить его на этот подвиг. И Пахомий благословил его, видя его добродетели и труды.

Преподобный отправился искать себе пустынное место для подвигов. Его сопровождали два благочестивых инока Кенской обители - Александр и Иоаким. Из Кенской обители преподобный Антоний со спутниками своими поплыл по реке Онеге до речки Шелексны. Поднимаясь по течению этой реки лесами и непроходимыми дебрями, иноки пришли на реку Емцу, в которую Шелексна впадает, к порогу, называемому Темная Стремнина. (Емца или Емец, река Архангельской губернии, левый приток Северной Двины.) Место это понравилось отшельникам; они поставили здесь хижину, а через несколько времени (в 1513 г.) построили небольшой деревянный храм во имя святителя и чудотворца Николая и кельи. К трем подвижникам присоединилось еще четверо иноков: Исаия, Елисей, Александр и Иона. Место, избранное преподобным Антонием, было покрыто густым лесом и расположено вдали от человеческих жилищ. Безмолвие тихой пустыни нарушалось только горячими молитвами иноков да пением птиц. Сурова была природа, суровы были и подвиги иноков. Только Господу Богу и самим подвижникам было известно, сколько лишений они претерпели в это время. Семь лет провел святый Антоний со своими сожителями, постоянно молясь и трудясь. Но враг рода человеческого не мог более сносить их благочестия. Он внушил жителям соседней деревни Скороботовой мысль, что с основанием обители земля их будет взята у них преподобным. Жители восстали против отшельников и изгнали их. Преподобный Антоний кротко удалился со своими учениками из того места и направился еще дальше на север. Удаляясь от них, преподобный сказал: «Живите ни голо, ни богато», - и предсказание его сбылось.

Снова начались странствования иноков по лесам и болотам. Однажды преподобный Антоний молился вместе с братией. Святой стоял впереди прочих с воздетыми руками. Во время молитвы к инокам подошел рыболов Самуил. Дождавшись окончания молитвы, он приблизился к преподобному и просил его благословения. Святой Антоний благословил Самуила, затем долго беседовал с ним и просил указать место, удобное для иноческих подвигов. Самуил привел иноков к Михайлову озеру, откуда вытекает река Сия (левый приток Северной Двины), на озере – небольшой полуостров. Место это отстояло на 78 верст к югу от Холмогор и было еще более пустынно: непроходимые дебри, темные леса, чащи, болота, заросшие мхом, глубокие озера - таковы были стены, отделявшие от мира место подвигов преподобного Антония. Единственными обитателями этого места были дикие звери. Здесь никогда не было человеческого жилья, одни лишь звероловы заходили порой сюда. И они рассказывали, что на этом месте не раз слыхали они звон колоколов, пение иноков. Иногда им представлялось, будто иноки рубят лес. Отсюда составилось убеждение, что место Самим Богом предназначено для обители.

Место понравилось блаженному, и он решил здесь поселиться: построил часовню и келии. Так была основана знаменитая потом Сийская обитель. Это произошло около 1520 г., когда преподобному было 42 года от роду. Вначале инокам приходилось переносить много лишений. Сам преподобный вместе с другими иноками вырубал лес и копал землю. Этим сподвижники добывали себе скудное пропитание. Питались и «саморастущими былиями», то есть ягодами, корнями трав и грибами. Но часто не хватало им хлеба, масла и соли; приходилось терпеть голод. Однажды скудость была столь велика, что иноки стали роптать и даже хотели оставить то место. Но Господь помог преподобному Антонию. Неожиданно явился неизвестный христолюбец, который доставил братии хлеб, муку, масло и дал еще средства на строение обители. Христолюбец сказал о себе инокам, что он совершает далекое путешествие и теперь идет в Великий Новгород, обещал возвратиться к ним, но более уже никогда не возвращался.

Около того времени сборщик дани от Новгородского владыки (новая обитель находилась в области Великого Новгорода) Василий Бебрь, думая, что у преподобного Антония много денег, подговорил разбойников ограбить иноков. Но Господь хранил Своих верных рабов. Когда хищники хотели напасть на обитель, им показалось, что ее охраняет множество вооруженных людей. Разбойники засели в лесных дебрях, окружавших то место, но не могли дождаться времени, удобного для нападения. Потом, гонимые ужасом, побежали, и, когда обо всем сообщили Бебрю, он понял, что сам Господь защищает иноков. Пришел к преподобному Антонию, упал пред ним на колена и раскаялся в своем согрешении. Старец кротко простил его.

Слух о подвигах преподобного и сожителей его распространился по окрестностям, и многие стали приходить к ним и доставлять средства к жизни. Некоторые принимали пострижение от руки подвижника. Когда число учеников умножилось, преподобный Антоний послал в Москву учеников своих Александра и Исаию. Они должны были испросить у великого князя Василия Иоанновича (княжил 1505-1533 гг.) разрешение на постройку новой обители. Великий князь милостиво принял иноков, вручил им грамоту на землю, которую занимал монастырь, пожертвовал церковную утварь и ризы. С радостью были встречены иноки, принесшие из Москвы царскую грамоту и пожертвования.

Преподобный Антоний начал усердно строить обширный деревянный храм во имя Пресвятой Троицы. Наконец храм был окончен. Местную икону Живоначальной Троицы по преданию писал сам святой Антоний. Но Господь хотел испытать терпение рабов Своих. Раз после утреннего пения, когда преподобный Антоний с братией был на работе, от оставшейся непогашенной свечи храм, выстроенный с таким старанием, сгорел. После сего братия даже хотели разойтись. Они были утешены лишь тем, что местная икона Пресвятой Троицы осталась совершенно неповрежденной. Тогда построили новый храм, и чудесно сохранившаяся икона была торжественно внесена в него. Вскоре от нее по молитвам святого недугующие стали получать исцеления.

Кроме этого храма, преподобный выстроил еще две церкви: одну - в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, другую - во имя преподобного Серия, Радонежского чудотворца, к которому преподобный часто обращался в своих молитвах. Когда обитель была устроена, братия стали просить подвижника, чтобы он принял игуменство. Смиренный подвижник должен был уступить настойчивым просьбам братии и принять на себя управление монастырем.

Несколько лет он управлял обителью и показывал всем добрый пример. Ежедневно преподобный являлся в храм Божий и, стоя на божественной службе от начала и до конца ее, не опирался на жезл, не прислонялся к стене. И за братией следил, чтобы соблюдали благочиние в церкви: не переходили с места на место, не выходили вон без крайней нужды. Предписывал братии неопустительно исправлять и келейное правило. По окончании молитвы подвижник первый являлся на работу и здесь подавал пример трудолюбия братии. Любил он и божественные книги и собрал в своей обители много писаний отцов и учителей церкви.

Проводя ночи в молитве, преподобный отдыхал, лишь на недолго забываясь сном после трапезы. Пища его была такая же скудная, как и у братии. Одежда ветхая, покрытая заплатами, как одежда нищих, так что никто из посторонних не узнавал в преподобном начальника обители. Заботливо обходил подвижник монастырские службы - пекарню и поварню, ободрял братию, несущих эти тяжелые послушания, и советовал им избегать праздных бесед. С особенною любовью посещал преподобный Антоний монастырскую больницу, наставлял болящих иноков с благодарностью переносить недуги и непрестанно молиться, памятуя о приближающемся смертном часе. Для ухода за больными преподобный поставил особого надзирателя. Было уставлено в обители строгое общежитие - общая и для всех равная пища и одежда. Хмельные пития запрещались совершенно: предписывалось не принимать их и от христолюбцев, даже не допускать принесших к монастырю. «И сим уставом блаженный возможе пьянственнаго змия главу отторгнути и корение его отсещи», - так свидетельствует жизнеописатель преподобного. Много заботился подвижник и о нищей братии: обязал иноков подавать неоскудную милостыню. Делал это нередко и сам, тайно от братии, боясь вызвать их ропот.

Слыша о строгой жизни святого, многие стали приходить к нему, просили его молитв, и некоторые поступали в число братии. Всех иноков собралось в обитель 70 человек. Многие между ними отличались святостью своей жизни и духовными трудами; один из них, Иона, составил потом житие своего духовного отца и наставника.

Но преподобный Антоний тяготился людской славой. После нескольких лет управления обителью, избрав на свое место Феогноста, мужа опытного в духовной жизни, он оставил игуменство и вместе с одним простым иноком удалился из обители в уединенное место. Сначала преподобный Антоний поселился на острове Дубницкого озера, в 3 поприщах от обители, вверх по течению реки Сии. Остров был весьма красив и удобен к пустынножительству. Обошел его преподобный, осмотрел весь и возлюбил: остров окружали озера, по берегам которых росли непроходимые леса, расстилались болота, заросшие мхами. Преподобный Антоний поселился здесь, поставил малую хижину и часовню во имя святителя и чудотворца Николая и еще ревностнее, чем прежде, начал подвизаться в безмолвии, непрестанной молитве и трудах: рубил лес, очищал место для посева, копал землю своими руками, сеял хлеб и питался от трудов своих, а оставшийся хлеб отсылал в монастырь. Ночью, по вечернем правиле, подвижник до самой заутрени молол муку. В летние ночи обнажался он до пояса и отдавал свое тело на съедение комарам.

Господь сподобил подвижника дара прозорливости. Юный инок Сийского монастыря Филофей, боримый искусителем, задумал уйти в мир, расстричься и жениться. Но ему пришла благая мысль зайти к преподобному в пустыню и принять от него благословение. Увидя Филофея, подвижник обратился к нему с такими словами: «Что это, чадо, пришел ты сюда, смущаемый от злого помысла? Хочешь уйти в мир, расстричься и думаешь утаить это от меня». Услышав свою тайну из уст преподобного, Филофей устрашился, упал к ногам его и во всем признался. Подвижник поднял его, ободрил и после наставления отпустил в монастырь.

Через некоторое время преподобный Антоний отошел в другое уединенное место за пять поприщ от прежнего, на озеро Падун, и, поставив там себе келью, предался молитвенным подвигам. Это место было окружено горами. На горах рос такой высокий лес, что снизу казалось - он достигал до небес. Келия преподобного приютилась у подножия этих гор и как бы обсажена была кругом двенадцатью белыми березами. Печальна была эта вторая пустыня преподобного, она располагала к богомыслию и молитве. Подвижник сколотил из бревен плот и с него удил рыбу на озере для пропитания. Во время уженья он обнажал голову и плечи на съедение комарам и оводам: насекомые слетались роями, покрывали его тело, кровь струилась по шее и плечам, а подвижник стоял недвижимо. Так прожил преподобный два года вне своей обители, в обеих пустынях.

Между тем Феогност отказался от игуменства. Братия просили преподобного, чтобы он снова принял игуменство: «Отче, не оставь нас, чад своих, - говорили со слезами братия, - иди в обитель свою и пребывай с нами. Если же не придешь, мы все разойдемся как овцы, не имеющие пастыря». Преподобный Антоний склонился на их просьбу. Снова начал он управлять обителью, подавая всем пример благочестивой и подвижнической жизни. От старости он не имел уже сил исполнять тяжелые работы, но не усыпал в молитве, не ослабевал в посте.

Тогда проявился у преподобного Антония дар чудотворений - награда святой его жизни. Перед самым праздником Преображения иноки целую ночь трудились на рыбной ловле, но ничего не поймали. Печальные пришли они в монастырь, но преподобный, ободрив их, снова послать на озеро, к Красному мысу, говоря: «Чада, окажите послушание и узрите славу Божию, ибо Господь милостив: Живоначальная Троица не забудет ваших трудов и не оставит братий наших, верно служащих Господу на этом святом месте, алчущими в великий праздник». Иноки отправились на указанное место, закинули сеть и поймали такое множество рыбы, что долгое время питались ею и после праздника. С тех пор стали называть эту тоню Антониевой.

От суровых подвигов и от старости тело преподобного Антония высохло и ослабело, весь он сгорбился, не мог сам ходить, так что водили его братия. Но он не прекратил своих подвигов и сидя исполнял молитвенное правило.

Видя изнеможение своего наставника и ожидая близкую кончину его, братия просили преподобного дать им письменный устав и указать себе преемника по управлению монастырем. Преподобный исполнил просьбу скорбящих учеников своих: поставил им строителя обители Кирилла, а игуменом на свое место - Геласия. Геласий в то время был за морем, на реке Золотице, посланный по делу. (Река Золотица Архангельской губернии на северо-восточном берегу Белого моря и впадает в него.) Кирилл находился в монастыре, и подвижник обратился к нему с предсмертным наставлением. Он убеждал нерушимо соблюдать устав монастырский - в церковной службе, в пище и питии, равно любить братий и быть всем слугой. Всякие монастырские дела обсуждать со всею братиею на трапезе и без совета с ними не делать ничего, чтобы не было в монастыре неудовольствий, предписывал посещать больных братий и особенно о них заботиться.

Затем обратился к собравшимся братиям и уговаривал их не ослабевать в молитвах, иметь взаимную любовь и единомыслие, удаляться гнева и лукавых слов, повиноваться старшим, хранить чистоту телесную и душевную, иметь пищу по уставу монастыря и совершенно избегать пиянства - не варить хмельных питий в монастыре и не держать их, без всякого нарушения соблюдать общежительный устав обители.

Для большей же крепости своих распоряжений подвижник передал братии завещание, писанное своею рукою, содержащее и правила иноческого жития.

В назидание и руководство современным инокам приведем эти правила Сийского подвижника.

«А которые братья ропотники и раскольники (то есть, нарушители братскаго единения) не восхотят по монастырскому чину жить, строителю и братии не почнут повиноваться, тех изгоните из монастыря, чтобы и прочие имели страх». Впрочем, после искреннего раскаяния их следует снова принимать и держать, как братию, равно как и тех раскаявшихся, которые выехали из монастыря при жизни преподобного и свезли монастырскую казну. «Да прежде имейте страх Божий в сердце своем, да вселится в нем Дух Святый, да научит Он вас и наставит на истинный путь. А между собою имейте любовь и покорение о Христе друг к другу, чем покроете многие грехи свои. В общежитии живите равно и духовно, и телесно, в пище и в одежде, по заповеди святых отец. Строителю не прибавляйте на трапезе ничего из пищи и пития сверх братского довольствия. То же равенство и в одежде и в обуви. Питья хмельного не держите в монастыре, не принимайте его и от христолюбцев. Женский пол в монастыре отнюдь не должен ночевать, также и миряне (мущины) не ночевали бы с братиями и не жили бы по келиям. Нищих поите и кормите вдоволь и милостыню им давайте, да не оскудеет место сие святое. А братия, которые здоровы, не оставались бы без монастырского послушания ради спасения своего, исключая больных. Близ монастыря не позволяйте крестьянам ставить починков и дворов, кроме коровьего двора, да и тот пусть будет за озером. Сие, молю вас, храните и да будет с вами милость Божия». Своему будущему заместителю Кириллу он внушает смирение и кротость: «Не яр буди к меньшим себе, но с кротостью наказуй согрешающия, блюдый себе, еда и ты в некоем прегрешении искушен будеши». Когда братия спросили, где предать погребению его тело, святой отвечал: «Связавши ноги, влеките мое грешное тело в дебрь и затопчите его во мху, в болоте, на растерзание зверям и гадам, или повесьте на дереве на съедение птицам, или же бросьте с камнем в озеро».

Но иноки прямо сказали, что не сделают этого, а честно погребут его. Накануне своей кончины преподобный приобщился Святых Христовых Тайн. На следующий день, 7 декабря 1556 г., перед утреней, простившись с братией, подвижник мирно предал Господу свою душу, прожив всего 79 лет. Из них 37 лет преподобный провел в пределах Сийских - в обители и пустынях. Братия честно погребли мощи его в храме Живоначальной Троицы, на правой стороне близ алтаря.

Оставив видимым образом братию, преподобный не оставлял их своей помощью, как и всех призывающих его имя. Много чудес совершилось при его честных мощах. Укажем наиболее замечательные.

Священник соседнего села Харитон относился с завистью к памяти преподобного Антония и с хулою отозвался раз о нем. После того Харитон внезапно ослеп и скоро понял, что Господь наказывает его за хулу на святого. Тогда он начал раскаиваться в своем прегрешении, усердно молился преподобному и снова прозрел. Благодаря Господа и Его угодника, Харитон поступил после того в Сийский монастырь и здесь подвизался в трудах иноческих.

При жизни своей преподобный Антоний любил писать иконы. Еще и доныне сохраняются святые иконы, писанные его рукою. И по кончине своей он покровительствовал людям, занимавшимся этим богоугодным делом. Так игумен Сийского монастыря Питирим (управлял обителью с 1577 по 1586 гг.), заботившийся о благоукрашении обители, много писал новых икон и поновлял старые. Однажды Питирим заболел. Недуг его все усиливался, и ему стала грозить смерть. Больной молился Живоначальной Троице и преподобному Антонию. И вот раз ночью, забывшись легким сном, он увидел, что от гробницы преподобного в его келию идет благолепный старец, украшенный сединами. «Хочешь ли ты быть здоровым и окончить начатое?» - спросил он у Питирима. «Хочу, но не могу», - отвечал болящий. На это старец сказал: «Святая Троица исцеляет тебя, не ослабевай в твоем деле. Я - настоятель Антоний, пришел посетить тебя в болезни». Чудотворец коснулся больного игумена. Питирим почувствовал себя здоровым и с новым рвением стал заниматься иконописанием и украшением храмов обители.

Купец из Холмогор, по имени Карп, плыл по морю с Терского берега, с реки Варзуги. На ладье его среди других товаров был запас рыбы для Сийского монастыря. Поднялась сильная буря: волны вздымались, как горы, и захлестывали ладью. Гребцы уже совсем отчаялись в спасении. Вдруг Карп увидал недалеко от себя старца, который распростер свою мантию над лодкой и охранял ее от волн. «Ты призываешь многих на помощь, - сказал изумленному дивный старец, - а меня не зовешь. Между тем в ладье твоей есть часть и нашего монастыря. Но Бог дарует тишину». «Кто ты, человек Божий? - спросил купец. «Я - Антоний, начальник обители на Михайлове озере, на реке Сии», - сказал старец и стал невидим. С этого времени буря стала стихать, и подул попутный ветер. Прибыв благополучно в Сийскую обитель, Карп возблагодарил за свое спасение преподобного Антония и вскоре принял иноческое пострижение в его обители.

Тимофей, по прозванию Рябок, живший в десяти поприщах от обители, ослеп и ничего не видел два года. Наступил праздник Живоначальной Троицы, в Сийскую обитель шли богомольцы. Слепой слышал это движение и горько плакал о том, что не может идти с богобоязненными людьми. Горячо молясь Пресвятой Троице и преподобному, Тимофей попросил свести себя в обитель и всю дорогу продолжал мысленно молитву. Вдруг он почувствовал, что начинает видеть как бы некую слабую зарю, потом начало зеленеть в его глазах: это он видел лес, которым шел. Обрадованный Тимофей боялся поверить своему исцелению и ничего не сказал спутникам. Желая испытать свои глаза, он начал всматриваться в дорогу, которой шел, и разобрал тропу. Сердце его наполнилось радостью и восторгом, но он утерпел и все еще не говорил о своем исцелении. Придя в храм обители, Тимофей увидел чудотворный образ Живоначальной Троицы и другие иконы, увидел горящие свечи и тогда во всеуслышанье возблагодарил Господа и Его угодника за чудесное исцеление свое.

Много и других чудес происходило по молитвам сего великого угодника Божия во славу Пресвятой Троицы.

Многочисленные чудеса, совершавшиеся при гробе преподобного Антония, побудили братию Сийского монастыря при упомянутом игумене Питириме хлопотать пред царем Иоанном Васильевичем Грозном о причтении преподобного к лику святых. Это и было совершено спустя 23 года после кончины преподобного, в 1579 г. преподобный Антоний причтен был к лику святых, чтимых всею Русскою Церковью.


Тропарь, глас 1

Желанием духовным распалився, и мятежи мирския отринув, ко единому же Богу любовию прилепился еси, и того вседушне взыскуя, во внутреннюю пустыню отошел еси, при водах вселился: идеже во слезах и трудех пребывая многолетное время, в терпении мнозем житие ангельское проходил еси, в наставлении Божественного разума, и множество монахов собрал еси мудре; ихже посещая, не остави, Антоние преподобне отче наш, Пресвятей Троице моляся, от зол всяческих избавити и спасти душа наша.

Кондак, глас 8

От юности преподобне плоть свою в постех и молитвах истончил еси, и крест твой взем, Христу последовал еси: темже и к вышним течение радостно устремил еси, идеже со всеми святыми Святей Троице предстоиши; и ныне стадо твое посещая, поминай чтущих пресвятую память твою, да вси вопием благодарне ти: радуйся богомудре Антоние, наставниче пустынный.