Преподобный Ксенофонт Робейский

Память его празднуется месяца января в 26-й день и июня в 28-й день

 + 1262

Преподобный Ксенофонт Робейский принадлежит к числу великих новгородских чудотворцев - угодников Божиих. Но имя преподобного Ксенофонта можно считать затерявшемся в длинном списке этих чудотворцев. Не встречается имя этого великого подвижника в наших «святцах» и календарях. Объясняется это, думается нам, и тем положением, какое занимал святой молчаливый подвижник, всецело занятый мыслями лишь о Боге, и судьбами основанной им обители.

Скудны сведения о жизни преподобного Ксенофонта. История, почти не коснувшаяся его обители, не сохранила нам ни времени его рождения, ни имени, ни звания его родителей.    

«Сей преподобный отец Ксенофонт, рода коего и коего града, или веси откуду бе не изобретено бысть», - читаем сказание на раке преподобного, (единственное связное, но краткое жизнеописание). Рано сказалась в преподобном его благочестивая настроенность. И вот опять читаем на раке: «Сие изыскахом, что сей блаженный Ксенофонт, Божиим мановением (устроением, вдохновением, тайным, непостижимым действием С. 297), уразуме мира сего настоящую жизнь, что весьма кратка, скоропреходяща и исполнена бесчисленных и горестных бедствий. Другая же есть бессмертная, вечная и всяких сладостей и увеселений преисполненная, их же око не виде, и ухо не слыша и на сердце человеку не внидоша. Сия вся блаженный оный муж, в сердце своем о сих рассуждая, воспалися зело желанием о получении оныя бессмертныя вечности; и ведая яко оплетшиися (порабощенные суетами С. 385) лестными сладострастиями мира сего и привезавшии сердца своя неразрешимою веригою (оковами, узами С. 72) к скорогибнущим вещам света сего не токмо не могут наследовати оныя, но еще за сие ожидает их вечная мука и огнь не угасающий. Вмени убо блаженная та душа, вся красная мира сего в ничто, поелику (потому что С. 444) бессмертная душа наша создана по образу Божию и по подобию и ни чем из скорогибнущих вещей века сего удовольствована быть не может, но единственно стремится к высочайшему своему предмету. Вся бо благая века сего суета суетствий и всяческая суть суета по Соломону: тем же праведный сей муж преподобный отец Ксенофонт, последуя святейшим словам апостол Христовых, рекших: се мы вся оставихом и вслед Тебе, дражайший наш Учителю, идохом, отвержеся мира сего и воз­люби Христа. И прииде в монастырь Рождества Пресвятыя Богородицы, нарицаемый Лисицкий к пречестному тоя обители игумену Варлааму и вдаде себе в научение иноческого и постнического жития и в скором времени пострижен бысть от него во ангельский образ».

(О Лисицком монастыре у Зверинского (№ 908) читаем следующее: «Лисицкий, Лисичий или Лисий-Рождество Богородицкий мужской, совсем уничтоженный, монастырь находился в 7 верстах к северу от Новгорода и в 3-х – от Хутынского монастыря на правом берегу р. Волхова». Под 1395 г. в летописи значится: «Того же лета поставиша церковь камену Рождества Пресвятыя Богородицы на Лисичьи горе и монастырь устроиша». Но в этом году он был только возобновлен после пожара 1392 г., существовал же по той же летописи с 1391 г., когда в нем была построена деревянная церковь. В XVII в. приписан к Иверскому монастырю, в 1764 г. упразднен; последним игуменом был Герман. В начале XIX в. здесь существовала еще церковь Рождества Богородицы, другая же разобрана в 1781 г. для ограды Антониева монастыря. В 1425 г. священноинок монах Евфимий был избран Новгородским владыкою». Невысокий холм и стоящий на нем черный крест указывают ныне (1899 г.- Сост.) на местоположение этой обители).

Понятно само по себе, как отнесся к своему новому положению преподобный Ксенофонт. «Горяше любовию к Богу и приметашеся (приютиться где-либо С. 497) день и нощь во храме Божии, отрину от себе богатство, и избра самовольную нищету и нестяжание, - поплева (презирая С. 456) мирскую славу». За свою истинно-праведную жизнь «праведник Божий Ксенофонт сподобися с преподобным Антонием Дымским, в оном же Лисицком монастыре равноангельное препровождавшем житие, видети, на месте, нарицаемом Хутынь, огненный столп от небеси протязующийся до самыя земли. И по неколиком (некотором С. 359) времени, по сем видении, паки (опять С. 403) сии же святии мужи, видеша во иное время, во оном же именуемом Хутынь, вторый столп огненный, величиною в половину перваго; а, наконец, видеша дым мрачный, окружающь и покрывающь самое то место. И рассуждаше тии блаженнии мужие, Ксенофонт и Антоний, о сих видениях, что оныя предзнаменуют, избираше к тому время, како бы им об оных видениях поведать пречестному отцу Варлааму. Уведав преподобный Варлаам о сих видениях от оных блаженных мужей, Ксенофонта и Антония, пойде с ними на место, идеже видения оная откровена им бяху (были С. 62), и по усмотрении онаго, расчистив лес своими руками, водрузиша на том месте крест и часовню и хижину малу пребыванию ради себе сооружиша. И по сооружении часовни и хижины, нача преподобный Варлаам, с учеником своим Ксенофонтом, около оного жительства ходить и рассматривать, как бы им на том месте и свою обитель создати».

Но преподобному Ксенофонту уже не пришлось продолжать подвижнических трудов вместе с великим «духовным» учителем. Господу Богу было угодно призвать его к единоличным и трудным подвигам в глухой местности при суровых условиях. Дивен Промысл Божий, дивны и обстоятельства, при которых произошло отделение преподобного  Ксенофонта от его великого учителя.

Когда преподобный Варлаам со своим достойным учеником осматривали место, где бы «обитель создати, воста буря велия и страшная, и абие (скоро С. 1) блаженный Ксенофонт нача звати угодника Божия преподобного Варлаама в хижину. Разгневася же о сем на него преподобный, отсла его от себе, дав ему в благословение четвертину хлеба, посади его на плот и отлучи (отделив С. 395) его от себе».

«Блаженный же Ксенофонт, плыв на оном плоту, вниз по Волхову, доплы до реки Робейки (Устье Робейки в 4 верстах от «Хутыня»), по которой Божиим мановением направляем, несен бысть против быстрины водныя по подгория идеже (где С. 210) плот приста. И сошед преподобный Ксенофонт со онаго и воздев руце свои на небо, излия утробу свою (выражая в словах молитвы все страдания своей души С. 214) пред престолом величиствия Божия, прося от него с теплейшими слезами всесильные помощи, да проженет от него лукаваго духа всесильною Своею десницею (силой, властью, покровительством С. 142) в бездну адскую. И нача ту обитати и улови на оном месте на снедение себе рыбы довольно».

«По времени же многом, блаженный Ксенофонт, иде к духовному наставнику своему, преподобному Варлааму Хутынскому, ради испрошения себе во оскорблении его прощения и благословения о построении на том месте часовни и для пребывания своего малой келлии и еже от него прияв, пойде восвояси с миром. И расчистив тамо лес, первее постави крест, а потом часовню и малу хижину своими руками согради (построил С. 631)».

«Послежде и церковь каменную во имя святителя Христова, Николая Мирликийскаго чудотворца создаша и по приятии (принятии С. 505) от архипастыря, правящаго престол великия церкве Новаграда, благословения, освятиша ю (ее С. 842)».

«В сей пустыне преподобный отец наш Ксенофонт, проводив остатки дней своих в посте, молитвах и слезах и протчих богоугодных делах и доспев старости маститыя, почи о Господе с миром и погребен бысть честно (с почтением, с честью С. 818) со псалмы и пении духовными, душею же на небеси со всеми святыми неустанно славить Триипостаснаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь».

Вот и все краткие и недостаточно полные сведения о жизни преподобного Ксенофонта, которыми испещрены стенки раки, стоящей над могилою преподобного. Немногим можно и дополнить их. Эти дополнения можно позаимствовать отчасти из похвалы преподобному Ксенофонту, а отчасти и из других источников – особенно из истории монастыря Хутынского, с судьбами которого долгое время была тесно связана судьба «Ксенофонтовой обители». Отделенный от своего духовного учителя таким дивным образом, преподобный Ксенофонт, читаем в похвале ему, «спасительный крест желая ревностно понести на себе во дни же и в нощи выну (всегда, непрестанно, во всякое время С. 111) проливаше теплейшии свои молитвы ко всещедрому Владыке: и кто исповесть колико злопострада (кто ведает сколько раз переносил страдания, скорби С. 228, 258, 204) сей святый муж в животе своем от злых духов, во время пребывания, по отлучении от преподобного Варлаама Хутынского!» Но своею святою жизнью преподобный Ксенофонт все препобедил. «Аще ли воззрим на пощение его и воздержание, которым отсекаются страсти и которым обезглавляем супостата по слову апостола святаго, пост онаго мужа не можно обстоятельно описати, когда бо чрез два дни и три дни, овогда (иногда С. 372) же и через всю седмицу не вкушаше, во время солнечнаго зноя истаяваше... (изнуряти С. 229)».

Из истории Хутынскаго монастыря известно об одном очень крупном событии жизни преподобного Ксенофонта, о котором умолчала подпись на раке преподобного. Преподобный Ксенофонт был настоятелем обители своего наставника. Это настоятельство в Хутынском монастыре было очень непродолжительным (вероятно, посему и умолчала надпись на раке). С именем Исидора, предшественника преподобного Ксенофонта по настоятельству в «Хутыни», встречаемся под 1243 г. Из сказания же о преподобном Ксенофонте на раке видно, что после построения церкви во имя святителя Николая Мирликийскаго на Робейке, он отсюда никогда не удалялся; он здесь «проводил остатки дней своих», здесь и «погребен бысть». Построение же церкви падает на 1251 г. Следовательно, настоятельство в Хутынской обители надо полагать между 1243 и 1251 гг. Согласовать это со «сказанием» тоже не трудно. Сказав о посещении преподобным Ксенофонтом Варлаама Хутынского, надпись на раке как бы приостановила свое повествование и перешла прямо к «послежде - и церковь каменную... создаша...».

Смерть преподобного Ксенофонта последовала 26 января 1262 г. Вскоре после смерти преподобного Ксенофонта от его могилы потекли «обильныя струи чудес и исцелений. Память преподобнаго святая церковь стала праздновать ранее XV века».

Как скудны сведения о преподобном Ксенофонте, так скудны и сведения о его обители. Ксенофонтова пустынь находится в Новгородской губернии и уезде, в 24 верстах от Новгорода, в 12-ти - от Хутынской обители, в 4 верстах от реки Волхова (по правой стороне) в глухой лесистой, болотистой местности на маленькой речке Робейке. С освящением церкви во имя святителя Николая Мирликийского в 1251 г. преподобным Ксенофонтом было положено основание обители. С этого времени около преподобного Ксенофонта стали собираться и «другие» подвижники благочестия. А ранее и сказание, и другие повествования говорят лишь об одном преподобном и его единоличных подвигах. С 1251 г. он является первым «игуменом и строителем» обители, и эти наименования усвояются последующим настоятелем ее. Братия обители была немногочисленна. Глухое местоположение обители, многочисленные внешние бедствия, обрушившиеся на Новгород, как например, нашествия московских князей, «ломавших порядки Новгорода», особенно страшное нашествие Иоанна Васильевича Грозного, нашествие и опустошения шведов, не миновавшие и Ксенофонтовой обители, и, в особенности, бедность обители - не могли привлекать в обитель многих. А сколь была бедна обитель - об этом ясно свидетельствуют исторические судьбы ее существования. Обитель никогда не отличалась ни количеством храмов, ни их благолепием. Все ли время до 1418 г. существовала построенная преподобным Ксенофонтом церковь или нет, и сказать трудно. Только в этом году (1899 г. – Сост.) на место этой церкви построена была новая во имя Святой Троицы с приделом во имя святителя Николая чудотворца. Сведений о помещениях для братии и о жизни ее не сохранилось. Бедность  обители и малочисленность братии между тем подготовили большую перемену в судьбе ее.

16-го января 1653 г. навсегда была уничтожена самостоятельность обители. Она была  приписана к Хутынскому монастырю. Осталось, правда, настоятельство по-прежнему «игуменское  и строительское», но выбор настоятелей зависел от «разсмотрения» настоятелей Хутынского монастыря. Приписной к Хутыню обитель преподобного Ксенофонта оставалась до 1764 г., когда была совсем закрыта. За этот период ее существования в ней была построена новая церковь (деревянная). В 1764 г. обитель была обращена в часовню, в ней под спудом почивали мощи преподобного Ксенофонта. С закрытием обители в ней был назначен причт: прежняя обитель стала приходским храмом. К храму отмежевали 84 десятины; земля иловатая, к урожаю способная. Но дальнее расстояние от «жилых мест», глухое местоположение храма, лишенное во все весеннее и осеннее время дороги, скудость средств для содержания причта постепенно подготовили и новый переворот в судьбе пустыни. Проведенная  дорога через пустынь в местечко Аракчеевку, где находился кадетский корпус, не оживила ее и не изменила ее судьбы к лучшему. В 1845 г. причт был уничтожен в пустыни и она, как «частная церковь» была приписана к церкви Змейской.

Вторая четверть нынешнего столетия (XIX век – Сост.), как известно, была временем организации по Волхову «военных поселений». Когда разыскивались по Волхову места для поселений, взоры организаторов этого учреждения были обращены и на Ксенофонтову пустынь. С открытием военных округов и приписки к ним «пахотных солдат» по каждому округу были назначены священники. В 1836 г. последовало открытие «слутского» поселения. (Несколько мелких деревушек, расположенных на расстоянии 4-х верст (напр. Кожево, Соснина, Горбы) соединены в одно селение и от соединения (стар. слово «случения») получилось название «Слутка»). Находившаяся среди этого довольно большого селения часовня обращена была в церковь, и назначен был сюда причт. Недостаток места для кладбища вызвал хлопоты. И вот по распоряжению новгородской духовной консистории кладбищем для «слутского поселения» сделана Ксенофонтова пустынь, хотя приписной осталась по-прежнему к Змейской церкви. Между тем храм и часовня в пустыни пришли в крайнюю ветхость. Начальство военных поселений обратило на это внимание: сделаны были необходимые доклады, и последовало Высочайшее повеление о построении в пустыни храма во имя преподобного Ксенофонта над его могилою. Средства на построение были даны департаментом военных поселений. 27-го июня 1851 г. последовало освящение вновь устроенной церкви. Через десять лет после построения церкви по указу Новгородской духовной консистории от 18 мая 1861 г. за № 3877 она отписана от Змейской церкви и приписана к Слутской, как ближайшей к пустыни; приписною к Слутской церкви пустынь остается и по настоящее время (1899 г. – Сост.).

Среди невысоких кустиков одиноко высится в настоящее время храм на месте прежней обители. Он расположен на одном из маленьких мысов Робейки на искусственном возвышении. С трех сторон во время весеннего половодья Робейка омывает возвышение. Храм построен в виде четвероконечного креста - с четырьмя фронтонами, с большим  сквозным куполом посредине крыши и двумя небольшими башнями по западной стороне. Одна из них (южная) служит колокольнею для храма. Самый храм нельзя назвать светлым. Толстые решетки окон, вставленные в них проволочные сетки, стоящие против окон дубы и липы задерживают лучи солнца. Взор вошедшего устремляется на трехъярусный иконостас. Иконостас простой работы. По синему фону его расположены кое-где золоченые украшения резной работы. Резкий контраст иконостасу представляют царские двери чудной резной работы; они все вызолочены. В северной части храма, пред иконостасом, под величественным балдахином находится бронзовая рака. Она поставлена над самой могилой преподобного Ксенофонта. Сюда, главным образом, и устремляются взоры и мысли богомольцев. Со вне неуютливо место подвигов великого подвижника. Прежняя дикая красота местности исчезла. Леса, окружавшие обитель, вырублены. Почва с вырубкой лесов истощилась. Лишь невысокие кусты «ивняка», несколько дубов и лип, приютившихся около церкви и по кладбищу, и извилистая лента «ольх» по Робейке - вот растения, занимающие площадь в несколько десятин земли. Трудно представить себе, чтобы это было место обители. Не привлекает взора путника и Робейка. Вырубка лесов сказалась и на ней неблагоприятно. Она летом пересыхает. В некоторых углублениях ее русла, правда, остается вода, но своим мутно-красным цветом она не привлечет взора, а мшисто-болотистым запахом не усладит вкуса. Да не много здесь и путников! Чудная когда-то Аракчеевская дорога теперь может лишь назваться  удовлетворительной. Мостов через речки и ручьи нет. При наступлении осени и весны она доступна лишь для пешеходов.

Богослужение в пустыни отправляется около сорока раз в год - по особому расписанию. Имени же преподобного Ксенофонта два раза в год: 26 января (день кончины преподобного) и 28 июня (день тезоименитства его). Служению 28 июня предшествует торжественный крестный ход из Хутынской обители. Служение преподобному отправляется по общей службе, только тропарь, кондак и молитва особенные, преподобному Ксенофонту составленные. (См. в конце Жития –Сост.)

На день кончины преподобного Ксенофонта составлена и «похвала» ему, которою и можно закончить наше краткое повествование о нем и о его обители.

«Приспе (наступило С. 501) нам, возлюбленнии христиане, пресветлое торжество и память успения преподобнаго Ксенофонта, новгородскаго чудотворца, возрадуемся убо и возвеселимся ублажающе его, и прославляюще песньми и пеньми духовными и похвалами пречестными память его; якоже бо пресветлое солнце, озаряет вся молниеносными лучами своими, и согревает теплотою своею, тако и святая память сего блаженнаго, просвещает помраченныя души наша, и отгоняет мрак греховный, исправляет о Бозе к световидным добродетелем стопы наша, аще усердно поревнуем (постараемся подражать С. 547) непорочному его житию. Сей бо святый от самых младых ногтей, прилепися единому Владыке и Богу, и возлюби Его всем сердцем своим, всею душею, всею мыслию, и всею крепостию своею. Сея ради любви, сей блаженный, отринул вся маловременныя страсти, поплева (презрел С. 456) земная, и искаше небесных и вечных, остави богатство, и возлюби велие нестяжание; твердо бо напечатленно в сердце своем имеяше оное Спасителя своего слово: иже  любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин; и иже не приимет креста своего, и вслед Мене не грядет, несть Мене достоин. (Матф. 10, 37, 38) Сей спасительный крест желая ревностно понести на себе празднуемый ныне преподобной, отец наш Ксенофонт, во дни же и в нощи выну (всегда, непрестанно С. 111) проливаше теплейшии свои слезы ко всещедрому Владыце; и кто исповесть, колико злопострада сей святый муж в животе своем от злых духов, во время пребывания, по отлучении от преподобного Варлаама Хутынского. Аще ли воззрим на пощение его и воздержание, которыми отсекаются страсти и которыми обезглавляем супостата, по слову апостола святаго; пост онаго мужа не можно обстоятельно описать, когда бо чрез два дни и три дни, овогда же и чрез всю седмицу не вкушаше, во время солнечного зноя жаждою истаеваше. Вот каков бе пост сего святого, вот коликое воздержание! Что на сие рекут нынешнии наши христиане образ токмо имущи благочестия, делы же благочестия отмещушиися (отвергающие С. 396), что рекут тии, им же среда и пяток якоже суббота, и неделя, и протчии дни, несть воздержания, несть поста, вся ядят ничто же сомнящеся (ничуть не задумываясь, не сомневаясь в чем-либо, не колеблясь, ни перед чем не останавливаясь С. 463) по обычаю иностранных христиан, а не правоверных? За сию столь добродетельную и ангелом подобную жизнь, прослави Бог угодника Своего даром чудотворения: беси от человек прогоняше, печальныя утешаше, обидимым помогаше, и бесчисленныя людям благодеяния творяше. Чтож убогия мы тебе отче преподобне Ксенофонте воздадим? Ничтоже, как токмо сию обрадовательную песнь, радуяся воспоем: Радуйся, преподобне Ксенофонте, подражателю святых ангел, радуйся, иже измлада к Богу прилепивыйся. Радуйся, возымевый пост, молитву и коленное преклонение; радуйся, стяжавый смирение и протчия добродетели; радуйся, сладоточныя молитвы благоуханное кадило, юже непрестанно Богу воссылал еси; радуйся, уме наслаждая благих мыслей. Радуйся, столпе терпения и нищеты, радучни (охотно, добровольно С. 536) маловременныя сласти жития сего отвергшийся, радуйся, удайяевыйся (побеждающий С. 749) всякия злобы; радуйся, небопарный орле, возлетевый мыслию к Богу. Радуйся, твердое великому Новуграду основа; радуйся, неисчерпаемый источниче чудес многих; радуйся, врач многоразличных недугов человеческих. Радуйся, заступниче обидимых и вдовствующих; радуйся, с верою приходящих к многоцелебной раце мощей твоих, неоскудныя милости подавая.

Но что мною! Никто же исповедати и похвалити по достоинству возможет, многая и великая дарования в тебе Божия, яже свыше ниспосылает Отец светов любящим добродетель и терпящим великодушно в сем мире многоразличныя беды и напасти! Блажен убо и преблажен великий Новуграде, яко такова светильника в себе стяжал еси, иже озаряет сетозарными лучами чудес своих. Благословеннии христиане, желательно, думаю, каждому из нас удостоити вожделенной части сего угодника Божия, преподобного Ксенофонта. Но чтоб нам оную получить, поревнуем непорочной и добродетельной его жизни, потечем тою стезею, ею же сей святый шествуя, достиже уготованная святым и праведным Богу, бессмертныя вечности, и тем самым приличное и славное памяти его составим торжество и достодолжную воздадим ему почесть. Возлюбим пост, воздержание, молитву, коленное преклонение и прочие святые добродетели. Будем приметатися (лежать у порога С. 497) выну (всегда С. 111) в дому Божии и поучатися в законе его день и нощь. Мир, плоть и дьявола поперем, страсти возненавидим, зависть отрынем (откинем С. 397), ненависть из сердец наших изженем (изгоним С. 214), язык от оклеветания ближняго, руце от хищения, очи от воззрения любострастнаго, нозе от течения на грехопадения воздержим и потечем оными яко елень (олень С. 172)  на источники водныя, во след празднуемаго ныне преподобнаго Ксенофонта. И чтоб нам с пользою успеть в сем богодухновенном подвиге, призовем его на помощь и пролием к нему теплейшии свои молитвы, отнюдуже (откуда С. 396) всем верно молящимся подает еже к полезному прошения. Сего ради вернии, иже торжествующие святую его память, сице (так, таким образомС. 602) помолящеся вопием ему. О любезная и священная главо! Преподобне отче наш Ксенофонте! Назирай свыше милостивно и молися Владыце всех милостивому и всещедрому, и всех благ подателю Богу о соблюдении державы Благовернаго Государя всея России, да подаст Ему многолетнее здравие, святые христианские веры в снабдение и утверждение; да сохранит царство Его от всех сопротивных врагов, цело и неврежденно и всегда, в тишине же и во упокоении, и во умилении всего мира, под наставником и правителем самем Господем нашим Иисусом Христом; его же славяще присно поклоняемся и почитаем, со безначальным Его Отцем и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки. Аминь.


Тропарь, глас 4

Пустыни явился еси доброе прозябение, отче преподобне, от юности бо чистое житие изволил еси, духовному учителю последуя, и того учением ум твой к Небесным вперив, в пустыню вселился еси, и в ней обитель создал еси, и стаду твоему премудр наставник показался еси, Великому же Новуграду похвала и утверждение; темже и Христос, яко пресветла светильника, чудесы обогати и прослави тя, Ксенофонте, отче наш, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак

Господним желанием распалився, и страсти плотские воздержанием отряс, Божественного света незаходимое светило явился еси, чудес лучами всех просвещаеши,  притекающих к раце мощей твоих, Богомудре Ксенофонте, отче наш, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Молитва

О преславне чудотворче, преподобне отче Ксенофонте, данною ти свыше благодатию различная источаяй чудеса, призри милостивно на предстоящия честней твоей раце люди и просящия сильныя твоея помощи, да твоими молитвами наставляеми,   маловременное  житие совершим богоугодне и ненаветно от козней лукаваго дьявола; и во исходе душ наших помози нам многогрешным избавитися воздушных мытарств и вечнаго мучения и да улучим твоим ходатайством небесная благая, яже святым уготованная, и прославим вкупе с тобою всех благих Подателя, Единаго всесильнаго в Троице Святей прославляемаго Бога Отца, и Сына и Святаго Духа и твое милостивное предстательство, ныне и присно и во веки веков. Аминь.