230 лет со дня преставления святителя Тихона, еп. Воронежского, Задонского чудотворца

26 августа 2013 года, в день 230-летия со дня преставления святителя Тихона, еп. Воронежского, Задонского чудотворца, Митрополит Новгородский и Старорусский Лев совершил Божественную Литургию в приделе в честь свт. Тихона Задонского университетского храма Сретения Господня Антониева монастыря.

Его Высокопреосвященству сослужили: благочинный Новгородского округа протоиерей Игорь Беловенцев, и.о. наместника Свято-Юрьева монастыря иеромонах Арсений (Перевалов), насельники Свято-Юрьева монастыря иеромонах Григорий (Побожин) и иеромонах Герман (Димухаметов), настоятель церкви св. вмч. Феодора Стратилата Великого Новгорода священник Сергий Золотарев, клирик церкви св. ап. Филиппа Великого Новгорода священник Павел Демочкин, клирик Софийского кафедрального собора священник Дионисий Букин, клирик Покровского собора Великого Новгорода священник Евгений Зайцев, клирик Софийского кафедрального собора священник Михаил Терещук.

Богослужение сопровождалось пением сводного хора Новгородского Духовного училища и университетского храма под управлением регента диакона Андрея Каурова.

За Литургией молился ректор Новгородского Государственного Университета им. Ярослава Мудрого Виктор Вебер.

На заупокойной ектении возглашались прошения об упокоении родителей святителя Тихона, приснопоминаемых Саввы и Домники, а также всех почивших трудившихся, преподававших и подвизавшихся в Антониевом монастыре.

Перед Святым Причастием священник Евгений Зайцев произнес проповедь о необходимости для каждого христианина быть «светильником веры» среди окружающего мира, подобным Господу Иисусу Христу, его апостолам и святым.

По окончании Литургии был совершен молебен перед иконой святителя Тихона Задонского.

В завершение богослужения Митрополит Лев поздравил всех молящихся с праздником и обратился с проповедью о жизненном пути, монашеском подвиге и просветительских трудах святителя Тихона.


Из творения свт. Тихона Задонского «Об истинном христианстве»

«Сердце это – начало и корень всех деяний наших. Ибо, что ни делаем, мысленно или делом, – сердцем делаем, или добро, или зло. Сердцем веруем или не веруем; сердцем любим или ненавидим; сердцем смиряемся или гордимся; сердцем терпим или ропщем; сердцем прощаем или злимся; сердцем примиряемся или враждуем; сердцем обращаемся к Богу или отвращаемся; сердцем приближаемся, приходим к Богу или отходим и удаляемся; сердцем благословляем или клянем. На сердце радость или печаль, надежда или отчаяние, покаяние или нераскаянная жизнь, страх или дерзновение. В сердце простота или лукавство. Сердце воздыхает, молится, уповает или напротив делает, и прочее. Следовательно, чего на сердце нет, того и на самом деле нет. Вера не есть вера, любовь не есть любовь, когда на сердце не имеется, а есть лицемерие. Смирение не есть смирение, а притворство, если не в сердце; дружба не дружба, а хуже вражды, если внешне только проявляется, а в сердце не имеет места. Поэтому Бог требует от нас сердца нашего: «Сын мой, отдай сердце твое Мне» (Притч 23:26). (Кн. 1, ч.1, ст.2, гл. 1, § 33)

«Каждый человек друг для друга есть ближний: я тебе, а ты мне ближний. Когда я помощи от тебя требую, то ты мне ближним должен быть; а когда ты помощи от меня требуешь, то я тебе ближним должен быть. Так богатый убогому, разумный невежде, молодой и здоровый старому, здоровый немощному, сильный беззащитному, свободный заключенному в темнице, имеющий дом страннику ближним должен быть. Так попавшему к разбойникам и от них уязвленному ближним был милосердный, в Евангелии упоминаемый, самарянин, который «сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино», и прочее (Лк 10:30–37). Следовательно: 1) Не родство, а нужда и бедность, не близость крови и плоти, а союз любви и милосердия делает нас ближними. И так мы с помощью нашей близкими должны быть там, где бедность какая-нибудь есть, – будет ли требующий помощи сродником нашим по плоти или несродником, знакомым или незнакомым, любящим нас или не любящим, единоплеменником или иноплеменником. Так, когда сатана, как разбойник, обнажил нас и смертоносными ранами беззаконий уязвил, Христос, Сын Божий, видя нашу бедность, сделался ближним нашим; сойдя с небес, приступил к нам; Вышний, Великий, всякой чести больший к нам, низким, подлым, бесчестным, отверженным, склонился, несмотря на то, что мы иноплеменниками, самовольно отлучившимися от Него, врагами Его были. Наша бедность и окаянство были причиной того, что Он, Высокий, смирился, Бог Человеком стал, Господь образ раба принял, Дух Плотью был, Невидимый – видимым, Неосязаемый – осязаемым, Сильный – немощным, Господь славы принял бесчестие, поругание, Судья живых и мертвых был осужден, Праведный к беззаконным был причислен, Бессмертный умер. Так ближним нашим сделавшись, обвязал струпы наши, возливая масло и вино, и таким образом исцелил нас и, отходя на небо, передал нас гостинникам – апостолам и преемникам их, пастырям, дабы были с нами. Так научил Преблагой Господь наш нас, рабов Своих, подобным нам быть ближними. 2) Имени этого – ближний – отрекаются те, которые, видя бедность человека, холодно, или даже бесстыдно говорят: «Какая мне до него нужда?» И так мимо идут, никакой не оказывая ему помощи, как поступили упоминаемые священник и левит, которые, не подав руки помощи попавшему к разбойникам и уязвленному, мимо прошли. 3) Не только имени этого – ближний – отрекаются, но и уподобляются разбойникам те, которые не только не помогают бедным, но и бесчеловечно их последнего лишают, и так к слезам слезы, к бедности бедствие прибавляют. Таковы все грабители, насильники, взяточники, судьи, похитители, господа, крестьян своих излишне обременяющие, удерживающие плату наемника, с пожара похищающие и прочие им подобные». (Кн. 1, ч. 2, ст. 3, гл. 10, § 249)