Паломничество отличается от туризма, как пост от диеты

Клирики Русской Православной Церкви поясняют, в чем отличия между туризмом и паломничеством, и называют свои любимые маршруты.

Паломничество называют духовным туризмом. Для православных посещение святых мест – это способ соприкоснуться с историей, пройти путями мучеников и страстотерпцев, чтобы очиститься душой и укрепиться телом.

В рубрике «Ответ священника» мы попросили клириков Русской Православной Церкви пояснить, в чем отличия между туризмом и паломничеством, и назвать свои любимые маршруты.

Иеромонах Анастасий (Байков), руководитель Экскурсионно-паломнической службы Псково-Печерского монастыря:

– Паломник от туриста отличается целью поездки. Паломник – это, как правило, воцерковленный человек, который едет за благодатью, общением с духовниками, богослужением, вдохновляющими на духовную жизнь историями святых. Он хочет «подзарядить свою духовную батарейку», получить совет, осмыслить какие-то вещи, получить помощь от Бога. И не факт, что он собирается в этой поездке отдыхать. Он может, например, потрудиться в каком-нибудь монастыре. При этом уедет отдохнувшим лучше, чем если бы отдыхал две недели на Бали. Ему Господь силы дает.

Турист едет за отдыхом, впечатлениями, новыми открытиями, что, в принципе, не мешает ему с такой мотивацией заехать в какой-нибудь храм или монастырь. Может, он даже интуитивно тянется к чему-то древнему, правильному, святому.

Нужно помочь такому туристу прийти к Богу. Одна поездка в храм или монастырь, одна экскурсия может перевернуть всю жизнь человека. Это очень удобная ситуация для разговора о Боге. Человек вырвался из повседневной суеты, обратил на нас внимание на несколько часов, а то и на несколько дней. Нужно позаботиться, чтобы это время было наполнено для человека открытиями, касающимися Бога, Церкви, духовной жизни, жизни верующих людей.

Одна поездка в храм или монастырь может перевернуть всю жизнь человека

Чтобы помочь верующему экскурсоводу, сопровождающему людей в храме или монастыре, рассказать о Боге, мы с Патриаршим советом по культуре готовим методическое пособие. В пособии экскурсовод найдет примеры раскрытия основных тем о православии и рекомендации по тому, как эти темы вводить в свои экскурсии. Отдельно будут даны рекомендации, как помочь туристу сделать первые шаги на пути воцерковления, если ему это интересно. Так что поездка в храм или монастырь и для туриста, и для паломника может принести большую пользу.

Псковская земля для меня – новый дом. За то недолгое время, что здесь живу, полюбил ее древнюю историю, святыни, живописную природу северо-западной Руси, старинные крепости, добродушных монахов и священников, предание выдающихся старцев. Поверьте, жить здесь или хотя бы приехать сюда ненадолго, дорогого стоит. Есть здесь что-то такое, чего не найдешь в Москве и Санкт-Петербурге.

Любимый маршрут у меня Псков–Изборск–Печоры–Талабские острова. Сначала без особого энтузиазма согласился на приглашение моих друзей из Сретенского монастыря туда поехать. А потом эта поездка изменила всю мою жизнь. Просил у местных святых благословить, если есть на то воля Божья, на служение. Поступил в тот же год в Сретенскую семинарию. И куда поехал служить после ее окончания? Правильно – к тем самым святым.

Иеромонах Димитрий (Першин), председатель Миссионерской комиссии при Епархиальном совете г. Москвы, скаутмастер и методист Братства Православных Следопытов:

– Уже третье десятилетие мы сочетаем паломничество и туризм, проводя походы с молодежью и подростками из Братства Православных Следопытов. За эти годы прошли маршруты на северокавказском плато Лагонаки, в Хибинах, в западносибирском Кузнецком Алатау, на Камчатке, под Костромой и в Орловском полесье. Но, пожалуй, самыми запоминающимися были паломничества по Ликийской тропе из Антальи к храму святителя Николая Чудотворца в городе Демре и поход по пустыням Израиля с посещением монастыря святого Саввы Освященного, музея Кумранских пещер с последующим причащением в храме Гроба Господня в Иерусалиме.

В этих программах мы заранее планируем три смысловых кульминации: туристическую, культурную и духовную. Большую часть походов посвящаем памяти новомучеников и исповедников Российских, стараемся увековечить их память, снять передачи для православного телеканала, посетить места их подвига. В Петропавловске-Камчатском, например, после похода второй категории сложности на Плоский Толбачек и Безымянный мы посетили экспозицию памяти исповедника Нестора Камчатского, а затем крестили юного разведчика из местной скаутской дружины и вместе с ним приняли участие в Божественной литургии в кафедральном соборе. Образ жизни православных следопытов в походе сопоставим с образом жизни апостолов в общине Христовой: забота друг о друге, длинные переходы, молитва, чтение Слова Божия, постоянное самопреодоление и внутренний труд. Эти походы перепахивают внутренний мир ребенка или подростка так же, как в древности пешее паломничество обновляло сердца христиан, уходивших в неизвестность на долгие недели, месяцы, а то и годы. Туристский навык подсчета так называемых «паршагов» – пар шагов на протяжении перехода – дающий возможность оценить пройденное расстояние и надежно привязаться к местности, оказывается полезным и в том, чтобы овладеть умением сочетать в уме Иисусову молитву с мерным пешим движением по тропе. Я этому специально не учу, но об этом говорят сами дети.

Эти походы перепахивают внутренний мир ребенка так же, как в древности пешее паломничество обновляло сердца христиан

Следопытская педагогика кардинально отличается от привычной – воскресношкольной, семейной, классической туристской или военной. Ребята идут не поодиночке и не единым отрядом, но по патрулям – малым командам по 4–6 человек в каждой. И в каждом патруле у них есть походник, повар, костровик, летописец, пономарь, санитар, сапер и даже казначей. А ведет их за собой их старший сверстник – патрульный. Это означает, что, во-первых, отнюдь не взрослые организуют для детей питание, проживание и программу – они все это делают сами, а во-вторых, что отнюдь не, скажем, повар, как рабыня Изаура, ежедневно готовит еду и оттирает каны, и отнюдь не пономарь читает за всех утренние и вечерние молитвы. Нет, все это делают по очереди дежурные, а повар и пономарь в этом случае становятся мастерами еды и молитвы, знающими рецепты и правила и способными помочь каждому в том, чтобы каша не пригорела, а молитва была найдена в молитвослове. Иными словами, они проходят своеобразную аскетическую школу и, что самое главное, учатся быть самими собой. Не подчиняться авторитету взрослых, но решать свои задачи самостоятельно в свете евангельской любви. Поэтому я сам крайне редко участвую в паломничествах. Мне гораздо интереснее пройти этот путь вместе с теми, кому, по слову Виктора Цоя, уготован «голубых небес навес» и, уже по слову Александра Галича, храм, «где с куполом синим не властно соперничать небо».

Иерей Алексий Твердов, настоятель храма во имя пророка Божия Илии с. Большое Ивановское и храма Покрова Пресвятой Богородицы с. Никоновское, Раменский район:

– Туризм от паломничества отличается, прежде всего, целью. В первом случае мы стремимся отдохнуть, получить новые впечатления, может быть, узнать что-то новое, развлечься. Паломничество же несет в себе смысл некоего труда, а в прошлые времена, когда не был так развит транспорт, даже подвига. Этот труд посвящен Богу. Кто-то усиленно молится, кладет поклоны, другой постится, третий творит милостыню, а кто-то пытается получить благодать, открыть для себя Бога в паломничестве.

Туризм от паломничества отличается, прежде всего, целью

Моим любимым маршрутом паломничества является Дивеево. Серафимо-Дивеевский монастырь я посещал ребенком с родителями, а позже с супругой. Это место особой милости Божией, заботы Царицы Небесной о нас, какой-то открытости духовного мира и пасхальной радости.

Священник Константин Белый, настоятель храма святых Жен-Мироносиц города Пскова:

– Современный туризм богат разновидностями: от пляжного и культурного вплоть до промышленного и приключенческого. Как правило, в него включают и религиозный туризм, однако не уверен, что этот подвид и христианское паломничество – суть одно и то же. Туризм, как ни говори, связан, прежде всего, с поиском новых ощущений и впечатлений. Это, если хотите, попытка дать телу и душе полноценный отдых, найти за границами будничной реальности то, чего человеку не хватает: кому-то покоя, кому-то погружения в культуру, а кому-то и острых ощущений. Но главное здесь – получить какие-то блага, утолить жажду по ним. И в этом нет ничего плохого, если, разумеется, при получении таких благ турист не нарушает заповедей Христовых. Помню, как я, учась в университете, и сам любил за минимальные средства путешествовать по разным городам, открывать мир вокруг. Да и сейчас мы с моей любимой супругой с удовольствием куда-нибудь выезжаем. Пусть это получается нечасто, но, уверен, совместный активный отдых необходим каждой семье.

При этом любому христианину (как и любой семье), на мой взгляд, помимо туризма необходимо паломничество. Не «религиозный туризм», а именно паломничество. Разница, пожалуй, в том, что в нашем секуляризированном мире отношение к Богу, вере, Церкви, увы, крайне приземленное. Поэтому и поход в храм, поездка к святым местам тоже понимается некоторыми людьми лишь как шаг к получению духовных благ. Дескать, поставил свечу – как-то защитил себя; прикоснулся к мощам – укрепил здоровье. Вот это можно назвать религиозным туризмом. Но цель паломничества иная – это молитва. Настоящий паломник идет за Христом, а не за благами. Общение, живая связь Ним – вот главная цель любого похода или путешествия к святыням – местам особого присутствия Божия. И чтобы молитва была услышана, паломник прилагает усилия, постится, приносит покаяние, претерпевает долгий путь, жару или холод, участвует в долгих монастырских службах. Всё это – маленькая жертва, которую человек пытается принести, чтобы открыть двери своего сердца Богу, чтобы Его стало хоть чуточку больше в жизни человека. Результатом такого паломничества может стать духовное укрепление, а может и вовсе – исцеление (как физическое, так и душевное), духовное преображение паломника. Господь Сам знает, что кому в какой момент следует подать. Но опять же – по вере нашей да будет нам.

Цель паломничества иная – это молитва

У наших соотечественников, слава Богу, широкий выбор мест для паломничества. Хотя бы раз в жизни я бы посоветовал посетить Почаевскую лавру. Несмотря на нестроения и постоянные гонения на православных, там, как и в Дивеево, явно ощущается присутствие Божией Матери. Конечно, живя и служа сейчас в Псковской епархии, не могу не посоветовать съездить помолиться в Псково-Печерский монастырь. Думаю, после «Несвятых святых» его уникальность вряд ли стоит обосновывать. Но самое главное – куда бы мы ни отправились, очень важно не подменить главное второстепенным: поиск Бога поиском временных благ. Иначе так и быть нам «религиозными туристами».

Паломничество – это путь к Богу, особый род богообщения и самопознания

Иерей Роман Гизитдинов, настоятель Подворья Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря:

– Паломничество – это путь к Богу, особый род богообщения и самопознания. Через посещение святых мест с молитвой и трудом, человек очищается духовным огнем. Ведь если паломничество настоящее – это способ духовной борьбы, при котором греху не должно оставаться никаких шансов. Паломничество как способ духовной борьбы можно сравнить с постом. Как пост отличается от диеты, так паломничество отличается от туризма. Если так, то это возрастание в любви, которая для нас, христиан, есть наше всё. Как если человек научится любить ближнего, ущемляя себя бременем поста, так сможет возрасти в любви и через труды паломнического подвига. Кто смиряется, отвечает добром на зло и прощает всех в ходе странствия по святым местам, в ходе несения послушаний, тот уже намного ближе к любви к врагам. А еще паломничество помогает воспринять жизнь как странствие, путь в мире сем в направлении к Царству.

Подготовила Алина Темнова

monastery.ru