Семья – малая церковь, церковь – большая семья

Как подлинный смысл жизни состоит во встрече с Подателем жизни, так и настоящий смысл брака должен возводить людей к его Создателю.

Божественное Откровение говорит, что семья – это не некий изменяющийся продукт социально-экономического развития, а исходная воля Творца. Человек изначально создан как два пола, т.е. две стороны одной природы: «И сотворил Бог человека по образу Своему... мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1, 27). Цель такого замысла – взаимное общение и помощь, возрастание в главной добродетели – в любви: «Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему... Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть» (Быт. 2; 18, 24). Страстотерпица Александра (Романова) так писала в своём дневнике о назначении супружества: «Смысл брака в том, чтобы приносить радость. Подразумевается, что супружеская жизнь – жизнь самая счастливая, полная, чистая, богатая. Это установление Господа о совершенстве... Брак – это соединение двух половинок в единое целое. Две жизни связаны вместе в такой тесный союз, что это больше уже не две жизни, а одна».

Другая важная задача семьи – рождение и воспитание детей, но не только ради биологического продолжения рода, а как творение новых богоспасаемых личностей и заботливых управителей земли: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт 1, 28).

Вследствие грехопадения замысел о браке не смог осуществиться в полной мере

Однако вследствие грехопадения Адама и Евы замысел о браке в ветхозаветные времена не смог осуществиться в полной мере. Его преимущественной целью стало не духовное возрастание супругов, а воспроизводство потомства для преодоления неполноценности и конечности земной жизни, «чтобы род человеческий не был истреблён и уничтожен смертью, но чтобы сохранялся через деторождение» ( Иоанн Дамаскин, свт. Точное изложение православной веры).

С воплощением Сына Божия брак не просто восстанавливается в первоначальном достоинстве, но и возводится на ещё большую высоту. Господь Иисус Христос напоминает о божественном установлении супружества (Мф. 19, 4–6) и Своим первым чудом освящает свадьбу в Кане Галилейской, претворяя воду в вино (ср. Ин. 2, 1–11). Развивая это Божественное Откровение, апостол Павел дерзновенно говорит о браке как образе союза Христа и Церкви, т.е. соединения Бога с человечеством в Едином организме (ср. Еф. 5, 22–33). Христианская семья становится Малой Церковью (ср. 1 Кор. 16, 19; Кол. 4, 15; Фил. 1, 2) и строится через подражание отношениям между Лицами Святой Троицы (ср. Ин. 17, 21; 1 Кор. 11, 3).

По Библии, союз мужа и жены задуман как нерасторжимый. Слова «и будут два одна плоть» (Быт. 2, 24) предполагают полное и нерасходимое единство. Через пророка Моисея заповедуется «Не прелюбодействуй» (Исх. 20, 14), «Не желай жены ближнего твоего» (Исх. 20, 17). Христос также твёрдо указывает на изначальную принципиальную целостность супружества – «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6), если только сам человек не убьёт свой брак грехом измены (ст. 9).

По Библии, союз мужа и жены задуман как нерасторжимый

В какой степени эти духовные установления выполняются сейчас в нашей стране?

С одной стороны, под одной крышей с родными людьми проживает почти 90% населения, для 65% россиян семья уверенно занимает главное место в системе ценностей, причём эта величина растёт. Психологический микроклимат в своих домах положительно оценивают 2/3 жителей. Более 80% участников социологических опросов чувствуют себя по большому счёту счастливыми людьми, и это преимущественно благодаря наличию семьи и детей. Невелика, но понемногу растёт доля пожилых людей, считающих, что им уделяется в обществе достаточно внимания (около 20%). В Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации сказано, что «приоритетами государственной семейной политики на современном этапе являются утверждение традиционных семейных ценностей и семейного образа жизни, возрождение и сохранение духовно-нравственных традиций в семейных отношениях и семейном воспитании, создание условий для обеспечения семейного благополучия, ответственного родительства, повышения авторитета родителей в семье и обществе и поддержания социальной устойчивости каждой семьи». Развиваются меры поддержки семей с детьми, набирают силу общественные движения за сохранение жизни малышей с момента зачатия и за укрепление принципов полноценного отцовства.

Однако наряду с этими положительными фактами на семейном поприще есть и существенные вызовы.

Атмосферу в своей семье неприятной называют 10–15% населения. Более половины (!) всех заключённых брачных союзов распадается. Обыденным стало сожительство без официального оформления отношений. 2/3 россиян пользуются матерной бранью, которая по своей сути направлена на поругание священных понятий отцовства, материнства, супружеского соития, целомудрия. Примерно 25% детей рождаются вне зарегистрированного брака, столько же воспитываются в неполных семьях. Налицо демографическая проблема: уровень рождаемости сейчас ниже смертности. С разрешения и за счёт государства совершается искусственное прерывание жизни нерождённых детей: только по официальной статистике, осуществляется 50 абортов на 100 рождений, за год убивается более 700 тысяч маленьких душ. Порядка 20% супружеских пар страдают бесплодием. Развиваются анонимное донорское и экстракорпоральное оплодотворение, суррогатное материнство и другие морально спорные репродуктивные технологии. Более 700 тысяч детей (т.е. каждый тридцатый) в стране находятся без попечения родителей, большинство из них – «социальные сироты».

Вряд ли стоит говорить о разрушении института семьи, но налицо необходимость его исправления

Эти данные свидетельствуют, что, с одной стороны, семья в России по-прежнему является основой бытия человека. В менталитете народа и в политике государства присутствует определённый идеал семейной жизни, с которым увязываются надежды на мир, радость и хорошее будущее. Вместе с тем реальное положение дел весьма далеко от этого образа, а тенденции развития неоднозначны. Следовательно, в обсуждаемом вопросе присутствует глубокая противоречивость, разорванность общественного сознания. Вряд ли стоит говорить о катастрофическом разрушении института семьи в стране, но налицо необходимость его исправления, приближения действительности к мечте.

В чём же причина такого несоответствия?

На поверхности лежат и озвучиваются множество обстоятельств: несходство характеров, экономические сложности, вредные привычки, половая распущенность, неправильные отношения с родителями, ложно понятая эмансипация, потребительский уклад жизни, разлагающая информационная война, целенаправленное воздействие зарубежных недругов через ювенальные технологии и многие другие. Все они действительно существуют. Но если заглянуть с помощью Слова Божия в глубины души, то становится понятно, что это не первопричины, а поводы, конечные плоды прохладного отношения к смыслу жизни, к вопросу спасения в Вечности. Ведь истинная вера состоит не в страхе земного или загробного наказания, а в стремлении достичь в своей жизни полноты любви по образу неслиянного единства между Лицами Пресвятой Троицы и жертвенного служения Богочеловека Иисуса Христа: «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1 Ин. 4, 16). Для такого совершенствования нам дана возможность живого общения с Господом через молитвенную и литургическую жизнь Православной Церкви. Деятельная вера и формирует питающие брак добродетели: любовь, радость, смирение, терпение, деликатность, заботу, благодарность, целомудрие, трезвость, воздержание (ср. Гал. 5, 22–23).

Все эти черты требуют постоянной самоотдачи, самоотречения, которые человек проявляет, беря свой крест и следуя за Христом в Царство Небесное (ср. Лк. 14, 27; Мф. 10, 38–39). Об этом говорит само слово «семья», происходящее вовсе не от «7 Я», а от понятия «семя», которое «не ищет своего» (1 Кор. 13, 5), но лишь через умирание для себя приносит плод новой жизни (ср. Ин. 12, 24). В прежние времена семья держалась, помимо внутреннего, духовного корня, на внешних подпорках: экономической нужде, государственном принуждении, неравноправии женщин и т.д. Сейчас же, во времена относительного материального достатка и всеобщей либерализации, внешнее не работает, а внутреннее где-то угасло, а где-то не созрело.

Горячее устремление ко спасению приучает собирать сокровища не на земле, а на Небе (Мф. 6, 19–20). При таком развороте повседневные экономические проблемы становятся не препятствием для семьи, а наоборот – призывом к жизни более дружной, рачительной, возвышенной. Господь произнёс: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам» (Мф. 6, 33).

Особо надо сказать о свободе. Сегодня чаще всего она трактуется как вседозволенность, независимость, право действовать по своим прихотям. Однако при отсутствии должной цели такая свобода ведёт к эгоистичным наслаждениям и делает человека, по слову Спасителя, рабом греха (Ин. 8, 34). Евангелие предлагает нам познать истинную духовную свободу, как неподвластность греховным желаниям в движении к Отцу Небесному: «Если пребудете в слове Моём, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8, 31–32). Поясним: человеку, желающему возлюбить Господа Бога своего всем сердцем, всей душой, всем разумом и всеми силами, и ближнего своего как самого себя (Мк. 12, 30–31) просто неинтересно и некогда затуманивать себя алкоголем и прочими дурманами, тратить время в электронных играх и сетях, охотиться за деньгами и земной славой, развлекаться и пустословить, унывать и конфликтовать.

Почему же Церковь, как и большинство зрелых людей, с неприятием относится к сожительству без «штампа в паспорте», не говоря уже о разовых блудных связях или прелюбодеянии? Потому что внешние знаки настоящего брака – юридическая регистрация, празднование, приглашение родственников и друзей, перемена фамилии невесты и др. – должны знаменовать собой твёрдую внутреннюю духовную установку: этот союз – не пробный, не временный, а настоящий, ответственный. Он изначально не предполагает отступления назад или разочарования, а будет идти через все трудности к вечной, неизмеримо высокой, всепобеждающей любви. Такое состояние души именуется целомудрием, т.е. собранностью ума и сердца вокруг Единого Бога и близких отношений «один раз на всю жизнь». Именно такое супружество, безальтернативно настроенное на победу, и получает благословение в таинстве Венчания.

Через очищение от страстей и упражнение в благочестии приходит и правильное понимание полового предназначения и отношений мужчины и женщины: жертвенная забота – с одной стороны («Мужья, любите своих жён, как и Христос возлюбил Церковь и предал себя за неё» (Еф. 5, 25)) и вдохновляющая преданность – с другой («Жёны, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела» (Еф. 5, 22–23)).

Прп. Паисий Афонский так говорил о взаимосвязи веры и нравственности: «Безразличие к Богу приводит к безразличию ко всему остальному, приводит к распаду. Человек не верит в Бога и не считается потом ни с родителями, ни с семьёй, ни с деревней, ни с Родиной». Интересно, что к похожему выводу пришёл уважаемый демограф Дирк ван де Каа: «Главное – это то, что люди хотят от жизни. К какому состоянию они стремятся? В чём им видится сущность человеческого бытия? Живут ли они с целью достичь блаженства в загробной жизни? Или они чётко осознают, что жизнь одна и надо жить здесь и сейчас?» Действительно, ход любого процесса определяется целью, а настоящая цель всегда должна лежать за пределами самого действия. Поэтому, как подлинный смысл жизни лежит за пределами земного пути и состоит во встрече с Подателем жизни, так и настоящий смысл брака должен выходить за рамки самих земных отношений и возводить людей к его Создателю.

Ведь, наряду с благословением и строгими словами о нерушимости супружества, Господь Иисус Христос призывает людей восходить от любви к родным в семье как в Малой Церкви – до любви в Церкви как в большой Семье, Главой которой является Он Сам: «Кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и матерь» (Мк. 3, 35) (ср. также Лк. 14, 26; Мф. 10, 36–37; Мк. 10, 29–30). Созвучно с этим благовестием, социолог Питирим Сорокин, считавший для себя высшим нравственным идеалом Нагорную проповедь, в начале XX в. отмечал: «Расширившийся и вглубь и вширь альтруизм (любовь к ближнему) и теперь уже требует – количественно и качественно – большего простора, чем узкие границы семейного альтруизма».

В Новом Завете семья не уничижается, но и не провозглашается наивысшей ценностью

Таким образом, в Новом Завете семья не уничижается, но и не провозглашается наивысшей ценностью. Она предстаёт как наиболее благоприятная (хотя и не исключительно возможная) школа для духовного совершенствования человека и приобщения его к Небесному блаженству. Именно эта богооткровенная идея должна сегодня стать новой кровью для преображения пресной воды шаткого светского брака в сладкое вино супружества «в Господе» (1 Кор. 7, 39).

И для выполнения этой задачи союзу мужа и жены следует стать неразлучным, поскольку только в данном случае он позволяет отточить такие грани истинной любви, как терпение, кротость, милосердие, служение, воздержание, надежду, веру (ср. 1 Кор. 13, 4–7; Гал. 5, 22–26). Однако теперь этому правилу, в отличие от прошлых веков, предстоит обеспечиваться уже не силой государственного принуждения, не экономической необходимостью, не закабалением женщины, не соображениями «демографического долга» и даже не общественным мнением. Ему подобает строиться на осознанном, свободном, последовательном исполнении воли Вседержителя: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 5–6). И в этом человек обретёт не унизительную зависимость, а напротив – полноту бытия в любви семейной и религиозной.


pravoslavie.ru