Епископ Арсений: Мы, как и апостолы, должны стать проводниками любви Божией в этом мире

13 декабря 2017 года, в день престольного праздника, епископ Арсений в сослужении духовенства совершил Божественную литургию в храме святого апостола Андрея Первозванного в селе Грузино Чудовского района.

После Литургии был совершён молебен с молитвой святому апостолу Андрею. По окончании богослужения владыка Арсений обратился к прихожанам с архипастырским словом. Он отметил, что память апостола Андрея особо близка православному русскому народу, потому что, согласно древнему преданию, которое восходит ещё к историку IV века Евсевию Кесарийскому, приняв жребий апостольского служения, апостол Андрей проповедовал в Скифии. Скифия - это та территория, которую спустя несколько столетий, продолжая дело апостола Андрея, просвещает святым Крещением равноапостольный князь Владимир.

В Евангелие апостол Андрей упомянут не единожды, и сегодня мы слышали евангельское повествование о его призвании. Когда Христос явился на Иордане, его увидели два ученика -Андрей и Иоанн - и услышав от Иоанна Крестителя указание: «Вот Агнец Божий» (Ин. 1:36), - они оставили всё и последовали за Иисусом. То есть, согласно этому отрывку, Андрей и Иоанн, по всей видимости, были сначала учениками Иоанна Предтечи, но увидев Христа на Иордане и услышав слова Крестителя, последовали за Господом. Другой же евангельский отрывок даёт нам иное описание призвания Андрея. Он вместе с братом Петром, а также Иоанн и его братом Иаковом занимались рыбной ловлей, так как были рыбаками, и увидели идущего Христа, Который сказал им: «Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (Мф. 4:19). Будущие апостолы оставили своё ремесло, лодки, а Иоанн и Иаков – ещё и своего отца, и пошли за Христом.

Толкователи Священного Писания отмечают, что это не описание одного и того же призвания, а два отдельных эпизода. Мы знаем из Четвероевангелия, что Христос после явления на Иордане удалялся в пустыню на сорок дней. Получается, что Он скрывался от людей, в том числе и апостолов, которые, вполне вероятно, в это время вернулись к своим мирским обязанностям. Возможно, как подчеркнул владыка, они только надеялись, что когда-нибудь снова увидят Господа, и вот, когда Христос вернулся из пустыни, перед тем, как начать Свое общественное служение, Он снова нашёл Своих первых учеников, среди которых был и Андрей. И судя по тому, как Иоанн Богослов в своём Евангелии описывает первоначальное знакомство Христа с Андреем, Андрей стал первым призванным, поэтому и был назван Первозванным, в отличии от своего брата Петра, который назывался Первоверховным апостолом.

Об апостоле Андрее евангелист Иоанн вспоминает ещё несколько раз, может быть, в силу того, что они были особенно близки будучи учениками Крестителя. В первый раз, когда Христос перед тем, как совершить чудо умножения хлебов, спрашивает о том, сколько осталось хлебов, и именно Андрей говорит, что у одного мальчика пять хлебов и две рыбы. А в другой раз апостол Андрей упоминается Иоанном Богословом как один из ближайших учеников Господа, который позвал Христа, когда к Нему пришли некоторые эллины, т. е. греки, язычники. Тогда, по слову владыки, происходит первая встреча Господа с представителями того мира, который надлежало посветить Христовым учением Его ученикам: и апостолу Андрею, и Иоанну Богослову, и апостолу Петру, и позже всех призванному апостолу Павлу. Впоследствии ученики Господа просветили не только эллинский мир, но и всю вселенную.

В этом отношении, в плане описания трудностей, высоты и святости апостольского служения и их трудов на ниве просвещения, той доли, которая выпала всем ученикам Христовым, и Андрею в частности, очень показательным является сегодняшнее апостольское чтение на Литургии. Хотя апостол Павел в нём говорит именно о себе, обращаясь к христианам Коринфа, он повествует во множественном числе, как бы от лица всех учеников Христа: «Ибо я думаю, что нам, последним посланникам (авт. - «апостолы» так и переводятся «посланники», так как были посланы Христом возвещать Евангелие всему миру), Бог судил быть как бы приговоренными к смерти, потому что мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков» (1 Кор. 4:9).

По слову владыки, фраза «приговоренными к смерти» - это очень сильный образ, потому что Павел здесь использует образ из практики римских триумфаторов: когда царь или император победоносно возвращался в Рим после военной компании, ему устраивали торжественный парад, встречу, во время которой шли войска и несли трофеи. В конце же этого парада шагали пленники, приговорённые к смерти. Их препровождали в цирк, где они умирали с мечами в руках, сражаясь как гладиаторы или будучи растерзанными дикими зверями. Именно с такими приговорёнными к смерти апостол сравнивает служение всех апостолов, учитывая те трудности и притеснения от язычников и иудеев, а также от некоторых лжебратьев - тех из коринфян, которые, как мы видим из контекста его послания, не очень высоко ставили авторитет апостола Павла.

«Мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе, мы немощны, а вы крепки, вы в славе, а мы в бесчестии» (1 Кор. 4:10), - говорит он, обращаясь к тем, кто очень высоко мудрствовал о себе, - «даже доныне терпим голод и жажду, и наготу и побои, и скитаемся, и трудимся, работая своими руками. Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне» (1 Кор. 4:11-13). Как отметил владыка Арсений, говоря о побоях, апостол Павел употребляет именно то слово, которое использовалось для побоев рабов, тем самым подчёркивая, что апостолы как верные рабы Христа готовы за Него претерпеть все: и побои, и преследования, и злословия, и даже саму смерть.

«Злословят нас, мы благословляем», - даже для нашего христианского слуха эта заповедь кажется тяжкой. Как в ответ на проклятие благословлять? Как любить своих врагов? Как за них молиться? А уж тем более для языческого слуха это казалось превышающим всякую меру. Даже та добродетель великодушия, которая культивировалась философами, подразумевала не прощение, а наоборот - нетерпение к оскорблениям. Но апостол Павел здесь противопоставляет христианское благословение злословию: «Хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне» (1 Кор. 4:13).

Этот сор для мира, прах всеми попираемый доныне, тем не менее, сделал то, что казалось невозможным, потому что уже при жизни апостолов, в конце I века во всех городах Римской империи и кое-где за её пределами существовали христианские общины, слово Божие звучало от столицы Израиля до столицы всего мира - Рима. Появилась Церковь, которая называется на языке святых отцов Кафолической, т. е. Вселенской Церковью. Плоды христианского делания: любовь, милосердие, вера, кротость, воздержание - стали являться в жизни многих и многих христиан, бывших язычников, обратившихся к вере во Христа и изменивших свою жизнь. 

Владыка подчеркнул, что Церковь также называется Апостольской, и мы исповедуем Единую, Святую Соборную и Апостольскую Церковь, а это значит, что она, во-первых, основана апостолами, и слово о Христе пронесено ими до края Земли, а, во-вторых, Церковь содержит учение апостольское, предание апостольское таким, каким его проповедовали они сами. Неповрежденость учения, этого благовестия о Христе, пребывает и ныне в Церкви. Наконец, мы называем Церковь Апостольской, потому что в ней существует благодать апостольства, благодать Святого Духа, которую приняли апостолы в день Пятидесятницы, которая и поныне передается нам всем в Таинствах Церкви. Поэтому все мы - члены Апостольской Церкви, приемники апостолов в вере и благодати Святого Духа. 

По слову владыки, нам очень важно помнить, исповедуя свою веру в Апостольскую Церковь, что, хотя мы с вами все православные христиане и не составляем какой-то особый круг служителей - апостолов, как они назывались в I веке, но мы все - ученики Христовы. Все притчи, заповеди, беседы, которые обращены были Христом в Евангелие к апостолам и людям, обращены и к нам. На языке Священного Писания каждый из нас: я и вы, в каком-то смысле апостолы, потому что мы - ученики и ученицы Господа Иисуса Христа, и это апостольство, это посланничество накладывает на нас особые, почётные обязанности. Мы должны не только сами жить жизнью доброй, богоугодной и праведной, но и нести свет о Христе другим людям.

Если у кого-то получается рассказывать так, что это благовестие доходит до людей, то хорошо, кто-то может молиться за людей, за своих близких и за врагов, это тоже будет апостольским служением, ну и, наконец, то, что в силах каждого из нас - это проповедовать о Христе своими добрыми делами. Это то, без чего не может быть подлинной христианской жизни. Наше отношение к людям, к каждому, кто окружает нас сегодня, свидетельствует о глубине нашей веры, свидетельствует о том, насколько мы сами искренне верим во всё это, случайно или не случайно мы надели на себя крест и возвещаем всем, что мы православные христиане, а значит - последователи Христовы, последователи Бога, Который есть любовь. Эта любовь Божия спасает мир, и каждый из нас должен быть, хотя бы в малой мере проводником этой любви.