Епископ Арсений: Есть ли у нас такая вера, как вера римского сотника?

2 июля 2017 года в Неделю 4-ю по Пятидесятнице епископ Юрьевский Арсений совершил Божественную литургию в Спасском соборе Свято-Юрьева монастыря. Накануне вечером в этом же храме обители владыка совершил всенощное бдение. 

На Божественной литургии после чтения Евангелия владыка обратился к пастве со словами проповеди. Он отметил, что Евангелие этой Недели повествует об исцелении слуги сотника. Когда во время Своей земной жизни Спаситель проповедует в Капернауме, то к Нему приходит сотник, т. е. центурион, офицер римской армии, так как с I в до Р.Х. Иудея входила в состав Римской империи, как одна из провинций. Отношение же к римлянам было, как к врагам, оккупантам. И вот представитель этой империи, при чем военный, вдруг предстает перед Христом и обращается с такой удивительной просьбой. Уже удивителен сам факт того, что он пришел ко Христу в то время, когда Спаситель поучает Своих учеников и иудеев, которые приходили во множестве слушать Его, тех людей, которые объяты религиозным энтузиазмом, тех, кто жил вековым чаянием пришествия Мессии, т. е. Христа Спасителя. И вот они слушают Его, кто-то верит в Него, кто-то еще нет, но удивительно, что именно в этом обстоятельстве человек, который казался менее всего подготовлен, как представитель языческого народа, к пришествию Христа, приходит ко Нему с такой смиренной просьбой, в которой, однако, сквозит глубокая вера, об исцелении, как сказано в славянском тексте, «отрока». Отрок - это библейское слово и в патриархальном обществе, например, в котором жил праотец Авраам, отроками называли как сыновей, так и служителей главы семьи, семейства. Есть замечательный памятник древнехристианской письменности I-II века Дидахи или Учение двенадцати апостолов и там содержатся древнейшие евхаристические молитвы известные в Церкви, и там отроком Божиим назван Сам Христос, «через отрока Твоего Иисуса Христа», т. е. можно переводить как через ходатайство Сына Твоего, так и как служителя. Здесь понятно, что речь идет о служителе, слуге сотника, это неродной ему человек, и это тоже удивительно, что языческий воин просит даже не за себя, не за своего ребенка, а о своем слуге. По слову владыки, именно на эту чуткость и доброту, которую хотя и можно было встретить в том древнем языческом мире, но она была, скорее, исключением, и откликается Христос. Он был готов идти, чтобы помочь слуге, однако, сотник снова удивляет и Христа, и всех, кто был свидетелем этого диалога, потому что говорит: «Скажи только слово, и выздоровеет слуга мой» (Мф. 8:8), и сам представляет это на своём примере: «Ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает» (Мф. 8:9). В этих словах сотник продемонстрировал такую силу веры, с которой Христос не часто встречался среди иудеев и даже среди апостолов, потому что Он говорит: «Истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры» (Мф. 8:10). Вот язычник, который не жил ожиданием Мессии, как иудеи, который может быть и не верил ещё в Него, как в Спасителя, но зарождавшаяся в его душе вера была такой сильной, что он, скорее сердцем, чем умом, почувствовал Кто перед ним находится, и что достаточно только слова Спасителя, чтобы стало так. Так, как описывается творение мира в начале книги Бытия, сказал Бог да будет свет, и стало так, да будет это, да будет так, и стало. И вот эта вера, может быть еще не осознаваемая, что перед ним находиться Творец, Создатель мира, слову Которого подвластно все, и двигает этим порывом сотника, и Христос ставит эту веру в пример: «Истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры. Говорю же вам, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 8:10-12). Как отметил владыка, сыны царства, которых здесь обличает Христос – это иудеи, которые не поверили в Него, как Спасителя, но и мы тоже православные христиане, в определённом смысле, считаем себя сынами и дочерями Царства, своими для Бога, выделяем себя среди прочего мира неверующих или верующих, но не так, как мы. Мы думаем, что мы в особом отношении с Богом, но не звучат ли тогда эти слова Христа особым грозным предупреждением для нас с вами, потому что слово Божие имеет универсальное значение, и то что мы слышим в Церкви, это не повествование о том, что было когда-то давно, а это повествование о нас с вами, и о нашем отношении к Богу?

Какой урок мы можем сегодня извлечь? Владыка призвал задуматься над тем есть ли у нас такая вера, как вера римского сотника, который все свое упование может возложить на Христа без сомнения, без оглядки? Или мы находимся еще среди тех, кто сомневается и не верит или кто требует только для себя от Спасителя, требует чего-то для себя настойчиво, а когда не получает, то ропщет на Бога и становиться равнодушен, стараясь уже сам своими руками созидать в своей жизни царство века сего, материального благополучия. Так вот, есть ли в нас такая же вера, как в римском сотнике, стремимся ли мы так верить и так надеяться на Бога, как он или же мы находим смиренные и благочестивые отговорки, к примеру, стесняемся подходить к Причастию, и вообще даже не пускаем Бога в свою жизнь, не даём Ему возможности действовать в нас, чтобы наша жизнь изменилась, и мы бы возрастали в святости, добродетели и любви. Получается, что очень часто мы боимся, на словах приближаемся к Богу, призываем Его, а сердце, наша жизнь, вера и упование не принадлежат Ему, а чему-то другому. И вот здесь как раз евангельский римский сотник должен быть для нас образцом надежды, веры и преданности всей жизни Христу Богу, - закончил владыка своё слово.