Теория эволюции: взгляд науки и христианской традиции

Одной из самых актуальных тем в научно-богословских дискуссиях и полемиках является тема эволюции. Диалог науки и христианской религии в этом довольно проблемном поле иногда часто бескомпромиссен и неуступчив, но тем не менее точки соприкосновения в этом диалоге присутствуют.

Одной из сложных задач в этой многомерной сфере является согласование конкретных дефиниций и структур категориального аппарата, который будет использоваться при обмене мнениями. Сам термин «эволюция» весьма сложен для определения, так как в нем заключаются естественно-научные и философско-мировоззренческие аспекты. 

Обычно под эволюцией понимают качественные изменения форм материи, которые приводят к более высокой степени организации материальных объектов. При анализе эволюционного процесса в биологии речь также может идти об успешной адаптации и эффективном функционировании при определенных условиях, что не всегда приводит к повышению уровня организации (например, при деградации ряда паразитов). 

Под эволюцией понимают качественные изменения форм материи, которые приводят к более высокой степени организации материальных объектов

Широкое обсуждение эволюционного процесса началось в XIX–XX вв., но исторически оно было известно еще со времен античности: «Всё течет, всё движется, и ничего не пребывает», – говорил Гераклит Эфесский. Эволюционные идеи высказывал и другой древнегреческий философ – Эмпедокл из Акраганта. В науку этот термин вошел благодаря английскому естествоиспытателю М. Хейлу в 1677 г. В середине XIX в. трое знаменитых соотечественников М. Хейла – философ и социолог Г. Спенсер, геолог Ч. Лайель и биолог Ч. Дарвин – дали развитию эволюционизма масштабное направление, благодаря которому он стал основным принципом в биологии, космологии, антропологии, философии истории и культуры того времени, но эволюционный отголосок жив в научной картине мира и по сей день.  

Ч. Дарвин

С самого начало своего бытия эволюционизм столкнулся с проблемой, которая ясно обозначалась даже при беглом обзоре этой теории, – вопрос экспериментального подтверждения или опровержения фактов. Ученый палеонтолог К. Ю. Еськов замечал по этому поводу: «Непосредственно в прошлое заглянуть невозможно, машина времени – это несбыточная мечта человечества. Любые наши суждения о прошлом лишь более или менее вероятные предположения… Поэтому вначале нам следует решить для себя принципиальный вопрос: познаваемо ли прошлое вообще? При этом необходимо признать, что на логическом уровне проблема неразрешима, то есть это вопрос не разума, а веры». 

Однако если исследователь, руководствуясь исключительно рациональным мышлением, желает реконструировать прошлое как ряд событий и процессов, ему неизбежно придется ориентироваться по крайней мере на два принципа: униформизм и «бритва Оккама». Первый утверждает непреложность и универсальность законов как прошлого, так и настоящего, второй из конкурирующих гипотез выбирает самые простые, являющиеся в данном случае синонимами правдоподобным. 

Современная наука говорит о хаотичных, внезапных изменениях в характере протекания физических процессов при организации неживой материи. Появление жизни, развитие ее сложных форм, с точки зрения современной концепции естествознания, происходило как минимум скачкообразно, пунктирно. При этом более сложные биологические и физические формы оказывались трудносводимыми или несводимыми вовсе к менее низким иерархическим структурам. Ученые физики говорят о неизбежности искажения или полной потере информации при фазовых переходах, что также затрудняет концептуальное оформление эволюционных сценариев. 

В.М. Бахир и создатель Единой Квантовой Релятивистской Теории Фундаментального Поля (ТФП) физик-теоретик И.Л. Герловин. Ленинград, 1984 г.

Вопрос информационного поля материального объекта также является весьма интересным в дискуссии между представителями эволюционизма и креационизма. Информационное поле рассматривается как внутренняя сфера, способная хранить информацию об объекте, в то время как силовые поля переносят внешнюю информацию от объекта к объекту при взаимодействии. Хотя вопрос об экспериментальной проверке данной гипотезы по сей день не решен, уже имеются некоторые научные предпосылки в ее пользу. В концепции И. Л. Герловина роль информационной структуры играет вложенное подпространство, которое, проецируясь на трехмерный мир, порождает элементарные частицы с определенными свойствами. Но в любом случае это будет объективная реальность, существующая в природе. И сегодня у ученых нет методов изучения этой реальности. 

Если принять за постулат существование информации как некой субстанции, то концепция креационизма будет рассматриваться следующим образом: живая материя появилась под внешним управляющим воздействием некой объективно Существующей Реальности, которая на сегодняшний день недоступна экспериментальным исследованиям. 

Итак, в парадигмах креационизма и эволюционизма возникновение жизни рассматривается как создание информационного кода или возможности хранить информацию. При этом считается, что до возникновения жизни информации как таковой не существовало. Но вопрос «Кто является источником информации, какой ее конкретный генезис?» наукой не решен до сих пор. Здесь эволюционизм заходит в логический тупик. Также об эволюции нельзя говорить не затрагивая феномен времени. В научном сообществе нет единой дефиниции относительно того, чем является время, и в связи с этим нельзя говорить о эволюционной картине как «окончательно истинной». 

Ряд православных богословов, придерживающихся точки зрения, что научному знанию доступна только область эмпирического бытия человека в мире после грехопадения, являются сторонниками принципиально иного подхода к разрешению проблемы соотношения между богословием и эволюцией. Этот подход получил условное название «богословие кожаных риз» или альтеризма. Этот подход имеет истоки в русской философской традиции. Еще в начале XX века русский философ Е. Н. Трубецкой писал в своей работе «Смысл жизни»: «Коллизия между наукой и христианским откровением здесь призрачна по той причине, что откровение и наука в данном случае трактуют о разных планах бытия. Все утверждения откровения о вселенной до грехопадения относятся к такому ее состоянию, где весь космический строй был иной. Там действовали законы природы, отличные от тех, которые обнаруживаются данными нашего научного опыта». 

Альтеризм опирается на специфическую интерпретацию стиха Бытия 3: 21: И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их. Священник Олег Мумриков пишет: «Не отвергая буквального смысла этого текста, отцы и учителя церкви указывают на глубокий символический и онтологический смысл этого высказывания: облаченный в кожаные ризы после нарушения повеления Божия человек принимает “звериное естество”, его тело становится смертным, как тело других живых существ». 

Епископ Василий (Родзянко)

В этом подходе ключевым является сам момент облачения в кожаные ризы, который подразумевает трансформацию всего тварного мира. Различные версии подобного подхода в свое время высказывались епископом Василием (Родзянко), священником Сергием Соколовым, Ф. Шеррардом, К. Найтом. Так, еще Ф. Шеррард назвал падение низвержением «в материальную пространственно-временную вселенную», которое, с точки зрения К. Найта, произошло «вне нашей эмпирической временной длительности и нашего настоящего биологического состояния». 

В итоге вся история вселенной, какой знает ее наука (или эволюционная история в версии А. У. Храмова), является результатом грехопадения. Следовательно, только после падения возникает всё то, что открывает современная научная космология о Вселенной, а также современная эволюционная биология. Только после падения человек оказывается звеном в эволюционной цепочке. В результате, как указывают сторонники этой концепции, наука может свободно продолжать изучать тварный мир как результат грехопадения человека и не может проникнуть в мир до грехопадения, а богословие может развиваться совершенно независимо от каких-либо утверждений ученых в настоящем и будущем. 

Только после падения возникает всё то, что открывает современная научная космология о Вселенной, а также современная эволюционная биология

В середине XIX в. коллега Ч. Дарвина А. Грей с воодушевлением воспринял эволюционную гипотезу как способ сотворения Богом всего многообразия живых существ. Этот подход получил дальнейшее развитие в западной богословской мысли и был воспринят православными российскими мыслителями, такими как митрополит Иоанн (Вендланд), протоиерей Александр Мень, протоиерей Глеб Каледа и др. Однако сегодня по мере обострения дискуссии и отстаивания строгой ортодоксальности данную точку зрения отваживаются публично отстаивать немногие православные богословы. 

При построении той или иной концепции теистической эволюции ее сторонники вынуждены признать, что научное знание, в частности эволюционная биология, раскрывая истину о природе и человеке, оказывает влияние на понимание ряда богословских доктрин. Так, например, теистический эволюционизм с неизбежностью требует ухода от буквально-исторического истолкования первых глав книги Бытия, поднимает вопрос о наличии биологической смерти в мире до появления человека, страданий и хищничества в животном мире и т. д. Вопрос об эволюционном происхождении человека ставит еще более острую проблему – проблему существования исторического Адама, и в связи с этим – надежности одной из основных богословских концепций параллели между ветхим и новым Адамом. 

Этот подход предполагает, что эволюционное объяснение жизни должно восприниматься как избранный Богом способ создания жизни из неорганической материи и усложнения жизни. Библия не говорит нам, как давно жизнь возникла на Земле. Она настаивает на том, что всё живое имеет свое происхождение из рук Творца. Каковы пути осуществления Богом Своих намерений – эти вопросы находятся вне Откровения, наука же особенно занята именно такими вопросами.

К. Ранер

В то же время вопрос о том, когда осуществился переход от животного к человеческому состоянию, оказывается довольно неопределенным. Еще в 1965 г. католический богослов К. Ранер указывал, что «эмпирические свидетельства внешней биологической формы жизни могут показывать весьма постепенные переходы между животным и человеком, что в этом отношении вероятно будет невозможно вообще достичь успеха в указании конкретно и безошибочно, где проходит разделительная линия между животным и человеком». 

Священное Писание не говорит нам о временных интервалах и дает нам некоторую свободу рассуждать о каком-то периоде времени между творением Богом человеческого тела и его одушевлением. Этот взгляд принимается как некоторая модель примирения христианского взгляда на мир и человека с эволюционной биологией. Еще на одно примирение указывал протоиерей Глеб Каледа, будучи ученым-геологом, доктором геолого-минералогических наук, он писал: «Язык человека слишком беден для того, чтобы описать величайшие картины космических явлений, которые представлялись духовному взору автору “Бытия”. Целые группы животного и растительного мира были тогда совершенно неизвестны, не было никаких точных данных о строении Земли, вещества, Вселенной, а поэтому библейское описание сотворения мира не могло быть изложено в точных (с современной точки зрения) выражениях: в ней говорится о некоторых важнейших группах животных и растений, известных человечеству на заре его истории. При разборе библейского текста следует иметь в виду также изобилие образных и символических выражений, которыми восполняется недостаток средств для описания картины мира, видимой только духовным взором пророка». 

Священное Писание не говорит нам о временных интервалах и дает нам некоторую свободу рассуждать о каком-то периоде времени между творением Богом человеческого тела и его одушевлением

Коснемся некоторых научно-логических провалов классической теории эволюции. В эволюционной науке жизнь зарождается самопроизвольно. На вопрос «Почему?» ответ эволюционной теории – потому что так могло быть, существует такая вероятность. Но в целом если в природе существует определенная вероятность развития тех или иных событий, то это вовсе не обозначает, что они именно так и будут развиваться. 

В биологии до сих пор достаточно авторитетной считается эволюционная концепция академика А. И. Опарина, которая предлагает следующий механизм зарождения жизни на Земле: на нашей молодой планете в самом начале ее существования происходила серия активных геологических процессов (извержения вулканов, тектонические сдвиги, громы, молнии и т. д.). На Земле, покрытой водой, природные вещества при взаимодействии с другими хаотичными сложными процессами начали производить молекулы ДНК. Во главе угла – исключительно случайный процесс, растянутый на миллионы лет. Согласно этой теории, после образования ДНК началось и зарождение жизни.  

А. И. Опарин

Как мы видим, в эволюционной теории есть так называемая магия больших чисел, но для законов физики и биологии она не существует. Для природных законов один день или миллиард лет – равнозначные понятия. Для реализации определенного закона время не имеет значения. Также следует обратиться ко второму закону термодинамики. Атомы, которые плавают в так называемом первобытном состоянии, сами по себе не могут образоваться в такие сложные биологические формы, как ДНК. Если даже допустить возможность каких-либо сложных соединений, то при них молекулы мгновенно разваливаются, если нет какой-то внешней силы, которая будет их поддерживать. Но этого мало. Нужна питательная среда обитания, чтобы эти молекулы существовали. Любые процессы идут с поглощением энергии, и процессы образования молекул не исключение. Энергия на Земле существует в виде солнечной энергии или иной тепловой. Для передачи энергии требуется определенный механизм, у растений – это хлорофилл. Он поглощает солнечную энергию и преобразует ее в растительную. В хлорофилле этой функцией занимаются митохондрии, т. е. получается замкнутый круг – в эволюционной теории только что зарожденная жизнь поддерживается уже жизненными образованиями, которые как-то образовались раньше, но по эволюционной логике это уже не представляется возможным. «В рамках дарвиновской эволюции внезапное явление нового биологического таксона можно объяснить, но только задним числом. Объяснение задним числом – это такое специфическое занятие, которое практически всегда заканчивается полным успехом. А вот если отбросить все эти объяснения задним числом, то мгновенное появление нового таксона в палеонтологической летописи гораздо больше походит на сотворение, чем на эволюцию», – замечает исследователь И. Рухленко. 

В целом парадигма Ч. Дарвина зиждется на двух базисах – мутация и естественный отбор. Следует сразу отметить, что о мутации и естественном отборе можно говорить в том случае, если живые организмы уже существуют, как раз с теорией о происхождении жизни в дарвинистской концепции, как мы видим, логические провалы. Один из главных аргументов эволюционистов в пользу мутации – это развитие эмбриона. Он формулируется следующим образом: эмбрион в своем развитии повторяет свое прошлое существование. Если это эмбрион человека, то можно увидеть, что вначале он похож на головастика, потом у него почему-то образуется клюв, потом он исчезает – иными словами, за девять месяцев каждый из нас проходит путь в миллиард лет эволюции. 

В классических учебниках биологии, особенно в школьных, приводятся картинки эмбрионов человека и некоторых эмбрионов других живых существ, имеющих некоторую схожесть с человеческими эмбрионами. На этом основании делается вывод о мутации. Эти корреляции даже в современной науке кажутся странными. Но у эволюционистов есть еще один аргумент – рудиментарные органы человека, по их мнению, показывают связь с более далекими предками из животного мира. В XIX в. медицина насчитывала около 130 рудиментарных органов в человеке, сейчас их насчитывается менее десяти. То, что раньше считалось ненужным, оказалось важным в организме человека. Например, аппендикс и щитовидная железа считались в XIX в. ненужными органами, но медицина доказала, что это далеко не так. Копчик рассматривался как остаток бывшего хвоста, а теперь науке известно, что это неотъемлемая часть человеческого позвоночника. По сути, никаких рудиментарных органов в человеческом организме нет, есть те, которым еще не найдено функциональное применение. Само по себе эволюционное образование особей (в том числе и человеческих) предполагает наличие промежуточных видов, но до сих пор еще не найден промежуточный вид эволюции не только обезьяны в человека, но и других живых существ. 

Образование особей предполагает наличие промежуточных видов, но до сих пор еще не найден промежуточный вид эволюции не только обезьяны в человека, но и других живых существ

Что касается естественного отбора, то Ч. Дарвин считал, что более сложное существо (которое мутировало в ходе эволюции) имеет более высокую приспособляемость и сильнее в естественном отборе. Человек – сложное биологическое существо, но он менее приспособляем к окружающей действительности, чем, например, бактерии в кислотных или щелочных средах, которые могут существовать при температуре 100 градусов по Цельсию. У бактерии, таким образом, нет стимула усложняться для более успешного выживания. Человек гораздо менее надежен, чем бактерия. Поэтому если уж говорить о естественном отборе и об эволюции в сторону приспособляемости, то она должна идти от человека к бактерии, а не наоборот.  

Если уж говорить о естественном отборе и об эволюции в сторону приспособляемости, то она должна идти от человека к бактерии, а не наоборот

Способна ли материя самоорганизоваться и усложняться без внешних импульсов? Этот вопрос является ключевым в дискуссиях между классическими эволюционистами и креационистами. Для попытки решения этого вопроса в научном ракурсе необходимо обратится к термодинамике – разделу физики, изучающему соотношение и превращение различных форм энергии. 

Согласно первому началу термодинамики, энергия не возникает из ничего и не уничтожается, но переходит из одного состояния в другое. При трансформации происходит «потеря» энергии в виде рассеянного тепла. Например, энергия солнечного света в процессе фотосинтеза превращается в энергию химических связей, далее ее можно «добыть» из древесины или каменного угля, которая может быть обращена в тепловую, световую, электрическую и т. д.  

Второе начало термодинамики (о котором упоминалось выше) утверждает, что структура любой системы, которая закрыта для поступления энергии, неизбежно разрушается. Абсолютно закрытых систем в природе не существует. Планета Земля, любой живой организм являются типичными открытыми системами. Иными словами, согласно второму началу термодинамики, для поддержания функционирования системы необходимо постоянно затрачивать энергию, поступающую извне. Этот термодинамический закон часто используется критиками эволюционной теории для того, чтобы показать, что развитие природы в сторону усложнения невозможно. Чтобы природную систему (материю) поддерживать в нужном состоянии, а тем более ее развивать, необходимо вкладывать помимо энергии вещество и информацию, иначе она будет деградировать. 

В данной таблице приведены четыре условия жизнедеятельности материи и показано отсутствие некоторых механизмов развития в эволюционных системах.

Таблица 1

 

Реальные системы

Эволюционные системы 

Критерии

(условия)

Растущее растение

Строящиеся здания

Первая живая клетка

Популяция сложных организмов

Открытая развивающая система

Семя

Строительные материалы

Сложная неживая молекула

Популяция простых организмов

Доступная первичная энергия

Солнце

Солнце

Солнце

Солнце

Направляющая программа

Генетический код

Чертежи

?

?

Механизм преобразования энергии

Фотосинтез

Люди-строители

?

?

Очевидно, что два последних условия – направляющая программа и механизм преобразования энергии в процессе естественной самоорганизации – отсутствуют, и попытки допустить, что эти процессы были запущены совершенно случайно и выстроились удивительно гармоничным образом при организации биологической жизни, будут выглядеть крайне абсурдными. 

Таким образом, атеистическая теория эволюции стремится слишком многое допустить в вопросах возникновения жизни, но эти допущения при внимательнейшем разборе не выдерживают ни научной, ни логической критики. Хотя научный метод иногда аргументированно и пытается доказать обоснованность эволюционизма. Сам же Ч. Дарвин не позиционировал свою эволюционную концепцию как истину в последней инстанции, он и называл ее всего лишь гипотезой и не пытался придать ей атеистический окрас (сам он был верующим человеком), за него это сделали его последователи и ученики. 

monastery.ru

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Вернадский В. И. Проблема времени в современной науке// Биосфера и ноосфера. – М., 2008. 

  2. Герловин И.Л. Основы теории всех взаимодействий в веществе. – Ленинград, 1990. 

  3. Гоманьков А. В. Библия и природа: эволюция, креационизм и христианское вероучение. – М., 2014.

  4. Еськов К. Ю. Удивительная палеонтология: история Земли и жизни на ней. – М., 2008.

  5. Каледа Г. прот. Библия и наука о сотворении мира (опыт естественно-научного толкования книги Бытия). – М., 1997.

  6. Константинов М. Ю. О корректности согласования или противопоставления библейской и научной картины мира (Электронная версия).

  7. Моррис Г. Библейские основания современной науки. – Спб., 1995.

  8. Мумриков О., свящ. Концепции современного естествознания: христианско-апологетические аспекты. – М., 2014.

  9. Рухленко И. Что ответить дарвинисту? Ч. 1. – М., 2016.

  10. Трубецкой Е. Н. Смысл жизни. – Берлин, 1922.

  11. Храмов А. Теистическая эволюция и дарвинизм: от войны к миру // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2015. № 4 (33).

ИНОСТРАННЫЕ ИСТОЧНИКИ

  1. Knight Ch. The Fallen Cosmos: An Aspect of Eastern Christian Thought and its Relevance to the Dialogue between Science and Theology // Theology and Science. 2008. Vоl. 6. Iss. 3.

  2. Rahner K. Hominisation. The Evolutionary Origin of Man as a Theological Problem. – N. Y. 1965.