Интернет - дайджест


«Философскими пароходами» называют два рейса немецких пассажирских судов, доставивших осенью 1922 года из Петрограда в Германию, в Штеттин, видных представителей российской творческой интеллигенции — ученых, врачей, деятелей искусства и культуры, которых коммунистическая партия считала противниками советской власти.


Доклад протоиерея Геогрия Митрофанова «Православная Церковь и государственная власть в России: от «культурного сотрудничества» Февраля к антицерковным гонениям Октября» рассказывает об особенностях взаимодействия Священного Синода и Временного правительства в России между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года.


Ветхозаветные Заповеди Закона Моисея, согласно апостолу Павлу, имеют великое значение «до пришествия веры» в Спасителя Иисуса Христа. «Закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою; по пришествии же веры, мы уже не под руководством детоводителя» (Гал 3,24-25).


Чем больше человек возрастает духовно, тем он счастливее, считает архимандрит Андрей (Конанос).


Недавно я наткнулся на вопрос «Что Церковь может дать молодежи?». Я натыкаюсь на него (в разных вариантах) более менее постоянно — речь может идти не о молодежи, а ком-то еще, ну суть та же. Что мне может дать Церковь?


Можно ли просто сбежать в детство, и почему свобода становится грузом - размышляет священник Дионисий Костомаров.


30 сентября 2017 года в передаче «Церковь и мир», выходящей на телеканале «Россия-24» по субботам и воскресеньям, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион ответил на вопросы ведущей телеканала Екатерины Грачевой.


Какой чудовищный эксперимент совершила над собой Россия, поделившись на палачей и жертв, и почему память о новомучениках никак не приживается – размышляет главный редактор издательства «Никея» Владимир Лучанинов.


Если ты покопаешься в себе, то увидишь, какой была реальная причина твоих поступков, а ведь ты их объясняешь совсем по-другому. Копаться же надо не для того, чтобы ужасаться, а чтобы помочь себе – посмотреть на себя по правде.


Когда слышишь об обязанности любить, то, с одной стороны, чувствуешь, что нужно сделать что-то о-о-очень большое. А с другой стороны, возникает провокационный вопрос: «А что, собственно, делать?»