Соблюдение правил – ещё не воцерковление

Главное – понимать, что приход в Церковь не сделает вашу жизнь легче, наоборот, придется много трудиться и многое познать.

Большинство людей, приходящих к вере в сознательном возрасте, вступают в совершенно незнакомую церковную жизнь и часто с трудностями, разочарованиями и сомнениями проходят путь своего воцерковления. Это путь сокровенный, но в нем есть свои законы, без знания которых превращение в настоящего христианина может идти с ошибками и препятствиями. Как же правильно пройти его и обрести духовную опору? На эту непростую тему мы побеседовали с протоиереем Валерием Генсицким, благочинным Андреевского округа и настоятелем храма во имя Апостола Андрея Первозванного в г. Марксе.


Веруя сердцем

– Отец Валерий, вы давно в Церкви, с самого детства. Вы наблюдали времена и насильственного отторжения людей от веры, и возвращения их в Церковь, время активного воцерковления и время затишья, и даже духовного оскудения в православной среде. Какое время было лучшим?

– Если говорить о том, какое время самое лучшее, я отвечу – настоящее, оно и есть лучшее. Можно каждый день жаловаться, что все плохо, все не так, а можно сказать, что все хорошо, даже если были какие-то трудности, – все зависит от моего внутреннего мира. Надо всегда благодарить Бога за прожитый день, каким бы он ни был. Слава Богу за все!

Знаете, я же вырос на Украине, мое детство прошло рядом с Почаевской лаврой. Недалеко от неё, на границе с Белоруссией, находится знаменитая Брестская крепость, которая первой приняла на себя удар фашистов. А лавра – это православный форпост, всю свою историю она держит на наших западных границах оборону духовную.

Надо всегда благодарить Бога за прожитый день, каким бы он ни был

Помню, как мы ходили в лавру босиком почти за 10 километров. Дорога, мы называли её шоссейка, была вся усыпана мелкими камешками, идешь, подпрыгиваешь, ногам-то больно. Сандалии надевали, только подойдя к храму. Ночевали там же, в лавре, утром исповедовались, причащались и где-нибудь устраивали маленькую трапезу. Ничего в жизни не было вкуснее той трапезы: домашнего хлеба, помидоров, селедочки с картошкой.

В обратную сторону шли радостные, счастливые, расстояния не чувствовали, потому что ходили к святыне – Почаевской иконе Божией Матери, к мощам преподобного Иова Почаевского, его пещерке. После службы поднимались на колокольню, и после того, как монах отзвонит, мы, мальчишки, прижимались к языку большого колокола, он был еще теплым от ударов. До сих пор помню это живое тепло и свой детский восторг.

Протоиерей Валерий Генсицкий

Протоиерей Валерий Генсицкий

В наших краях сильного притеснения Церкви не было, все православные традиции чтили. Никогда мы не слышали на похоронах: «Земля тебе пухом», только – «Царствие Небесное». С этого и начиналась моя духовность, и вхождение в церковную жизнь было совершенно естественным. Люди в то время шли в храм, к Богу, сердцем понимая, что приходят к Отцу Небесному.

– А сегодня не так?

– Сегодня в храм приходят или через скорби, житейские трудности, или через просвещение, через книги. Дай Бог, чтобы те люди, которые пришли к вере через разум, уверовали и сердцем. Но большинство приходят с житейскими проблемами – операция, болезни, роды, сына в армию призвали, муж пьет, семейная жизнь не ладится и т. д. Они хотят от Церкви перемен в своей жизни, чтобы им стало легче, чтобы все наладилось. Поставят свечку и ждут, когда Бог исполнит их просьбу, даст успех, здоровье, деньги.

– Но разве это не естественно? У каждого человека есть свои материальные и житейские попечения. Не Бог ли Сам заповедовал: «Просите, и дано будет вам» (Мф. 7, 7)?

– Да, обращаться к Господу со своими нуждами – это естественно, но наши нужды не должны заслонять от нас лица Господнего. Наше обращение к Нему, наши молитвенные просьбы должны быть частью христианской жизни, а не её целью.

Обращаться к Господу со своими нуждами – это естественно, но наши нужды не должны заслонять от нас лица Господнего

Господь пришел на землю не ради того, чтобы всем хлеб раздавать, Он пришел ради нашего спасения. Христос мог творить сколько угодно чудес, но чудеса были редкими, потому что Он не этим хотел привлечь людей, а верой. Апостолы оставили все и пошли за Ним, хотя не понимали поначалу, о чем Он говорит, и встречали их везде не хлебом-солью, а палками и камнями. Они ничего от Христа не ждали и не просили, но встреча со Христом стала для них самым важным событием в жизни. Как и для наших бабушек.

Сегодня, к сожалению, приходят в храм с потребительским настроем, чуть ли ни как в магазин: «Я к Тебе пришел, Бог, а Ты меня не услышал. Значит, Бог не такой, я на Него обижусь!» Понимаете, есть разница между человеком, который чего-то хочет от Бога, и который хочет только Бога.

Борьба с самим собой

– Воцерковление – та стадия, которую проходит каждый человек, перешагнувший порог храма. Но человек может изучить правила церковной жизни и остаться лишь внешне церковным.

– Соблюдение правил – это ещё не воцерковление, если не иметь в душе мира, добра, любви. Беда в том, что человек часто думает о себе, что раз он ходит регулярно в храм, то он «не таков, как прочие люди». Вот это моё «я» мешает видеть бревно в своем глазу, а соринку в чужом замечать. Отстоять службу, вычитать правила, перечислить на Исповеди свои грехи – это все чисто внешние действия. Подлинный духовный труд – это борьба с самим собой.

– Как понять – правильно я иду или не правильно? Мне кажется, у меня получается не совсем правильно.

– Это хорошо, что вам так кажется. Значит, вы ищете свой путь, пробуете, пусть даже и ошибаетесь. Чтобы идти правильным путем, надо читать Евангелие, святых отцов, они подсказывают, уберегают от ошибок.

Главное – понимать, что приход в Церковь не сделает вашу жизнь легче, наоборот, придется много трудиться и многое познать. Я и сам с открытым ртом слушаю умных людей, Господи, сколько я еще не знаю!

Желать этой встречи

– Отец Валерий, каждому ли человеку дано встретиться с Богом? Возможно, Господь открывается не всем?

– Каждому, только надо желать этой встречи. Есть известная притча о том, как утопающий ждал спасения от Бога и не принял её от спасателей, и утонул. А ведь этих людей Бог ему посылал.

А вот случай из моей священнической практики. Это было 20 лет назад, я служил в Ртищеве, и меня позвали освятить небольшой магазинчик. Мы пришли с певчими, начали молиться, с нами был хозяин с двумя продавцами. Вдруг в магазин заходит мальчик по какой-то надобности. Хозяин замахал на него руками: «Уйди, уйди, не мешай, у нас здесь дело серьезное». Мальчик как-то сник и вышел вон. Магазин освятили, я поздравил его владельца и говорю: «Зря мальчика выгнали, может, это Христос приходил!» Вы бы видели лицо хозяина! Он очень расстроился, набрал шоколада, кинулся за ребенком, а его уже нет. Может, Господь послал этого мальчика, чтобы меня проверить, или этого человека, который решил освятить свой магазин? Не знаю, но мы оба совершили ошибку, я ведь тоже растерялся. Столько лет прошло, не могу без слез вспоминать этот случай. Так что мы не знаем, где нам Господь откроется.

– И можем проморгать эту встречу…

– Можем. Надо всегда и везде быть готовым к ней. Впервые я почти нелегально попал в Иерусалим, но случилось чудо, и я служил вместе с русскими и греческими священниками в храме Воскресения Христова прямо в Кувуклии. Знаете, у меня в тот момент было состояние невесомости, все земное ушло, я растворился в счастье. Думаю, в те минуты я был с Богом.

Окрыленный такой радостью, в следующий приезд я уже чувствовал себя героем… и даже в храм не попал! Не хватило для меня облачения – было так обидно! Со мной матушка приехала, 20 моих прихожан, надеялся их сам причастить, и ничего не вышло. Но я понимал, что Господь меня высоко поднял в первый приезд, а теперь смирил. Потом мы поднялись на гору Искушения, там стоит маленький храм, и монах предложил мне прочитать Евангелие. Я вхожу в алтарь, беру Евангелие, и меня как будто облако накрыло, как на Фаворе. Чувствую, что плачу и не могу читать. Люди поняли, что со мной происходит, замерли, через рыдания я кое-как дочитал. Уверен, что Господь опять меня посетил и, как ребенка, сначала усмирил, чтобы я особенно не возгордился, потом утешил, погладил по голове.

Бог на тебя смотрит

– Отец Валерий, нередко церковная жизнь людей превращается во что-то привычное, даже рутинное. Нет духовного подъема, уходит радость, которая была в начале воцерковления. Как преодолеть это состояние?

Подходить к Чаше надо, как к горящему огню

– Вот бы в него не входить! Привыкать к храму, к радости Причастия нельзя, это трагедия, особенно для священника. Я об этом на Исповеди батюшкам говорю. Подходить к Чаше надо, как к горящему огню, и ты сам, как сено, можешь сгореть в этом огне. С таким трепетным чувством и сознанием своей немощи надо приступать к этому величайшему таинству. Причащайся, как первый раз, или даже как в последний – вдруг этого больше не случится в твоей жизни?

– А если такого состояния нет, что может помочь?

– Наверное, страх Божий и любовь к Богу. Я часто возвращаюсь в свое детство и вспоминаю чувство постоянного присутствия в своей жизни Бога, такое же естественное, как присутствие мамы. Раньше у всех в домах был передний угол с иконами и горящей лампадкой. Это место было свято. Ты к нему подходил с трепетом, молился и знал, что Бог на тебя смотрит.

С протоиереем Валерием Генсицким
беседовала Ольга Стрелкова

pravoslavie.ru