Каждый из нас вечен. Беседа с финским профессором богословия Ханну Пёюхёнен

Церковь должна оставаться солью земли, даже когда за это приходится дорого платить.

Финский городок Ламми оживленно обсуждал новость: какие-то «люди в черном» покупают огромный участок земли, где раньше находился больничный комплекс. Администрация потирала от радости руки: сбросить с баланса траты на содержание зданий – это ж сколько сэкономить удастся! Радость градоначальников разделяли не все осторожные жители Ламми: что же за «люди в черном» пришли сюда? Говорят, православные. Хотят устроить общину, да еще по какому-то Афонскому Уставу...

Прошло 6 лет, и первичное оживление переросло в живой интерес и постоянные добрые отношения. Странные «люди в черном» оказались профессором Ханну Пёюхёненом и несколькими его студентами, которые пришли к выводу: теоретические знания о Православии нужно соединять с жизнью по Евангелию. Как показала практика, это мнение профессора и нескольких студентов разделяет все большее количество жителей самого густонаселенного района Суоми. «В принципе, для этого и приехали, и живем здесь, – говорит профессор. – Знакомить людей с Православием, самим жить со Христом – вот ради чего мы здесь. Проповедь Евангелия должна идти, и возможна она только в том случае, если ты сам стараешься жить по нему».

Мы беседуем с Ханну в келлии братского корпуса созданной («Нет – создаваемой!» – поправляет он) монашеской общины. 

Кофейные посиделки, Евангелие и совет отца Ефрема

– Господин Пёюхёнен, как началась эта история? Как появилась православная община в тихом Ламми?

– Долгое время я работал преподавателем богословия в православном училище Ново-Валаамского монастыря. По благословению архиепископа Иоанна (Ринне) с 1997 года я стал преподавать православную теологию в университете Восточной Финляндии в г. Йоенсуу, для чего попросил в училище неоплачиваемый отпуск. В Йоенсуу я жил в общежитии духовной семинарии, в комнате, предназначенной для священнослужителей, рядом с комнатами семинаристов. В моих глазах они были «стадом овец без пастыря». Видя их положение, я предложил им приходить ко мне на кофе после литургии, по желанию. И небольшая группа семинаристов приняла мое приглашение. Их было 4–7 человек. При каждой встрече мы всегда обсуждали какой-либо из вопросов духовной жизни.

В Финляндии православные приходы обычно окормляются лишь одним священником, и в связи с этим обстоятельством вчерашние семинаристы очень быстро оказываются в непростых условиях служения на приходе, в полном одиночестве. Однажды я им сказал: «Когда вы закончите семинарию, не забывайте друг друга и не потеряйте вдохновение к церковному служению». После небольшой паузы один из семинаристов спросил, а не стоит ли нам в таком случае создать общественную организацию. Эта мысль меня заинтересовала, и однажды, прибыв на Святую Гору Афон, в Филофейский монастырь, для встречи с моим финским другом, ныне иеромонахом Иосифом, подвизавшимся в то время на Афоне, я испросил благословения у игумена Ефрема. Отец Ефрем сказал, что надо создавать братство, в наше время один человек частной инициативой ничего не добьется.

Отец Ефрем сказал, что надо создавать братство

Таким образом, мы учредили в 2000-м году вместе с этими студентами-семинаристами и другими моими друзьями Братство Святого Космы Этолийского. Мы начали публиковать труды великих подвижников Святой Горы последних времен и других святых нашего времени, а также трижды в год собираться на выходные дни для совместного участия в богослужениях и духовных бесед. На почве этих встреч родилась мечта о своем месте для встреч. В 2011-м году этот процесс стал набирать обороты. Мы снова спросили совета у отца Ефрема, к тому времени он стал игуменом Свято-Андреевского скита на Афоне. Он поддержал нашу инициативу, и мы учредили в Финляндии Фонд «Всех Святых, на Святой Горе Афон просиявших», для сбора средств, а также по благословению епископов нашей Поместной Церкви стали присматривать подходящее место в Южной Финляндии, где проживает большая часть православного населения страны.

И первое место, в которое мы попали, было именно это, где мы сейчас с вами находимся. Хоть здесь и красиво, и тихо, но тогда я посчитал его приобретение нереальным из-за множества зданий, которые требуется поддерживать в рабочем состоянии. А старец Ефрем настаивал, что именно это место предназначено для нас. И после многих сложных и удивительных событий мы смогли приобрести этот комплекс. Поселились летом 2013 года. С самого начала мы хотели, чтобы на этом месте появились два православных монастыря, живущих по Афонскому Уставу: один для мужчин и другой – для женщин. Поскольку зданий здесь много, всего 22, мы также предполагали, что можно было бы реализовать социально направленную деятельность, сообразную монастырям, например, дом для ухода за престарелыми православными мирянами и частную православную школу. Время покажет, какой из них и когда будет реализован.

Главное – держаться

– Профессор, как вы оцениваете положение христиан в Финляндии? Мне кажется, всё очень хорошо: никаких гонений нет, ничто не мешает жить, ходить в храмы, учить Православие в школе. Я прав?

– Мне кажется, Финляндия – типичная западная страна. Христианские ценности разрушаются с нарастающей скоростью. Ничто в сегодняшнем обществе не утверждает христианский образ жизни. И это отражается на системе образования. Религия входит пока еще в программу обучения, включая Основы православной культуры для православных. Но при этом действительно странным является запрет совершения молитвы на уроках религии! На уроках могут присутствовать иконы, свечи могут зажигаться, но все это должно происходить в целях обучения православной культуре, а не как акт вероисповедания. В школах нашей страны христианские праздники уже не проводятся, формальной причиной этому является проживание в стране иноверцев и стремление к толерантности.

Ничто в сегодняшнем обществе не утверждает христианский образ жизни

В Финляндии пока нет случаев преследования по религиозным убеждениям. Каждый гражданин может свободно посещать церковь и практиковать свою веру без ограничений. В то же самое время общественное давление затрудняет видимое соблюдение традиционных христианских идеалов. Это наиболее явно проявляется, например, в вопросах сексуальной этики. Становится очевидным, что даже лидеры конфессий стали особенно осторожными в своих заявлениях, во избежание обвинений в «расизме». Вопросы «гендерного равноправия» стали более актуальными, чем сохранение церковной традиции. Эта осторожность обусловлена тем, чтов первую очередь молодые члены приходов легко покидают Евангелистско-Лютеранскую церковь, хотя такая же тенденция появляется и в Православной Церкви. Мы оказываемся перед реальным выбором, делать ли ставку на количество или качество в нашей Церкви. С другой стороны, я верю, что, стремясь к сохранению нашей исконной православной традиции, наша Поместная Церковь могла бы привлечь многих новых прихожан из среды бывших лютеран, ожидания которых не были оправданы в условиях давления со стороны современного общества. По моему видению, наша Церковь должна крепче держать оборону, чтобы люди другой веры, ищущие для себя и своих семей новый духовный приют, видели, как мы проходим эти испытания, и видели в нас надежную опору в сохранении христианских ценностей. Наш обет состоит в том, чтобы быть верными Христу. Мы не можем предавать Его, не пострадав за это и не подвергнув других страданиям. Церковь должна оставаться солью земли, даже когда за это приходится дорого платить.

Наш обет состоит в том, чтобы быть верными Христу

Такова ситуация в Финляндии. С другой стороны, на основании Евангелия и всего Нового Завета можно утверждать, что христиане везде будут испытывать притеснения, если будут придерживаться учения Христа. Важно не забывать, что и в тяжелых условиях можно оставаться счастливыми, когда наша совесть не обличает нас в трусости и компромиссах ради комфортной жизни.

Право на осторожную медлительность

– Как к вашей общине относятся люди?

– Мы живем в губернии Хямэ, на территории которой опыт Православия очень незначительный. Несмотря на это, местные жители приняли нас тепло. Многие искренне радовались, что этот комплекс был продан именно нам. К нам приезжают группы из местных приходов, культурных общественных организаций и пенсионеры. Первый опыт знакомства с Православием можно сравнить с морской свежестью, и это запоминается надолго. Несмотря на это, местные жители редко решаются приходить к нам поодиночке, особенно на богослужения. Хочется верить, что со временем ситуация изменится в лучшую сторону, ведь народ Хямэ известен своей медлительностью…

Если говорить о нашей Церкви, многие предпочитают роль наблюдателей: исчезнет ли или окрепнет наша община верующих? Возможно, это происходит не только с нами. У человека есть свобода для собственных сомнений, а также право наблюдать и «вдохновляться медленно». Конечно же, среди наших единоверцев есть и те, для кого монастырская жизнь в современном мире ничего не значит. А также те, кто боится, что Православие Афона может укрепиться в нашей стране и вернуть положение дел назад, к тому моменту, когда наша Поместная Церковь была далека от современных общественных тенденций.

Очень чувствительные уроки смирения

– Убежден: одна из главных трудностей для вашей общины – экономическая. Боюсь даже представить себе траты на отопление, электричество. Как вы справляетесь?

– Затраты на содержание соразмерны большой площади нашего комплекса. Для экономии на отоплении 5 лет назад мы приобрели тепловую электростанцию, работающую на древесной щепе. Этот уникальный современный комплекс, который также должен был обеспечивать нас электричеством. К сожалению, он не оправдал ожидания из-за большого количества неисправностей. Всю прошлую зиму нам пришлось отапливать помещения легким мазутом, который в Финляндии стоит в три раза дороже щепы. Такая же ситуация с отоплением сохранялась и этой зимой. Здания, которые мы не используем, не отапливаются, и в их отопительных трубах не осталось воды. В остальных зданиях поддерживается минимальный уровень температуры, требуемый для сохранения отопительных труб в рабочем состоянии. Температура во многих помещениях не превышает 10 градусов, а в келлиях и рабочих помещениях мы используем электрические обогреватели. По этой причине счета за электричество остаются предельно высокими.

Хотя проблемы отопления связаны с техническими неполадками, мы все осознаем, что истинные причины кроются в духовной сфере и проявляются таким образом в реальности. Что было бы злым силам радостнее, чем уничтожить монастырь до его учреждения! Человек, который не жил в монастыре, не может даже представить, какой может быть духовная война. Здесь мы успели испытать многое, чего ранее не могли себе даже вообразить.

Человек, который не жил в монастыре, не может представить, какой может быть духовная война

Конечно же, Господь попускает эти трудности. Через них Он проверяет, насколько серьезно мы желаем появления обители и что готовы потерпеть ради этой цели. Тем самым Он учит нас смирению. Мы должны признать, что у нас нет достаточных сил и мудрости для достижения этой цели, хотя мы делаем все от нас зависящее, все, что в наших силах. Игумен Свято-Андреевского скита отец Ефрем сказал как-то нам, что в свое время здесь появится большая монашеская община, «большая лавра», имеющая международное значение. Если это обещание сбудется, то мы можем быть спокойны, ведь это произойдет не по нашим заслугам. Также он сказал нам, что если лукавый направляет большие усилия для разрушения одного монастыря, то что можно сказать, когда речь идет о двух создаваемых обителях? Когда мы еще только находились на ранней стадии подготовки, один из Афонских старцев, почитаемый как святой, посмотрел мне в глаза и очень серьезным голосом сказал: «Готовься к серьезным испытаниям». Вот с ними мы сейчас здесь и живем уже почти 6 лет, в духе Книги Иова.

Много раз мы были на краю пропасти и получали спасение в самый последний момент

Но если честно, то неправильно говорить лишь о трудностях. Мы испытываем в изобилии Благодать Божию и Его помощь. Много раз мы были на краю пропасти и получали спасение в самый последний момент. Большое чудо, что мы вообще просуществовали все это время, когда нам давали срок существования не больше года. Сила молитвы и помощь простых людей была проводником Божией Благодати, без которой не прожить и дня.

Святая естественность и естественная святость как пример

– Почему вы строите жизнь обители по Уставу Святой Горы?

– Святые отцы-святогорцы произвели на нас неизгладимое впечатление. Они отказались от всего и стремились к спасению в послушании своим духовникам и непрестанной молитве. Помимо этого, они источают свет, они естественны, непосредственны, с ними легко, и часто даже весело, радостно находиться рядом.

Силу традиции Святой Горы Афон подтверждает именно факт жизни таких людей. Я искренне верю, что монашество Святой Горы может дать многие духовные дары нашим современникам. Жизнь становится поверхностной, и не все готовы с этим согласиться. Для многих людей важны смысл, глубина и естественность. И это может дать основанная Христом Православная Церковь, прежде всего, в монашеских обителях, где практикуется глубокая духовная жизнь. Очень надеемся, что посещение нашего места даст путешественникам хоть и отдаленный, неполный, но – опыт жизни в духе святогорцев, душевный мир, надежду и радость от общения с Богом в богослужениях и совместной молитве. И стремимся встретить каждого, как неповторимую личность, хранящую внутри себя частицу Вечности. Ведь каждый из нас вечен. И дай Бог, чтобы наша вечность была с Христом.

(Продолжение следует.)

 

С Ханну Пёюхёнен беседовал Степан Игнашев

pravoslavie.ru