Все, что нужно знать о завтра, Господь уже сказал

Предстоящий экзамен, важный разговор или даже землетрясение – не повод беспокоиться заранее. Это вообще не повод для беспокойства. Как сделать так, чтобы мы перестали состоять из одних лишь тревог, размышляет архимандрит Андрей (Конанос).

Мы спешим навстречу собственной смерти

Ты часто беспокоишься? Я задавал этот вопрос множеству людей, большинство из которых с улыбкой отвечали: «Риторический вопрос, отче! Конечно, беспокоюсь! А ты разве никогда не беспокоишься?»

И пытаясь ответить на этот вопрос, я оказывался в затруднительном положении, потому что понимал, что и сам часто испытываю это чувство – чувство тревоги. Мы все постоянно тревожимся. И сейчас, перед эфиром, я с волнением думал, смогу ли провести беседу так, как надо. Да, и мне тревожно.

Приходишь в школу, видишь маленьких детей и понимаешь, что и они беспокоятся, находясь в постоянном напряжении. Даже школа – это постоянные гонки, неуверенность и паника.

Все мы тревожимся. Невероятно, но в современном мире это принимает масштабы какой-то эпидемии! Слышите? Эпидемии! Почему же так происходит?

Дело в том, что тревогу невозможно описать точными словами. Мы не понимаем до конца, что она собой представляет. Это чувство часто характеризуется как страх, неуверенность, беспокойство – в общем, крайне неприятное состояние, которое человек испытывает, если ему что-то угрожает или угрожало. Да, в том числе, если событие уже в прошлом. То, что произошло, камнем ложится на душу и давит. А если еще ничего не случилось, то мы боимся, что случится.

Если задуматься о том, куда все мы спешим, становится страшно. Мы спешим навстречу собственной смерти. Живем так, словно у нас в планах как можно скорее умереть. Не наслаждаемся жизнью, данной нам Богом, а постоянно несемся куда-то, ожидая увидеть что-то новое, другое, не такое, как сегодня или вчера.

Мы никогда не живем тем, что имеем сейчас

И вопрос здесь в следующем: когда мы научимся радоваться тому, что имеем сегодня? Когда начнем наслаждаться сегодняшним днем? То, чем мы обладаем сегодня, – это здесь и сейчас. И стремительно исчезнет через мгновение. Время летит. И в данный момент, когда я говорю эти слова, оно несется стремительно.

Как сказал мне один ученик в школе:

– Через пять минут звонок!

Я ответил:

– Видишь? Ты пока еще сидишь здесь и сейчас, а мысли твои уже витают в будущем, которое наступит через пять минут. При этом у тебя нет необходимости как-то планировать это будущее, что-то предпринимать, решать – ты просто не живешь настоящим, не живешь тем, что есть сейчас!

Настоящее постоянно ускальзывает от нашего внимания, мы живем в другом времени, между прошлым и будущим, теряя при этом настоящий момент. Например, сейчас второй час, но мысленно мы уже не в этом времени, час пятнадцать, а в завтра или послезавтра. Или вообще в том, что будет через месяц. Или год.

Мы несемся вперед, но не с конструктивным настроением, не с творческими планами, а с тревогой. Наше воображение не дарит нам радость, наоборот: мы утрачиваем способность радоваться жизни и начинаем болеть.

Например, сейчас ты с энтузиазмом планируешь что-то сделать, но когда берешься за это дело, то быстро теряешь весь энтузиазм, потому что начинаешь думать уже о следующих делах и задачах – тех, которые ожидают тебя завтра. И так – всегда.

Мы никогда не живем сейчас, здесь и сейчас. А ведь это, скажу я вам, самый надежный, самый безопасный отрезок времени. То, чем ты обладаешь сейчас, – единственное, что принадлежит тебе по-настоящему, потому что этому можно радоваться в данный момент. Наслаждаться Божиим даром – жизнью, – брать от нее всё можно по-настоящему только сейчас.

Но нас не покидает чувство тревоги, оно управляет нашей жизнью, загоняя ее в рамки между прошлым – старыми обидами и воспоминаниями – и будущим. Мы никогда не живем тем, что имеем сейчас. И так проходит вся жизнь. Годы летят, приходят болезни. И нет ни радости, ни наслаждения, ни душевного спокойствия, потому что мы не можем остановиться на настоящем моменте – остановиться, улыбнуться и сказать от всего сердца: «Слава Богу!»

Спрашиваешь, к примеру, у кого-то:

– Как дела? Все хорошо?

– Ну-у, можно сказать, что хорошо…

«Я волнуюсь, мне так плохо!»

Однако если ты живешь настоящим, то прекрасно понимаешь – у тебя все просто отлично, ведь в данный момент количество проблем явно не зашкаливает. Во всяком случае, все не настолько серьезно, насколько мы представляем себе, когда тревожимся о настоящем или будущем.

– Я волнуюсь, мне так плохо! – слышу я иногда.

– Почему? Я вот смотрю на тебя – мы спокойно сидим, разговариваем… Тебе холодно?

– Нет.

– Тогда, может быть, жарко?

– Нет, все хорошо.

– Тебе трудно дышать? Плохо себя чувствуешь? А может быть, хочешь есть?

– Нет.

– Тогда, может быть, тебе хочется пить?

– Нет.

– Значит, ты не голоден, пить тебе тоже не хочется, тебе не холодно и не жарко – то есть чувствуешь ты себя хорошо. Но может быть, тебя кто-то напугал? Какой-нибудь зверь, дикий зверь – лев, например, – или какой-то человек тебя преследует?

– Нет, все хорошо.

– Значит, и условия жизни у тебя хорошие, раз всего хватает. А если, предположим, кто-нибудь с другой планеты посмотрит на тебя издалека, то увидит живого, нормально одетого, сытого, здорового человека, который сидит и разговаривает. Но несмотря на это тебя не покидает ощущение тревоги, хотя в настоящий момент у тебя есть всё и никаких проблем.

– Да, я не знаю, как послезавтра сдам этот экзамен…

– Слушай, послезавтра – это послезавтра, оно может наступить, а может и не наступить. Да, возможно, ты и провалишь этот экзамен – если предположить самое худшее. Но сейчас, сейчас, пока мы разговариваем, что происходит?

– Нет, сейчас ничего не происходит, просто я думаю об этом экзамене и беспокоюсь, как он пройдет.

Видишь? Вот твоя проблема.

Сейчас все хорошо. У тебя все хорошо, но ты этого не понимаешь, не радуешься, а наоборот, будто специально ищешь повод для волнения и беспокойства.

И тебе в голову начинают приходить тревожные мысли о том, что будет через несколько дней, как сдашь экзамен, что случится с тобой через несколько лет, кто позаботится о тебе в старости, что ждет тебя после смерти, как будут жить твои дети, как быть с наследством…

 

Ты начинаешь беспокоиться до появления проблемы

Но когда, когда это произойдет? Сейчас? Прямо сейчас? Если бы ты воспринимал жизнь как дар Божий, то ценил бы только настоящий момент и думал лишь о том, что происходит сейчас. И любая проблема волновала бы тебя лишь однажды. В какой момент? Только в тот, когда она появляется. А сейчас чем ты занимаешься? Постоянно боишься того, чего еще нет, а может, и не будет. А когда все закончится, с удивлением подумаешь: и чего я так волновался? Но при этом каждый раз ситуация будет повторяться снова и снова.

Ты начинаешь беспокоиться задолго до появления проблемы и в итоге страдаешь в разы больше, чем этого хочет Бог. Да, Он попускает нам страдания, но тревога, беспокойство – это только наше безумие, наша глупость.

Тревога – это ложь, которую мы создаем сами, в которой сами живем и мучаемся. Господь не создавал тревог и беспокойства.

Да, Он посылает спасительные страдания, и в жизни неоднократно приходится терпеть болезни и лишения, а затем наступает смерть, которая ведет нас в рай. Бог попускает все это для того, чтобы в конце мы обрели радость – так же, как когда-то ее утратили.

Ведь эта радость была утеряна человеком ради удовлетворения собственного эгоизма, ради минутного наслаждения, повлекшего за собой страдание; и потому именно через страдание, через боль нам суждено приблизиться к Богу. Но тревога здесь ни при чем. Тревога – это не страдание, спасительное и посланное нам Богом для спасения.

Тревога – это мучения, которые мы причиняем себе и другим людям, страдая и старея раньше времени. Включи голову и приостанови воображение. Именно оно виновато в том, что тебе тревожно. Ты рисуешь воображаемые картины, создаешь какие-то сценарии, подозреваешь что-то – в общем, думаешь о том, чего еще нет.

Все, что тебе нужно знать о завтра, Господь уже сказал

Например, некоторые говорят: «Грецию ждет землетрясение». При этом даже сейсмологи не могут точно сказать, когда это произойдет, потому что не знают. А паника, вызываемая слухами, гораздо хуже самого землетрясения, которое продлится полминуты. Потому что вся страна теперь будет жить в напряжении и страхе и люди перестанут спать по ночам. И хотя точно пока никто не знает, будет землетрясение или нет, – пять недель, или пять месяцев, или еще дольше люди будут пребывать в состоянии постоянной тревоги.

Но это тупиковое состояние, оно ни к чему не приведет. А происходит это, потому что у нас нет веры. Если верить в Бога, то нет необходимости знать, что случится завтра, послезавтра, и волноваться по этому поводу.

Все, что тебе нужно знать о завтрашнем (и послезавтрашнем) дне, Господь уже сказал. Причем не просто о завтрашнем – он сказал, что будет в конце света, сказал о Своем Втором пришествии, дал тебе всю необходимую информацию для того, чтобы ты не беспокоился и знал: впереди – Царство Божие, впереди – Рай. Ну и на всякий случай тебе было сказано и о жизни без Бога, об аде, куда лучше не попадать. Вот сколько всего полезного поведал тебе Бог. А об остальном не сказал.

Почему? Потому что Он милостив, человеколюбив и прекрасно понимает людей, ибо и Сам был Человеком.

Если в тебе есть человечность, человеколюбие, ты никогда не будешь обременять других людей. Так и Бог нас не обременяет – не только осуждением или укорами, но и тем, что известно Одному Ему.

Потому что мы не в силах будем принять эту информацию. А поскольку Бог вовсе не хочет, чтобы мы тревожились и волновались, Он дает нам знать только то, с чем мы справимся.

Бог даже не сказал нам, когда будет Второе пришествие, потому что знает, что мы начнем паниковать. Но Он хочет, чтобы мы всегда были готовы к этому, и потому о Втором пришествии нам известно. Так что мы можем спокойно, смиренно и доверчиво подвизаться, готовясь к встрече с Господом. Если каждый день быть с Богом, то не беспокоишься о будущем.

Перевод Елизаветы Терентьевой

pravmir.ru