Святой благоверный князь Александр Невский

 Память его празднуется месяца ноября в 23-й день и месяца августа в 30-й день

 + 1263

Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечем погибнут. (Матф. 26, 52)

 По воле Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божиего, я, ничтожный и многогрешный, мало смысля, пытаюсь описать житие святого князя Александра, сына Ярослава, внука Всеволода. Так как слышал от отцов своих и сам был домочадцем и очевидцем жизни его, то рад был поведать о святой и благородной и славной его жизни. Но как Приточник говорит: <В лукавую душу не войдет премудрость: становится она на высоких местах, стоит же посреди дорог, у ворот могущественных мужей садится>. Хотя и прост я умом, но молитвою Святой Богородицы и помощью святого князя Александра начало положу.

Князь этот Александр по Божией воле родился от отца милостилюбивого и человеколюбивого, и более того, кроткого князя великого Ярослава, и от матери Феодосии. Как говорит Исайя пророк: <Так говорит Господь: я ставлю князей, ибо они священны, и я руковожу ими>. Воистину так: без Божия повеления не было бы княжения его. Но и ростом он был выше других людей, и голос его - как труба в народе, лицо же его - как лицо Иосифа, которого поставил египетский царь вторым после себя человеком в Египте. Сила же его была частью силы Самсона. И дал ему Бог премудрость Соломона, а храбрость его - как у царя римского Веспасиана, который пленил всю землю Иудейскую. Некогда, во время осады города Иоатапаты, вышли горожане и победили войско его, и остался Веспасиан один, и прогнал к городу, к городским воротам, войско их, и посмеялся над дружиной своей, и укорил ее, говоря: <Оставили меня одного>. Также и этот князь Александр, побеждая, сам был непобедим. Ради князя Александра и пришел некто знатный от Западной страны, от тех, что зовут себя <слуги Божии>, желая повидать его в расцвете сил так же, как в древности царица Ужская приходила к Соломону, желая наслушаться мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреяш, увидев князя Александра, возвратился к своим и сказал: <Прошел я много стран и видел многие народы, но не встретил ни такого царя среди царей, ни князя среди князей>.

Прослышав же о таком мужестве князя Александра, король римской веры из Полуночной страны подумал: <Пойду и завоюю землю Александрову>. И собрал войско великое, и наполнил многие корабли полками своими, и устремился в силе великой, кипя духом ратным. И пришел к Неве, влекомый безумием, и послал послов своих, возгордившись, в Новгород, к князю Александру, говоря: <Если можешь, то сопротивляйся мне - я уже здесь и беру в плен землю твою>.

Александр же, услышав слова эти, распалился сердцем, и вошел в церковь святой Софии, и, упав на колени перед алтарем, начал молиться со слезами: <Боже славный, праведный, Боже великий, крепкий, Боже превечный, сотворивый небо и землю и поставивый пределы народам, ты повелел жить, не вступая в чужие пределы!> И, вспомнив псаломскую песнь, сказал: <Суди, Господи, обидящим меня и побори борющихся со мной, возьми оружие и щит, восстань на помощь мне>. (Пс. 5, 34. 1-2) И, окончив молитву, встал, поклонился архиепископу. Архиепископ же Спиридон благословил его и отпустил. Он же, выйдя из церкви, вытер слезы, начал ободрять дружину свою, говоря: <Не в силе Бог, а в правде. Помянем Песнотворца, который сказал: <Иные - с оружием, а иные - на конях, а мы имя Господа Бога нашего призовем, они поколебались и пали, мы же восстали и стоим прямо>. (Пс. 3, 19. 8-9) И, сказав это, пошел на них с небольшой дружиной, не дожидаясь многих войск своих, но уповая на Святую Троицу.

Скорбно же было слышать, что отец его благородный Ярослав Великий не знал о нападении на сына своего, милого Александра: не было у Александра времени послать весть к отцу, ибо уже приближались враги. Потому и многие новгородцы не успели присоединиться к нему: так спешил князь выступить.

И пошел на них в день воскресения, июля 15, в день памяти шестисот тридцати святых отцов бывшего в Халкидоне собора и святых мучеников Кирика и Улиты, имея же веру великую во святых мучеников Бориса и Глеба.

И был некий муж, старейшина земли Ижорской, по имени Пелгуй. Поручен же был ему морской дозор. Восприял же святое крещение и жил среди рода своего, который оставался в язычестве. Наречено же было имя ему в святом крещении Филипп. И жил он богоугодно, соблюдая пост в среду и пятницу. Поэтому и удостоил его Бог увидеть необыкновенное видение в тот день. Расскажем об этом вкратце.

Разведав о силе войска, он пошел навстречу князю Александру, чтобы рассказать князю о станах их и об укреплениях. Когда стоял Пелгуй на берегу моря и стерег оба пути, он не спал всю ночь. И когда же начало восходить солнце, он услышал на море страшный шум и увидел ладью, плывущую по морю, а посредине ладьи - святых мучеников Бориса и Глеба, стоящих в одеждах багряных и держащих руки на плечах друг друга. А гребцы сидели, словно окутаны облаком. И сказал Борис: <Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему Александру>. Увидев такое видение и услышав слова мученика, стоял Пелгуй, потрясенный, пока ладья не скрылась с глаз его.

Вскоре после этого приехал князь Александр. Пелгуй же взглянул радостно на князя Александра и поведал ему одному о видении. Князь же ему сказал: <Об этом не рассказывай никому>.

После того решился напасть на них в шестом часу дня. И была сеча великая с латинянами, и перебил их бесчисленное множество, и самому королю возложил печать на лицо острым своим копьем.

Здесь же в полку Александровом отличились шесть мужей храбрых, которые крепко бились вместе с ним.

Один - по имени Гаврило Олексич. Этот напал на судно и, увидев королевича, которого тащили под руки, въехал по мосткам, по которым всходили, до самого корабля. И побежали все перед ним на корабль, затем обернулись и сбросили его с мостков с конем в Неву. Он же с Божией помощью оттуда выбрался невредимым, и снова напал на них, и бился крепко с самим воеводою, окруженным воинами.

Другой - новгородец, по имени Сбыслав Якунович, не раз нападал на войско их и бился одним топором, не имея страха в сердце своем. И многие пали от руки его и подивились силе его и храбрости.

Третий - Иаков, полочанин, был ловчим у князя. Этот напал на врагов с мечом и мужественно бился, и похвалил его князь.

Четвертый - новгородец, по имени Миша. Этот пеший с дружиною своею напал на корабли и потопил три корабля латинян.

Пятый - из младшей дружины, по имени Савва. Этот напал на большой, златоверхий шатер и подрубил столб шатерный. Воины же Александровы, увидев падение шатра, обрадовались.

Шестой - из слуг его, по имени Ратмир. Этот бился пешим, и окружило его много врагов. Он же от многих ран упал и скончался.

Обо всем этом слышал я от господина своего Александра и от других, кто в то время участвовал в той сече.

Было же в то время чудо дивное, как в древние времена при Езекии царе, когда пришел Сенахирим, царь ассирийский, на Иерусалим, стремясь захватить святой город, и внезапно появился Ангел Господень и перебил 185000 воинов ассирийских. И когда наступило утро, нашли их трупы. Так же было и после победы Александра, когда победил короля: на другом берегу реки Ижоры, где полки Александра не могли пройти, нашли многое множество врагов, перебитых Ангелом Божиим. Оставшиеся бежали, а трупы погибших своих набросали в корабли и потопили в море. Князь же Александр возвратился с победою, хваля и славя имя своего Творца.

На следующий год после возвращения князя Александра с победой пришли опять те же от Западной страны и построили город на земле Александровой. Князь же Александр немедля вышел и срыл город их до основания, а самих их - одних повесил, а других с собою повел, а иных, помиловав, отпустил, ибо был он милостив свыше меры.

На третий год после победы Александра над королем в зимнее время пошел Александр на землю Немецкую с большим войском, чтобы не похвалялись они, говоря: <Подчиним себе словенский народ>.

Ведь уже взяли город Псков и тиунов своих посадили. Тиунов князь Александр схватил, город Псков освободил от пленения. А землю их разорил и пожег, и пленных взял без числа, а других порубил. Иные же немецкие города заключили союз и решили: <Пойдем и победим Александра и возьмем его руками>.

Когда же приблизились враги, узнали об этом дозорные Александра. Князь же Александр построил полки и пошел навстречу, и покрылось озеро Чудское множеством воинов той и другой стороны. Отец же его Ярослав прислал к нему на помощь младшего брата Андрея с большой дружиной. У князя Александра было так же много храбрых мужей, как в древние времена у Давида царя было сильных и крепких воинов. Так и мужи Александровы исполнились духа ратного, ибо сердца их были как у львов, и сказали они: <О княже наш славный! Ныне настало нам время положить свои головы за тебя>. Князь же Александр, воздев руки к небу, воскликнул: <Суди меня, Боже, и рассуди распрю мою с народом велеречивым и помоги мне, Боже, как ты помог в древние времена Моисею победить Амалика и прадеду моему Ярославу победить окаянного Святополка>.

Была же тогда суббота. Когда взошло солнце, сошлись оба войска. И была злая сеча, и раздавался такой треск от ломающихся копий и звон от мечей, будто замерзшее озеро двинулось, и не было видно льда, ибо покрылся он кровью.

И слышал я это от очевидца, который мне рассказал, что видел воинство Божие в воздухе, пришедшее на помощь Александру. И так победил их помощью Божией, и обратились враги в бегство, и гнали и секли их воины Александровы, словно неслись они по воздуху; и некуда было тем бежать. Здесь же прославил Бог Александра перед всеми полками, как Иисуса Наввина у Иерихона. А того, кто говорил: <Поймаем Александра руками>, - предал Бог ему в руки. И не нашлось никого, кто мог бы воспротивиться ему в битве.

И возвратился князь Александр с победою славною. И шло многое множество пленных в войске его, вели босыми возле коней тех, кто называл себя <Божии рыцари>.

И когда подошел князь к городу Пскову, игумены и попы в ризах с крестами и весь народ встретили его перед городом, воздавая хвалу Богу и славу господину князю Александру, воспевая песнь: <Помог ты, Господи, кроткому Давиду победить иноплеменников и верному князю нашему силою креста освободить город Псков от иноязычных рукою Александровою>.

О неразумные псковичи! Если забудете об этом и до правнуков Александровых, то уподобитесь тем иудеям, которых накормил Господь в пустыне манною и жареными перепелами и которые обо всем этом забыли, как забыли и Бога, освободившего их из египетской неволи.

И прославилось имя его по всем странам и до моря Египетского, и до гор Араратских, и по обе стороны моря Варяжского, и до великого Рима.

В то же время умножился народ литовский, и начали разорять волости Александровы. Он же, выехав на них, стал избивать их. Случилось ему однажды выехать на врагов, и побил он семь полков ратных за один выезд, множество князей их избил, а других взял в плен, слуги же его, издеваясь, привязывали литовцев к хвостам своих коней. И стали они с тех пор бояться имени его.

В то же время был некий сильный царь в Восточной стране, которому Бог покорил многие народы от востока и до запада. Тот царь, прослышав, что Александр столь славен и храбр, послал к нему послов и приказал сказать: <Александр, разве ты не знаешь, что Бог покорил мне многие народы? Ты один не хочешь покориться силе моей! Но если хочешь уберечь землю свою, то немедля приходи ко мне, чтобы увидеть славу царства моего>.

Задумал же князь Александр поехать к царю в Орду, и благословил его епископ Кирилл.53 <Советую тебе: покориться:. Татары тело Руси терзают, но душу, веру Православную не трогают. Бойся, князь, еретиков, душу убивающих. Попадешь под власть латинян - ни Руси, ни веры нашей не останется>.

И, увидев его, царь Батый подивился и сказал вельможам своим: <Правду  мне говорили, что нет князя, подобного ему>. Воздав же достойные почести ему, отпустил его.

Потом разгневался царь Батый на брата его младшего, на Андрея, и послал воеводу своего Невруя разорить землю Суздальскую. После Невруева нашествия князь великий Александр церкви восстановил, города отстроил, людей разбежавшихся собрал в дома их. О таких говорит Исайя пророк: <Князь хороший в странах - тих, приветлив, кроток, смирен и тем Богу подобен>, не ищет богатства и не чуждается праведной жизни, сирот и вдовиц судит по правде, любит милость, а не злато, добр к домочадцам своим и гостеприимен к приходящим из других стран. Таковых Бог наделяет при жизни своими милостями, ибо Бог хочет благополучия не для ангелов, но для людей, которых так щедро награждает, учит и являет в мире милость свою.

Наделил же Бог землю его богатством и славою, и продлил Бог лето его.

Некогда же пришли к нему послы от папы из великого Рима, говоря: <Папа наш так сказал: <Слышал я, что ты князь достойный и славный и что земля твоя велика. Того ради прислал я к тебе от двенадцати кардиналов двух умнейших - Галда и Гемонта, чтобы ты послушал учение их о законе Божием>.

Князь же Александр, посоветовавшись со своими мудрецами, написал ему, так говоря: <От Адама до потопа, от потопа до разделения народов, от смешения народов до Авраама, от Авраама до прохода Израиля сквозь Красное море, от исхода сынов Израилевых до смерти Давида царя, от начала царствования Соломона до Августа царя, от власти Августа и до Христова Рождества, от Рождества Христова до страдания и Воскресения Господня, от Воскресения же Его и до восшествия на небеса, от восшествия на небеса до царствования Константинова, от начала царствования Константинова до первого Собора, от первого Собора до седьмого - обо всем этом хорошо знаем, а от вас учения не приемлем>.  Открыв Евангелие от Марка, главу 8, стих 36, он прочел: <Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, но душе своей повредит?> Православная вера - это самое дорогое, что у нас есть. Сохранив ее, мы и под татарами не пропадем. Если же отвергнемся ее, то не спасут Русь от гнева Божия и все армии мира. Вера наша правая, другой знать не хотим>. Они же возвратились восвояси.

И приумножились дни жизни его в великой славе, так как князь Александр любил иереев, и монахов, и нищих; митрополита же и еп ископов чтил и слушался их, как самого Христа.

Было же тогда большое насилие от иноплеменников: сгоняли христиан, приказывая им ходить в походы. Князь же великий Александр пошел к царю, чтобы отмолить людей от той беды.

А сына своего Димитрия послал на Западные страны, и все полки свои послал с ним, и ближних своих домочадцев, говоря им: <Служите сыну моему, как мне самому, всей жизнью своей!> Пошел князь Димитрий с большим войском и пленил землю немецкую, и взял город Юрьев, и возвратился к Новгороду со множеством пленников и с большой добычею.

Отец же его, великий князь Александр, возвращаясь от иноплеменников, остановился в Нижнем Новгороде, и здесь был недолго здоров, а дойдя до Городца - разболелся.

О, горе тебе, бедный человек! Как сможешь описать ты кончину господина своего! Как не выпадут зеницы твои вместе со слезами! Как же не разорвется сердце твое от плача! Отца человек может покинуть, а доброго господина невозможно покинуть, если бы мог, и в гроб бы лег с ним! Великий же князь Александр, ревнуя Господу крепко, оставил земное царство и стал монахом, ибо было его самым большим желанием принять ангельский образ. Сподобил же его Бог и высший чин принять - схиму. И так Господу дух свой предав, с миром скончался месяца ноября в 14 день, в день памяти святого апостола Филиппа.

Митрополит же Кирилл говорил: <Дети мои, знайте, что уже зашло солнце земли Суздальской! Уже не найдется ни один подобный ему князь в земле Суздальской!> Иереи и дьяконы, черноризцы, нищие и богатые, и все люди говорили: <Уже погибаем!>

Святое же тело его понесли к граду Владимиру. Митрополит же с чином церковным, вместе с князьями и боярами, и весь народ от мала до велика встретили тело в Боголюбове со свечами и кадилами. Народ же толпился, желая прикоснуться к честному одру, на котором лежало его святое тело. Был же крик, и плач, и стон такой, какого еще никогда не бывало - так что земля содрогнулась.

Положено же было тело его в церкви Рождества Святой Богородицы, в архимандритье великой, месяца ноября в 23 день, в день памяти святого отца Амфилохия.

Было же тогда чудо дивное, достойное памяти. Когда положено было святое тело его в гроб, Севастьян эконом и Кирилл митрополит хотели разжать ему руку, чтобы вложить в нее духовную грамоту. Он же сам, как живой, протянул руку и взял грамоту из рук митрополита. И объял их ужас, и едва отступили от гробницы его.

Об этом все услышали от господина митрополита и от эконома его Севастьяна.

Кто ли не удивится тому, если был он мертв, и тело было привезено издалека в зимнее время! И так прославил Бог угодника Своего. А новгородский летописец сопроводил сообщение о смерти Александра Невского следующей своей молитвой: <Дай ему, Господи милостивый, видеть лице Твое в будущий век, - ибо потрудился он за Новгород и за всю Русьскую землю>.

Богу же нашему слава, прославившему святых своих во веки веков. Аминь.


 

Тропарь, глас 4

Яко благочестиваго еси корене, пречестная отрасль бысть блаженне Александре: яви бо тя Христос, яко некое Божественное сокровище Российстей земли, новаго чюдотворца, преславна и Богоприятна. И днесь сошедшеся в память твою верою и любовию, во псалмех и пениих радующеся, славим Господа, давшего ти благодать исцелений. Его же моли спасти град сей, и Державе Российстей Богоугодне быти, и сыновом русским спастися.

Кондак, глас 8

Яко звезду тя пресветлу почитаем, от востока возсиявшу, и на запад пришедшу. Всю бо страну сию чюдесы и добротою обогащаеши и просвещаеши верою чтущих память твою, Александре блаженне. Сего ради днесь празднуем ти успение, люди твои сущии: моли спасти Отечество твое, и вся притекающия к раце мощей твоих и верою вопиющия ти: радуйся граду нашему утвержение.

Иной тропарь, глас 4
(Перенесение мощей)

Познай свою братию Российский Иосифе, не в Египте, но на Небеси царствующий, благоверный княже Александре, и приими моления их, умножая жита людям плодоносием земли твоея, грады владычествия твоего ограждая молением и православным христианом на сопротивныя споборствуя.