Убийство по рекомендации

Тысячелетиями никаких «показаний для аборта» не существовало. Люди просто не думали в эту сторону.

Мы живем в эпоху информационного мусора, который нам старательно выдают за важные новости. На современного человека ежедневно обрушиваются водопады абсолютно не нужной информации. А действительно значимые события часто ускользают от нашего внимания.

Одно из таких недавних событий: в нашей стране впервые проведена успешная операция на головном мозге еще не рожденного ребенка. Первая в российской медицинской практике и вторая в мире. После успешных родов мать с ребенком живы и выписаны домой.

Мы полагаем, не будет преувеличением назвать это началом новой эпохи в медицине. Известный врач Федор Углов (внесенный в «Книгу рекордов Гиннеса» как самый старый практикующий хирург: он проводил операции в возрасте 100 лет) в своей книге «Сердце хирурга» писал о том, что еще в середине XX века в профессиональных кругах на врачей, осмеливавшихся заговорить об операциях на сердце, смотрели как на не вполне нормальных. Крутили пальцем у виска. Ухмылялись вопиющему невежеству: «Операция на открытом сердце? Вы серьезно? Оно же бьется! Или вы убьете пациента, прооперируете, а потом снова оживите? Ну-ну, коллега, а мы ведь вас неплохим врачом считали…» Проходит мизерное по историческим меркам время, и в наши дни только в Московской области за год делают по 7500 операций на сердце. Это спасенные люди, у которых еще полвека назад шансов выжить практически не было.

Но вернемся к нашей теме – успешной операции имевшего целый ряд патологий нерожденного ребенка. Так вот, согласно действующему приказу Минздрава (№ 736 от 03.12.2007 «Об утверждении перечня медицинских показаний для искусственного прерывания беременности»), этот ребенок должен был умереть. Собрался бы консилиум врачей, показаний хватало с избытком – и на любом сроке беременности сделали бы аборт, как делают его в подобных случаях многим.

Статистики, каков процент достоверных показаний к аборту, нет. А жизнь показывает: ошибочных диагнозов не счесть

Важно понимать следующее: тысячелетиями никаких «показаний для аборта» не существовало. Люди просто не думали в эту сторону. Вероятные (но совсем не обязательные) проблемы не решались путем убийства ребенка, тем более еще не успевшего родиться. В наше время «показания» появились (видимо, неудобно стало детей убивать совсем уж просто так). Характерно, что официальная статистика по этой теме – процент достоверности и процент ошибок в медицинских показаниях к аборту – отсутствует полностью. А вопрос ведь важнейший, речь идет о жизни и смерти. Никакого патологоанатомического исследования человеческих останков после аборта не проводится, никакие диагнозы не подтверждаются и не опровергаются. Решил некий консилиум: «Как бы чего не вышло. Давайте лучше абортируем», – разорвали живого ребенка в материнской утробе на части и выбросили на свалку. В мешке «Медицинские отходы». Если содержимое этих мешков потом растаскивается собаками – общественность негодует, гневно комментируя подобные новости. Так и живем.

Потому судить о степени достоверности этих прогнозов можно лишь косвенно. Например, отец Димитрий Смирнов говорит, что уже 40 лет постоянно успокаивает ревущих от страха молодых мам, которым врачи настоятельно рекомендуют аборт. Чаще всего получается успокоить, и дети благополучно рождаются. Прогноз врачей не оправдался ни разу. Вообще. Повторим: за 40 лет.

Из личного опыта: следуя прогнозам разглядевшего «показания» участкового гинеколога (у которой наблюдалась жена), мой старший сын тоже не должен был родиться. Вечерние телефонные звонки с описанием вероятных ужасов и криками: «Я снимаю с себя всякую ответственность!», слезы супруги – чего только не было. Уже потом, в родильном отделении, врачебный осмотр среди сотни новорожденных выявит единственного абсолютно здорового ребенка. Как раз нашего, «приговоренного» рекомендацией. Наверное, снятую с себя врачом ответственность взял на себя Бог… Сейчас сын уже пятиклассник и знать не знает о той опасности, которой избежал еще до рождения.

Однако вернемся назад, вчитаемся внимательней в текст выше упомянутого приказа Минздрава № 736 от 03.12.2007 – и с удивлением обнаружим, что приказ носит рекомендательный характер. Минздрав рекомендует «руководителям медицинских организаций использовать настоящий приказ при решении вопроса об искусственном прерывании беременности». Руководители рекомендуют врачам, врачи рекомендуют беременным. Беременные часто следуют рекомендациям.

Искусственное прерывание жизни является убийством. Но выражение «умышленное убийство живого ребенка» звучит не совсем хорошо. Режет слух. Термин «аборт» тоже носит негативный характер. А вот «искусственное прерывание» в самый раз. Используя эту привычную, но по сути абсолютно сумасшедшую логику, получится, что выбить человеку зубы – это «искусственное прерывание роста зубов». Выколоть глаза – «искусственное ограничение зрения». Отрубить руку – «искусственное прерывание функционирования конечности». Как-то так. Только аборт ведь пострашней будет, потому как не части тела уничтожаются, а весь человек.

В книге американского ученого Роберта Чалдини «Психология влияния» описан интересный эксперимент. Ставилась целью проверка утверждения о склонности большинства людей безоговорочно доверять представителям некоторых профессий (в частности – врачам). Результаты поражают.

Условия эксперимента: реанимационная палата американской больницы, все пациенты в тяжелом состоянии, без сознания. Из персонала в ночное время только дежурная медсестра. Не врач, но всё же человек, имеющий медицинское образование и богатый практический опыт. Раздается звонок: «Доброй ночи! Вы меня не знаете, но это доктор Джонс. Немедленно наберите в шприц препарат… в дозировке… и сделайте укол больному Джексону. У меня всё». Дозировка определенного сильнодействующего препарата называлась на 100% смертельная, о чем любой медицинский работник не мог не знать. То есть примерно то же, что сказать: «Сделайте больному укол цианистого калия». И тем не менее, положив трубку, после устного указания представившегося врачом незнакомца 8 из 10 медсестер это указание… выполнили. Набрали шприц и были остановлены возле кровати больного за пару секунд до смертельной инъекции. Вот какова сила рекомендации врача. Да и каждый из нас не испытывал ли нечто подобное, покупая жевательную резинку после того, как в рекламном ролике абсолютно незнакомый нам человек в белом халате утверждал, что она защищает от кариеса?

Но, оказывается, нашлись в Тюмени и Екатеринбурге врачи, которые по сути нарушили приказ, при наличии показаний (читай – приговора) пошли на риск и спасли человеческую жизнь. Хочется верить, что уже в самом ближайшем будущем именно этот подход станет нормой, а подобные операции – массовыми и привычными. Когда между жизнью и «показаниями к смерти» и врачи, и родители будут выбирать жизнь.

 

Сергей Рязанцев

pravoslavie.ru